The 11 references with contexts in paper D. Bobrov S., Д. Бобров С. (2018) “О РОЛИ БИЙСКОЙ КРЕПОСТИ В РОССИЙСКОМ КОЛОНИЗАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ НА АЛТАЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII В. (К 300-ЛЕТИЮ ВОЗВЕДЕНИЯ ВТОРОГО БИКАТУНСКОГО ОСТРОГА) // ABOUT THE ROLE OF THE BIYSK FORTRESS IN THE RUSSIAN COLONIZATION PROCESS IN THE ALTAI IN THE FIRST HALF OF THE XVIII CENTURY (TO THE 300TH ANNIVERSARY OF THE ERECTION OF THE SECOND BIYSK STOCKADED TOWN” / spz:neicon:vestnik-k:y:2018:i:4:p:13-23

6
Огурцов А. Ю. На Кузнецкой линии // Кузнецкая старина. 2007. Вып. 9. С. 40–67.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=24389
    Prefix
    из Кузнецка была направлена рота только что образованного полка под командованием поручика Петра Фадеева [7, с. 60–61; 8, с. 93; 38, с. 77], которому предписывалось всеми силами не допустить разорения юго-западных окраин Кузнецкого уезда, для чего определялось драгун и казаков «никуда не роспускать и иметь в крепости [Бийской] денно и нощно отъезжие караулы, как воинский артикул повелевает»
    Exact
    [6, с. 48]
    Suffix
    . В подчинении у П. Фадеева находились 100 человек из регулярных воинских подразделений (30 из которых он сразу должен был отправить в Белоярск) и 50 кузнецких казаков под командованием пятидесятника Тимофея Бессонова [6, с. 48].

  2. In-text reference with the coordinate start=24626
    Prefix
    Фадеева находились 100 человек из регулярных воинских подразделений (30 из которых он сразу должен был отправить в Белоярск) и 50 кузнецких казаков под командованием пятидесятника Тимофея Бессонова
    Exact
    [6, с. 48]
    Suffix
    . Таким образом, Бийская крепость еще в конце 30-х гг. XVIII в. стала одной из ведущих площадок на юге Западной Сибири, где апробировалось сочетание способов насыщения крепостного гарнизона: иррегулярными и регулярными воинскими частями.

7
Исупов С. Ю. Крепость Бийская есть главная... Барнаул: Азбука, 2009. 302 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=9164
    Prefix
    Уездный центр декларировал и стремился реализовывать на практике полугодичную сменяемость служилых людей, направлявшихся в Бийск в первое время после учреждения здесь «обереговой службы». В свою очередь, по сведениям С. Ю. Исупова, первый бийский приказчик Андрей Попов передал управление острогом А. Муратову в мае 1710 г., т. е. по прошествии 11 месяцев замещения должности
    Exact
    [7, с. 36]
    Suffix
    . По нашим данным в период с мая 1720 г. по октябрь 1721 г. в Бикатунской крепости в силу различных обстоятельств поочередно уступили место друг другу сразу три приказчика: Федор Сорокин, Иван Буткеев и Иван Везигин1.

  2. In-text reference with the coordinate start=12438
    Prefix
    Она основана на фразе из донесения кузнецкого воеводы Михаила Овцына в Москву о сооружении укрепления в верховьях Оби в 1709 г.: «а в оном новопостроенном остроге оставлен кузнецкий сын боярский Андрей Попов, а с ним служилых людей сто человек»
    Exact
    [7, с. 35]
    Suffix
    . С. Ю. Исупов добавляет к этому, что в первые годы после восстановления укрепления (конец 10-х – середина 20-х гг. XVIII в.) численность его гарнизона не превышала 50–60 человек [7, с. 52; 8, с. 92].

13
Пузанов В. Д. Военные факторы русской колонизации Западной Сибири (конец XVI – начало XVIII в.): автореф. дис. ... д-ра. ист. наук. М., 2010. 49 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4545
    Prefix
    XX в. вектор исследований несколько сместился в сторону анализа военно-колонизационной политики Российского государства. Ее основные тенденции в отношении западносибирских пространств раскрыты в работах В. Д. Пузанова
    Exact
    [13; 14]
    Suffix
    . В свою очередь, Бийскую крепость А. Ю. Огурцов и С. Р. Муратова рассматривают как часть сибирских укрепленных линий [6, с. 40–67; 10, с. 31–34; 15]. Значимость Бийска как стратегического (опорного) пункта российских властей на Алтае в период первой половины – середины XVIII в. раскрыта историком-краеведом С.

14
Пузанов В. Д. Военная политика Русского государства в Западной Сибири (конец XVI – начало XVIII в.). Сургут: Таймер, 2011. 233 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4545
    Prefix
    XX в. вектор исследований несколько сместился в сторону анализа военно-колонизационной политики Российского государства. Ее основные тенденции в отношении западносибирских пространств раскрыты в работах В. Д. Пузанова
    Exact
    [13; 14]
    Suffix
    . В свою очередь, Бийскую крепость А. Ю. Огурцов и С. Р. Муратова рассматривают как часть сибирских укрепленных линий [6, с. 40–67; 10, с. 31–34; 15]. Значимость Бийска как стратегического (опорного) пункта российских властей на Алтае в период первой половины – середины XVIII в. раскрыта историком-краеведом С.

17
Исупов С. Ю. Приказчики и коменданты Бийской крепости // Бийские градоначальники: исторические очерки. Бийск: Типография БПГУ, 2002. С. 11–21.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=9916
    Prefix
    наказная память – особый вариант партикулярной персональной должностной инструкции, имевшей силу и характер распорядительного подзаконного нормативно-правового акта и адресованной лицу, вступавшему в соответствующую должность. В историко-краеведческой литературе утвердилась точка зрения, согласно которой основными функциями первых бийских управленцев являлись исполнительная и судебная
    Exact
    [17, с. 12]
    Suffix
    . Конкретизируя этот тезис, хотелось бы подчеркнуть, что первая из них в реальности сводилась к оборонно-снабженческим, административно-хозяйственным и промульгационным аспектам. Между тем даже по мелким искам до 5 руб. источники не позволяют отследить реализацию де-юре предусмотренных наказной памятью2 судебно-процессуальных компетенций приказчиков.

  2. In-text reference with the coordinate start=26500
    Prefix
    Исупов рисует эволюционную по своему характеру картину, когда «на смену казачьим приказчикам приходят новые, "регулярные" гарнизонные командиры, управлявшие крепостью с помощью "канцелярии полковых дел"»
    Exact
    [17, с. 15]
    Suffix
    . Но это утверждение справедливо лишь для второй половины 40-х гг. XVIII в., когда начинается сле17 РГАДА. Ф. 1402. Оп. 1. Д. 4. Л. 38 об. 18 РГАДА. Ф. 517. Оп. 1. Д. 119. Л. 3 об. 19 РГАДА. Ф. 1402.

18
Исупов С. Ю. Динамика изменений численности гарнизона Бийской крепости в первой половине XVIII в. // Актуальные вопросы истории Сибири. Восьмые науч. чтения памяти проф. А. П. Бородавкина / под ред. В. А. Скубневского, К. А. Пожарской. Барнаул: Изд-во АГУ, 2011. С. 95–96.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11996
    Prefix
    Л. 7–8 об., 21–23, 27–27 об., 44–44 об. 2 Там же, л. 7. 3 РГАДА. Ф. 517. Оп. 1. Д. 26. Л. 33–33 об. 4 РГАДА. Ф. 517. Оп. 1. Д. 51. Л. 11 об.–12. и наличие отдельных публикаций, заглавие которых напрямую соотносится с ним
    Exact
    [18, с. 95–96]
    Suffix
    . Существует историографическая константа относительно численности первого состава гарнизона Бийска в 100 человек [1, с. 12; 2, с. 17; 3, с. 67; 7, с. 35–36, 42; 9, с. 95, 101]. Она основана на фразе из донесения кузнецкого воеводы Михаила Овцына в Москву о сооружении укрепления в верховьях Оби в 1709 г.: «а в оном новопостроенном остроге оставлен кузнецкий сын боярский Андрей Попов, а с ним с

22
Пузанов В. Д. Годовальщики в Сибири в XVII в. // Вопросы истории. 2009. No 2. С. 132–142.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=8568
    Prefix
    Бийской крепости (по продолжительности отправления полномочий и количеству упоминаний в источниках) следует отнести Андрея Муратова, Федора Сорокина, Степана Серебреникова, Ивана и Степана Везигиных, Ивана Хабарова, Семена Гилева. Бийские приказчики являлись классическим проявлением годовальщиков в том плане, что командировались кузнецким воеводой в острог на определенное время
    Exact
    [22, с. 132–133]
    Suffix
    , по умолчанию на 1 год. В реальности этот срок практически никогда не соблюдался, а графики, равно как и периодичность ротации приказчиков и гарнизонных команд, не совпадали. Уездный центр декларировал и стремился реализовывать на практике полугодичную сменяемость служилых людей, направлявшихся в Бийск в первое время после учреждения здесь «обереговой службы».

25
Моисеев В. А. Россия и Джунгарское ханство в XVIII в. (очерки внешнеполитических отношений). Барнаул: Изд-во АГУ, 1998. 174 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11422
    Prefix
    Основными факторами обеспечения управления и обороноспособности Бийской крепости стала динамика отношений России с Джунгарским ханством и опасность агрессии последнего, а также ресурсный «голод», который испытывали приказчики на протяжении 10–30-х гг. XVIII в. Если первый аспект раскрыт в специальной литературе довольно полно
    Exact
    [25, с. 9–148]
    Suffix
    , то на проблеме ресурсного дефицита хотелось бы остановиться более подробно. Гарнизон Бийской крепости и его численность Вопрос о динамике численности гарнизона Бикатунского острога в первой половине XVIII в. является относительно слабо изученным и дискуссионным, несмотря на свою очевидную значимость 1 РГАДА.

26
Бобров Д. С. Колыванские заводы в политике кузнецких воевод во второй четверти XVIII в. // Вестник Кемеровского государственного университета. 2017. No 4. С. 23–29. DOI: 10.21603/2078-8975-2017-4-23-29
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=13951
    Prefix
    Демидова полностью ложилась на плечи служилых людей Кузнецкого уезда, причем предусматривалось выделение 60 казаков (до этого момента 40 казаков присылались из Томска и лишь 20 из Кузнецка) и потенциальное увеличение этого количества в летнее время до все тех же 100 человек
    Exact
    [26, с. 24–25]
    Suffix
    . В результате в конце 20-х – начале 30-х гг. XVIII в. реальное число годовальных казаков в Бийской крепости опускалось до вовсе критического предела – 30–35 человек. Определенное улучшение ситуации произошло только в 1734 г., когда состав гарнизона возрос до 40 служилых людей4.

27
Быконя Г. Ф. Заселение русскими Приенисейского края в XVIII в. 2-е изд., доп., осуществленное по первой авторской редакции. Красноярск: КГПУ им. В. П. Астафьева, 2013. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM).
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=15196
    Prefix
    о том, насколько 40–60 и даже 100 казаков могли справиться с потенциальной угрозой набега и разорения со стороны калмыков и их кыштымников – открытый, учитывая, что более 60 служилых не смогли сохранить крепость в 1710 г. Для сравнения Г. Ф. Быконя приводит данные о приблизительно 400 служилых, находившихся на годовальной службе в Абаканском остроге в конце первого десятилетия XVIII в.
    Exact
    [27, с. 80–81]
    Suffix
    . Ресурсы, которыми располагала Кузнецкая воеводская канцелярия, были значительно скромнее: к середине 30-х гг. XVIII в. общее число служилых людей (т. е. нерегулярных соединений), приписанных к Кузнецку, составляло 500 человек, 328 (65,6 %) из которых находились в различных командировках как на территории уезда, так и за его пределами6.

28
Зуев А. С. Штатная реформа сибирского казачества 1737 г. // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: история, филология. 2007. Т. 6. No 1. С. 22–27. ABOUT THE ROLE OF THE BIYSK FORTRESS IN THE RUSSIAN COLONIZATION PROCESS IN THE ALTAI IN THE FIRST HALF OF THE XVIII CENTURY (TO THE 300TH ANNIVERSARY OF THE ERECTION OF THE SECOND BIYSK STOCKADED TOWN)*
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=15695
    Prefix
    XVIII в. общее число служилых людей (т. е. нерегулярных соединений), приписанных к Кузнецку, составляло 500 человек, 328 (65,6 %) из которых находились в различных командировках как на территории уезда, так и за его пределами6. Это значительно превышало средний по Западной Сибири процент служилых людей в «дальних отлучках», который составлял примерно треть
    Exact
    [28, с. 23]
    Suffix
    . Персонификация управления как синдром и ее влияние на локальный административный процесс Персонификация управления, ставшая неизбежным следствием распространения на территорию Верхнего Приобья общероссийской тенденции бюрократического централизма, для Бийской крепости имела как положительные, так и негативные моменты.