The 7 references with contexts in paper O. Khalidova B., R. Seferbekov I., О. Халидова Б., Р. Сефербеков И. (2018) “Процессы реисламизации в постсоветском Дагестане: проблемы и особенности (первая половина 1990-х гг.) // The Issues of Reislamization in Post-Soviet Dagestan in 1990–1995” / spz:neicon:vestnik-k:y:2018:i:3:p:64-69

1
Berger P. Religious Pluralism for a Pluralist Age // Culture & Society. 2005. April 25. Режим доступа: http://www.project-syndicate.org/commentary/religious-pluralism-for-a-pluralist-age (дата обращения: 14.02.2018).
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4081
    Prefix
    * Статья выполнена при финансовой поддержке РФФИ в рамках научно-исследовательского проекта «Антропология дагестанского города: влияние глобализации на трансформацию культуры и быта горожан Дагестана в постсоветский период». Проект No 18-09-00420. процесса. Так, П. Бергер, определяя публичное место и роль религии в современную эпоху, закономерно связывал ее с процессом политизации
    Exact
    [1]
    Suffix
    . Довольно отчетливо и выпукло этот процесс проявил себя на локальном уровне в период реисламизации в постсоветский период в национальных регионах, в частности в Республике Дагестан, где начальная фаза развернувшегося исламского постсоветского дискурса имела в перспективе неожиданные последствия для всего российского сообщества.

2
Кисриев Э. Ф. Ислам и социальные конфликты на Северном Кавказе // Религия и конфликт / под общ. ред. А. В. Малашенко, С. Б. Филатова. М.: Российская политическая энциклопедия (РОСППЭН), 2007. С. 107–129. 10 ЦГА РД. Ф. р-1585. Оп. 2. Д. 11. Л. 1–3.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=7113
    Prefix
    Для них традиционный ислам и его практики были искаженными, несовременными, малограмотными, а его служители – муллы, имамы и шейхи – эксплуататорами, приверженцами всего отсталого и отжившего среди мусульман
    Exact
    [2, с. 111]
    Suffix
    . По мнению «новых мусульман», такой ислам был не программой правильной жизни человека и общества, а выгодной профессией, паразитированием на невзгодах и страхах людей, перспективным способом заработка.

  2. In-text reference with the coordinate start=7536
    Prefix
    Служители такой веры, по мнению новых исламистов, следуя за отсталостью и предрассудками непросвещенных, превратили религию Истины в нагромождение народных суеверий и иррациональных мистических «знаний»
    Exact
    [2, с. 111]
    Suffix
    . Уже тогда Уполномоченный Совета по Дагестанской АССР С.-А. Б. Девришбеков относил мюридские группы к течениям экстремистского толка. Он отмечал, что подобные группировки представляют определенную опасность, поскольку пытаются навязать верующим свою волю и составить сильную оппозицию не только зарегистрированным служителям культа, но и активу зарегистрированных мечетей3.

3
Кисриев Э. Ф. Ислам и власть в Дагестане / отв. ред. А. В. Малашенко. М.: ОГИ, 2004. 224 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=8279
    Prefix
    Происходили случаи самовольного захвата мечетей4. Однако официальные круги первоначально не замечали никакой угрозы в начавшемся процессе реисламизации Дагестана, поскольку все это происходило в недрах общества и не затрагивало власть
    Exact
    [3, с. 51]
    Suffix
    . На фоне активного развития событий на мусульманском Востоке весьма заметным становился дефицит внимания российского руководства к исламу в стране. Российские исламоведы отмечали оттягивание выработки стратегии и тактики этого направления российскими политиками и предсказывали, что недоучет исламского фактора в будущем мог неизбежно привести к самым непредсказуемым последствиям [4, с. 1].

4
Малашенко А. В. Россия и ислам. Гром уже грянул. Успеем ли перекреститься? // Независимая газета. 1992. 22 февраля.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=8675
    Prefix
    Российские исламоведы отмечали оттягивание выработки стратегии и тактики этого направления российскими политиками и предсказывали, что недоучет исламского фактора в будущем мог неизбежно привести к самым непредсказуемым последствиям
    Exact
    [4, с. 1]
    Suffix
    . И даже первая конфликтная ситуация при активном участии салафитов в мае 1989 г. в Дагестанской АССР не вызвала должного внимания со стороны советского руководства5. Высказываясь о причинах, которые вызывали нездоровые настроения в обществе, Председатель Совета Министров по делам религий Л.

5
Мацузато К., Ибрагимов М.-Р. Тарикат, этничность и политика в Дагестане // Этнографическое обозрение. 2006. No 2. С. 10–23.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=12538
    Prefix
    В результате соперничества между аварцами и кумыками, где желанием дагестанских властей в лице заместителя председателя Совета Министров Республики Дагестана и главного куратора религиозных вопросов Хапсат Гамзатовой, стало избрание 27 января 1990 г. на пост муфтия кумыка Багаутдина Исаева
    Exact
    [5, с. 13–14]
    Suffix
    . Однако была еще одна подоплека этого конфликта – экономическая. Контроль над ДУМД, к которому стремились лидеры, открывал доступ к огромным денежным ресурсам, прежде всего к доходам от организации хаджа.

6
Буттаева А. Ислам в поликонфессиональном пространстве современного Дагестана // Центральная Азия и Кавказ. 2012. Т. 15. No 1. С. 79–92.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=14295
    Prefix
    Будущее предполагалось обличить новыми религиозными идеями т. н. «новой исламизации», на тот момент «не характерной для образа жизни местных религиозных сообществ и их представлений о порядке мироустройства»
    Exact
    [6, с. 83]
    Suffix
    . Таким образом, дезинтеграционные процессы в обществе и активное участие религиозных лидеров т. н. «нового ислама» в политической жизни республики позволили воспринять это как призыв перенять «пальму первенства» у государства в установлении своей религиозной идеи и захватить контроль над ДУМД.

7
Шахбанова М. М. Этническая, религиозная и государственно-гражданская идентичности дагестанских народов в условиях трансформации российского общества. Махачкала: АЛЕФ, 2016. 385 c. THE ISSUES OF REISLAMIZATION IN POST-SOVIET DAGESTAN IN 1990–1995* Olga B. Khalidova a, @, ID1; Ru
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=17346
    Prefix
    Постсоветский исламский феномен был вызван целым комплексом причин, корни в большинстве случаев кроются в латентных и явных социальных, экономических и политических недугах, а не в патологии психологических качеств отдельных людей
    Exact
    [7, с. 234]
    Suffix
    . Однако как недооценка исламского фактора советским руководством страны с отсутствием четкой государственной идеологии светского типа, которая учитывала бы интересы верующих и неверующих, так и лояльность в деятельности республиканской власти в самом начале 1990-х гг. привели к ошибкам, имеющим необратимые последствия для республики.