The 12 references with contexts in paper S. Kuzmina G., С. Кузьмина Г. (2016) “ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОГО КОНТЕКСТА В МНЕМОНИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ // FORMATION OF THE NATIONAL AND CULTURAL CONTEXTS IN THE MNEMONIC DISCOURSE” / spz:neicon:vestnik-k:y:2016:i:2:p:187-192

1
Величковский Б. М. Когнитивная наука: основы психологии познания: учебное пособие для студентов вузов по направлению и спец. психологии: в 2 т. М., 2006. Т. 1. 448 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=9249
    Prefix
    А когда его забрали жандармы, она достала шаль и, как настоящая полька-патриотка, поехала за ним). В текстах мнемонического дискурса используются разнообразные виды визуального и интеллектуального освоения информации: семантического, фонематического, зрительного и других
    Exact
    [1, с. 352]
    Suffix
    . Широкое употребление в мнемоническом повествовании антропонимов, топонимов и разных форм датирования служит не только для обозначения личностных и пространственно-временных координат изображаемой действительности, но и является сигналом субъективно отмеченного фокусирования событий, важных для самораскрытия и развития вспоминающего «Я» [4, с. 50].

2
Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М., 2014. 264 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2659
    Prefix
    Носителем национального начала в этой структуре выступает относительно устойчивая во времени ее часть, которая является продуктом длительного исторического развития и объектом межпоколенной передачи опыта
    Exact
    [2, с. 42]
    Suffix
    . Языковая личность автора мнемонического текста является одним из аспектов его творческой личности как «когнитивно-речевого субъекта» наряду с личностью познающей, коммуникативной и дискурсивной [5, с. 11].

3
Нюбина Л. М. Воспоминание и текст: монография. Смоленск, 2000. 161 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2187
    Prefix
    с гносеологическим понятием «образ мира» или «картина мира», формирующимся в результате усвоения социальных и исторических знаний, которые генерируются культурой и охватывают не только универсальные, но и национальные понятия, явления определенного ареала и определенного времени. Вербализация опыта национальной культуры происходит через номинацию, отражающую национальную культуру этноса
    Exact
    [3, с. 419]
    Suffix
    . Система вербальных знаков, отражающих социально-историческое, духовно-культурное восприятие действительности национальным союзом людей, рассматривается как национально-языковая картина мира [7, с. 439].

4
Нюбина Л. М. Поэтика и прагматика мнемонического повествования: автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Смоленск, 2000. 36 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=9572
    Prefix
    Широкое употребление в мнемоническом повествовании антропонимов, топонимов и разных форм датирования служит не только для обозначения личностных и пространственно-временных координат изображаемой действительности, но и является сигналом субъективно отмеченного фокусирования событий, важных для самораскрытия и развития вспоминающего «Я»
    Exact
    [4, с. 50]
    Suffix
    . Рассмотрим пример описания Б. Сруогой концлагеря Штутгоф – места событий, которым посвящена его автобиографическая повесть: Liūnai, kemsynai, kalneliai. Ant kalnelių, kažkieno galios supiltų iš balto smėlelio, – pušaitės, aukštos ir lieknos it senoviško ješiboto auklėtinės.

5
Пелевина Н. Н. Субъектно-речевая структура научного и художественного текстов: сходства и различия. Абакан, 2007. 210 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2851
    Prefix
    Языковая личность автора мнемонического текста является одним из аспектов его творческой личности как «когнитивно-речевого субъекта» наряду с личностью познающей, коммуникативной и дискурсивной
    Exact
    [5, с. 11]
    Suffix
    . Национально-культурная составляющая структуры языковой личности мнемонического автора проявляется в использовании языковых единиц, характеризующих национальные представления жизненного устройства человека, а также текстов речевой субкультуры, представляющей область коллективного народного творчества [8, с. 246].

6
Письма летчика-истребителя Александра Хватова (1941 – 1943 гг.) // Язык. Человек. Культура. Смоленск: СГПУ, 2005. С. 308 – 337.
Total in-text references: 17
  1. In-text reference with the coordinate start=3988
    Prefix
    В первую очередь следует назвать русские пословицы, которыми автор писем периодически подкрепляет свои мысли: Ты будешь неизмеримо выше меня по образованию и можешь сказать: «Гусь свинье не товарищ»
    Exact
    [6, с. 310]
    Suffix
    ; Клянусь, я никогда не отступлю перед врагом. «Или голова в кустах, или грудь в крестах» – верно? [6, с. 320]; Но ведь без труда не выловишь и рыбку из пруда, как говорится [6, с. 321]; Как говорится, гора с горой не сходится, а человек с человеком – всегда [6, с. 323]; И сказали бы люди – «ни богу свечка, ни черту кочерга» [6, с. 325]; Убьют, тогда, как говорят, на нет и суда нет [6, с. 33

  2. In-text reference with the coordinate start=4088
    Prefix
    В первую очередь следует назвать русские пословицы, которыми автор писем периодически подкрепляет свои мысли: Ты будешь неизмеримо выше меня по образованию и можешь сказать: «Гусь свинье не товарищ» [6, с. 310]; Клянусь, я никогда не отступлю перед врагом. «Или голова в кустах, или грудь в крестах» – верно?
    Exact
    [6, с. 320]
    Suffix
    ; Но ведь без труда не выловишь и рыбку из пруда, как говорится [6, с. 321]; Как говорится, гора с горой не сходится, а человек с человеком – всегда [6, с. 323]; И сказали бы люди – «ни богу свечка, ни черту кочерга» [6, с. 325]; Убьют, тогда, как говорят, на нет и суда нет [6, с. 332]; Ну, думаю, на безрыбье и рак рыба [6, с. 335].

  3. In-text reference with the coordinate start=4152
    Prefix
    В первую очередь следует назвать русские пословицы, которыми автор писем периодически подкрепляет свои мысли: Ты будешь неизмеримо выше меня по образованию и можешь сказать: «Гусь свинье не товарищ» [6, с. 310]; Клянусь, я никогда не отступлю перед врагом. «Или голова в кустах, или грудь в крестах» – верно? [6, с. 320]; Но ведь без труда не выловишь и рыбку из пруда, как говорится
    Exact
    [6, с. 321]
    Suffix
    ; Как говорится, гора с горой не сходится, а человек с человеком – всегда [6, с. 323]; И сказали бы люди – «ни богу свечка, ни черту кочерга» [6, с. 325]; Убьют, тогда, как говорят, на нет и суда нет [6, с. 332]; Ну, думаю, на безрыбье и рак рыба [6, с. 335].

  4. In-text reference with the coordinate start=4227
    Prefix
    «Или голова в кустах, или грудь в крестах» – верно? [6, с. 320]; Но ведь без труда не выловишь и рыбку из пруда, как говорится [6, с. 321]; Как говорится, гора с горой не сходится, а человек с человеком – всегда
    Exact
    [6, с. 323]
    Suffix
    ; И сказали бы люди – «ни богу свечка, ни черту кочерга» [6, с. 325]; Убьют, тогда, как говорят, на нет и суда нет [6, с. 332]; Ну, думаю, на безрыбье и рак рыба [6, с. 335]. Специфическое восприятие мира носителями каждого конкретного языка отражают фразеологиические единицы.

  5. In-text reference with the coordinate start=4287
    Prefix
    «Или голова в кустах, или грудь в крестах» – верно? [6, с. 320]; Но ведь без труда не выловишь и рыбку из пруда, как говорится [6, с. 321]; Как говорится, гора с горой не сходится, а человек с человеком – всегда [6, с. 323]; И сказали бы люди – «ни богу свечка, ни черту кочерга»
    Exact
    [6, с. 325]
    Suffix
    ; Убьют, тогда, как говорят, на нет и суда нет [6, с. 332]; Ну, думаю, на безрыбье и рак рыба [6, с. 335]. Специфическое восприятие мира носителями каждого конкретного языка отражают фразеологиические единицы.

  6. In-text reference with the coordinate start=4338
    Prefix
    «Или голова в кустах, или грудь в крестах» – верно? [6, с. 320]; Но ведь без труда не выловишь и рыбку из пруда, как говорится [6, с. 321]; Как говорится, гора с горой не сходится, а человек с человеком – всегда [6, с. 323]; И сказали бы люди – «ни богу свечка, ни черту кочерга» [6, с. 325]; Убьют, тогда, как говорят, на нет и суда нет
    Exact
    [6, с. 332]
    Suffix
    ; Ну, думаю, на безрыбье и рак рыба [6, с. 335]. Специфическое восприятие мира носителями каждого конкретного языка отражают фразеологиические единицы. Устойчивые обороты, входящие в русскую национально-языковую картину мира, свободно встраиваются в тексты писем.

  7. In-text reference with the coordinate start=4379
    Prefix
    «Или голова в кустах, или грудь в крестах» – верно? [6, с. 320]; Но ведь без труда не выловишь и рыбку из пруда, как говорится [6, с. 321]; Как говорится, гора с горой не сходится, а человек с человеком – всегда [6, с. 323]; И сказали бы люди – «ни богу свечка, ни черту кочерга» [6, с. 325]; Убьют, тогда, как говорят, на нет и суда нет [6, с. 332]; Ну, думаю, на безрыбье и рак рыба
    Exact
    [6, с. 335]
    Suffix
    . Специфическое восприятие мира носителями каждого конкретного языка отражают фразеологиические единицы. Устойчивые обороты, входящие в русскую национально-языковую картину мира, свободно встраиваются в тексты писем.

  8. In-text reference with the coordinate start=4817
    Prefix
    Устойчивые обороты, входящие в русскую национально-языковую картину мира, свободно встраиваются в тексты писем. Некоторые из них подвергаются варьированию путем изменения лексического состава при сохранении общего значения фразеологизма: и это будет не первый снег на голову
    Exact
    [6, с. 310]
    Suffix
    ; опротивела эта жизнь школьная хуже горькой редьки [6, с. 317]; все, что происходит сейчас, – цветочки, а ягодки, зимние ягодки, будут еще впереди [6, с. 320]; а теперь вообще море по колено. Правда, иногда бывает лужа по уши, но ведь не без этого [6, с. 332].

  9. In-text reference with the coordinate start=4873
    Prefix
    Некоторые из них подвергаются варьированию путем изменения лексического состава при сохранении общего значения фразеологизма: и это будет не первый снег на голову [6, с. 310]; опротивела эта жизнь школьная хуже горькой редьки
    Exact
    [6, с. 317]
    Suffix
    ; все, что происходит сейчас, – цветочки, а ягодки, зимние ягодки, будут еще впереди [6, с. 320]; а теперь вообще море по колено. Правда, иногда бывает лужа по уши, но ведь не без этого [6, с. 332].

  10. In-text reference with the coordinate start=4963
    Prefix
    Некоторые из них подвергаются варьированию путем изменения лексического состава при сохранении общего значения фразеологизма: и это будет не первый снег на голову [6, с. 310]; опротивела эта жизнь школьная хуже горькой редьки [6, с. 317]; все, что происходит сейчас, – цветочки, а ягодки, зимние ягодки, будут еще впереди
    Exact
    [6, с. 320]
    Suffix
    ; а теперь вообще море по колено. Правда, иногда бывает лужа по уши, но ведь не без этого [6, с. 332]. Национально-культурный контекст анализируемых писем формируется и путем использования прецедентных феноменов, вызывающих прогнозируемые ассоциации, которые одинаковы для представителей одного лингвокультурного сообщества.

  11. In-text reference with the coordinate start=5049
    Prefix
    путем изменения лексического состава при сохранении общего значения фразеологизма: и это будет не первый снег на голову [6, с. 310]; опротивела эта жизнь школьная хуже горькой редьки [6, с. 317]; все, что происходит сейчас, – цветочки, а ягодки, зимние ягодки, будут еще впереди [6, с. 320]; а теперь вообще море по колено. Правда, иногда бывает лужа по уши, но ведь не без этого
    Exact
    [6, с. 332]
    Suffix
    . Национально-культурный контекст анализируемых писем формируется и путем использования прецедентных феноменов, вызывающих прогнозируемые ассоциации, которые одинаковы для представителей одного лингвокультурного сообщества.

  12. In-text reference with the coordinate start=5605
    Prefix
    Среди национально маркированных прецедентных феноменов встречаются: – прецедентные имена, т. е. имена известных в национальной среде лиц, литературных героев, природных объектов, историко-культурных памятников: Этот год должен принести нам победу, как он принес ее семьсот лет тому назад Александру Невскому, разгромившему на льду Чудского озера немецких псоврыцарей
    Exact
    [6, с. 321]
    Suffix
    ; Он стал похож на толстовского иностранного принца, того самого, о котором Вронский говорил Анне [6, с. 315]; – прецедентные тексты, в частности тексты песен, выражающих коллективное мироощущение нации в период Великой Отечественной войны: Если я останусь жив, то после того как пройдет товарищ все бои и войны, не зная сна, не зная тишины, любимый город другу улыбнется, знакомый дом, зеленый

  13. In-text reference with the coordinate start=5703
    Prefix
    имена, т. е. имена известных в национальной среде лиц, литературных героев, природных объектов, историко-культурных памятников: Этот год должен принести нам победу, как он принес ее семьсот лет тому назад Александру Невскому, разгромившему на льду Чудского озера немецких псоврыцарей [6, с. 321]; Он стал похож на толстовского иностранного принца, того самого, о котором Вронский говорил Анне
    Exact
    [6, с. 315]
    Suffix
    ; – прецедентные тексты, в частности тексты песен, выражающих коллективное мироощущение нации в период Великой Отечественной войны: Если я останусь жив, то после того как пройдет товарищ все бои и войны, не зная сна, не зная тишины, любимый город другу улыбнется, знакомый дом, зеленый сад и нежный взгляд [6, с. 314].

  14. In-text reference with the coordinate start=5984
    Prefix
    иностранного принца, того самого, о котором Вронский говорил Анне [6, с. 315]; – прецедентные тексты, в частности тексты песен, выражающих коллективное мироощущение нации в период Великой Отечественной войны: Если я останусь жив, то после того как пройдет товарищ все бои и войны, не зная сна, не зная тишины, любимый город другу улыбнется, знакомый дом, зеленый сад и нежный взгляд
    Exact
    [6, с. 314]
    Suffix
    . Человек воспринимает мир сквозь призму принятых в этнокультурной общности ценностных установок. Одной из наиболее значимых общечеловеческих ценностей является мирная жизнь и ненависть к тем, кто на нее посягает.

  15. In-text reference with the coordinate start=6347
    Prefix
    Одной из наиболее значимых общечеловеческих ценностей является мирная жизнь и ненависть к тем, кто на нее посягает. Поэтому воспоминания А. Хватова о довоенной жизни связаны с понятием-признаком «золотой»: С грустью гляжу на золотые поля и думаю: осень была для нас с тобой золотым временем года
    Exact
    [6, с. 314]
    Suffix
    ; Вспоминаются школьные весенние месяцы. Да, это было золотое времечко! [6, с. 322]. Ассоциативно-образной связью обусловлено использование имен представителей животного мира, которые в русской национально-языковой картине мира символизируют зло и смерть: фашистские стервятники, фашистские черные вороны.

  16. In-text reference with the coordinate start=6424
    Prefix
    Хватова о довоенной жизни связаны с понятием-признаком «золотой»: С грустью гляжу на золотые поля и думаю: осень была для нас с тобой золотым временем года [6, с. 314]; Вспоминаются школьные весенние месяцы. Да, это было золотое времечко!
    Exact
    [6, с. 322]
    Suffix
    . Ассоциативно-образной связью обусловлено использование имен представителей животного мира, которые в русской национально-языковой картине мира символизируют зло и смерть: фашистские стервятники, фашистские черные вороны.

  17. In-text reference with the coordinate start=7082
    Prefix
    В русском национальном менталитете понятие «воюющий и защищающий» связано с понятиемпризнаком «кровавый», так как русскому человеку невозможно представить отечественную историю без кровопролитных войн за сохранение своего права на жизнь: Мы не подготовили бы себя к разгрому германского фашизма, в кровавом угаре задумавшего сделать нас рабами
    Exact
    [6, с. 320]
    Suffix
    . Следует отметить, что особое место в структуре национально-языковой картины мира занимают знания о межкультурном и межнациональном взаимодействии людей. Поскольку во все времена человек в большей или меньшей степени сталкивается с проблемой этнокультурных различий, интерес к представителям других национальных групп и к системе их ценностей никогда не пропадает.

7
Помыкалова Т. Е. Русская фразеологическая признаковая семантика и национально-языковая картина мира // Реальность, язык и сознание: международный межвузовский сборник научных трудов. Вып. 3. Тамбов, 2005. С. 439 – 444.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2380
    Prefix
    Вербализация опыта национальной культуры происходит через номинацию, отражающую национальную культуру этноса [3, с. 419]. Система вербальных знаков, отражающих социально-историческое, духовно-культурное восприятие действительности национальным союзом людей, рассматривается как национально-языковая картина мира
    Exact
    [7, с. 439]
    Suffix
    . Языковая картина мира коррелирует с понятием структуры языковой личности Ю. Н. Караулова. Носителем национального начала в этой структуре выступает относительно устойчивая во времени ее часть, которая является продуктом длительного исторического развития и объектом межпоколенной передачи опыта [2, с. 42].

8
Прожилов А. В. Лингвоконцепты и этностереотипы: к вопросу о неогомбульдианстве в современной лингвоконцептологии // Иностранные языки и межкультурная коммуникация: роль и место в современном образовании: материалы Международной научно-практической конференции / отв. ред. И. П. Амзаракова. Абакан: Изд-во ХГУ им. Н. Ф. Катанова, 2011. С. 246 – 255.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3148
    Prefix
    Национально-культурная составляющая структуры языковой личности мнемонического автора проявляется в использовании языковых единиц, характеризующих национальные представления жизненного устройства человека, а также текстов речевой субкультуры, представляющей область коллективного народного творчества
    Exact
    [8, с. 246]
    Suffix
    . Они формируют национально-культурный контекст, анализ которого позволяет доказать, что национальнокультурные концепты в языковой картине мира автора являются неотъемлемой частью когнитивной базы, на которой строится воспоминание.

9
Białoszewski M. Pamiętnik z powstania warszawskiego. Warszawa, 2011. 242 s.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=23027
    Prefix
    В тексте мемуаров регулярно появляются фрагменты пяти молитв и молитвенных песен. Интертекстуальные включения в виде, например трехкратного повтора строк молитвенной песни «Pod Twoją Obronę»
    Exact
    [9, с. 63 – 65, с. 137, с. 155]
    Suffix
    свидетельствуют, во-первых, о глубокой религиозности польского народа, вовторых, о сильных душевных переживаниях варшавских повстанцев, в-третьих, о состоянии их крайней безысходности, поскольку, как известно, особо активное обращение человека к религии провоцируется его напряженным эмоциональным состоянием.

  2. In-text reference with the coordinate start=23720
    Prefix
    Бялошевского: Aż doszło do tego, że w całej Warszawie we wszystkich piwnicach modlili się na głos chórami i śpiewami wszędzie, bez przerwy i wszyscy. Więc co? – Od tej pory, od tego wejścia tam zaczęła się nowa, potwornie długa historia wspólnego życia na tle możlowości śmierci
    Exact
    [9, с. 24]
    Suffix
    (Уже дошло до того, что по всей Варшаве во всех пивнушках молились в голос и пели, не переставая, все без исключения. И что? – В то САмое время, на том самом месте началась новая, чудовищная, бесконечная история жизни на грани смерти).

10
Chmielewska I. Autobiografia. Tom I. Warszawa, 1993. 280 s.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=8833
    Prefix
    Хмелевской: Starający się, późniejszy wujek Olek, przychodził z wizytą, ciotka kazała mówić, że jej nie ma w domu, wyśmiewała go i lżyła wszelkimi siłami, ręki odmawiała, po czym, kiedy zabrali go żandarmi, dostała szału i jak prawdziwa Polka – patriotka popędziła za nim
    Exact
    [10, c. 13]
    Suffix
    (Когда следующим пришел свататься дядя Олек, тетка просила говорить, что ее нет дома, высмеивала его и унижала всякими способами, отказывалась выходить за него замуж. А когда его забрали жандармы, она достала шаль и, как настоящая полька-патриотка, поехала за ним).

  2. In-text reference with the coordinate start=17803
    Prefix
    Na szczęście mój stryj zadał sobie trud sprawdzenia, co się w tej rodzinie działo, i wyszło na jaw, iż na tych trzech niemieckość się wyczerpała, reszta to już były Borkowskie, Luzińskie i Michaliki
    Exact
    [10, c. 10 – 11]
    Suffix
    (Якобы кто-то из них был родом с Украины, однако мне до сих пор не удалось узнать, кто: прабабка или прадед. Может быть, оба, но это невозможно, потому что предки деда точно жили в Тончи, а это довольно далеко от Украины.

11
Lyberis A. Lietuvių-rusų kalbų žodynas. Vilnius, 2005. 949 р.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11880
    Prefix
    имеет положительную коннотацию, поскольку в его лексическом окружении есть слова с позитивным оценочным значением aukštаs и lieknаs, которые контрастируют с общей отрицательной атмосферой описываемой местности; 2) он имеет отрицательную коннотацию, поскольку сравнительный оборот употребляется в опиисании угнетающей атмосферы, которую поддерживает семантика лексемы senoviškas (‘старомодный’
    Exact
    [11, с. 723]
    Suffix
    ) с негативным оттенком. Дальнейшее описание Штутгофа представляет собой характеристику его населения, в которой выражается авторское представление о чужом народе. Национально-культурный контекст формируется путем перечисления традиционных для местных жителей действий и желаний, которые в сознании автора сложились в картину нравов и обычаев этого народа: Ir gyveno čionai patys nuobodžiausi

12
Sruoga B. Dievų miškas: memuarai. Vilnius: Lietuvos rašytojų sąjungos leidykla, 2005. 445 p. Информация об авторе: Кузьмина Светлана Геннадьевна – аспирант Института филологии и межкультурной коммуникации Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, г. Абакан, llietuvis@list.ru.
Total in-text references: 9
  1. In-text reference with the coordinate start=7804
    Prefix
    Сруоги «Dievų miškas», в котором рассказывается о вербовке литовской молодежи в ряды СС: Jaunimas bausmių nenusigąsta. Jaunimas į SS neina. Jaunimas traukia: «Tu girele, tu žalioji...». Jaunimas traukia į žaliąją girelę
    Exact
    [12, c. 13]
    Suffix
    (Молодежь не боится наказания. Молодежь не идет в СС. Молодежь запевает: «Ты дремучий, ты зеленый...» Молодежь уходит в дремучий зеленый (здесь и далее пер. С. Г. Кузьминой)). Слова песни и эвфемизм Jaunimas traukia į žaliąją girelę имплицирует стремление молодых людей вступать в нацистскую организацию «Лесные братья».

  2. In-text reference with the coordinate start=10187
    Prefix
    Pakalnėlėse – berželiai, tokie paliegę, tokie nuskurdę, tarytum saulaitės malonės užmiršti našlaičiai našlaitėliai <...> Iki 1939 metų tai buvo mažai kam žinomas užkemsys. Šalia jos merdėjo mažas miestukas, beveik kaimas, Štuthofas, kokių Vokietijoje buvo tūkstančiai
    Exact
    [12, c. 1 – 2]
    Suffix
    (Болота, кочки, пригорки. На пригорках, каким-то образом заметенных белым песком, стоят сосны, высокие и стройные, как выпускницы старомодного ешибота. На склоне горы растут березы, такие хилые, такие убогие, словно сироты-сиротинушки, обделенные солнечным теплом <.

  3. In-text reference with the coordinate start=12593
    Prefix
    этого народа: Ir gyveno čionai patys nuobodžiausi žmonės Europoje – Prūsų vokiečiai, paskendę šiokiadienėje dvasios menkystoje, garbinę policininką ir virtuvę, laukuję tvarką ir alų, galėję ištisą savaitę duonos nevalgyti, kad tiktai šventadieniais jiems būtų leista karingu žingsniu iškilmingai gatvėmis pradūlinti ir didžiulį būgną pabambinti
    Exact
    [12, c. 3]
    Suffix
    (И жили там самые скучные люди в Европе – прусские немцы, которые каждый день тонули в духовном убожестве, поклонялись полицейским и кухне, жаждали порядка и пива, могли не есть хлеба целую неделю, чтобы только по праздникам им позволили торжественно пройтись по улицам военным шагом и постучать в огромный барабан).

  4. In-text reference with the coordinate start=14005
    Prefix
    Perkūnas, Jūratė, Laumė, Patrimpas – nuolatiniai Gdansko srities jūros pakrančių, ežerų ir miškų gyventojai, nors tuos padavimus ir pasakoja Prūsijos piliečiai, besivadiną vokiečiais
    Exact
    [12, c. 4]
    Suffix
    (Лес богов! – так это место называли люди в старые времена. Когда-то очень давно в этом лесу жили боги. Своеобразные боги. Не германского происхождения. Не Вотан, не Тор. Жили там потомки литовских богов.

  5. In-text reference with the coordinate start=15615
    Prefix
    фашистский концлагерь, автор использует антитезу dievai – velnius для обозначения тех, кто жил здесь раньше и кто пришел сюда сейчас: Šiaip buvo čionai tuščia ir nyku. 1939 metais Dievų miškas staiga atgijo, suirzo, suknibždėjo, lyg senlaikių dievai būtų į jį sugrįžę... Ne, – jokie dievai tenai negrįžo: apsigyveno jame piliečiai, panašūs į velnius
    Exact
    [12, c. 5]
    Suffix
    (Вообще, там было пусто и негостеприимно. В 1939 году лес богов вдруг ожил, зашевелился, встрепенулся, будто вернулись в него стародавние боги... Нет, никакие боги туда не вернулись: там поселились люди, похожие на чертей).

  6. In-text reference with the coordinate start=20296
    Prefix
    Сруоги обращается внимание на неодинаковое отношение литовцев, поляков и немцев к одной и той же категории заключенных: Lietuviškoji lagerio kolona išdavikų atžvilgiu laikėsi santūriai, nesimušdavo. Bet vos tik lenkai ar vokiečiai sužinodavo, kad išdavikas atėjo, jie jam atlygindavo savo iniciatyva – ir su dideliu pasitenkinimu
    Exact
    [12, c. 71]
    Suffix
    (Литовские заключенные к предателям относились спокойно, не били их. А полякам и немцам только стоило узнать, что в лагерь прибыли предатели, они брались за них с особой инициативой и с большим удовольствием).

  7. In-text reference with the coordinate start=21787
    Prefix
    Так, использование бранной лексики на языке народа, которому принадлежит субъект речи, помогает автору дать отрицательную характеристику говорящим лицам: Lagerio viršininkas rėkia į tai: “Sauhund! Scheisse!”
    Exact
    [12, c. 85]
    Suffix
    (Начальник лагеря кричал на это: «Собака! Дерьмо!»). Kur buvo tavo Ukraina, psiakrew, prieš karą? [12, c. 93] (Где была твоя Украина до войны, собачья ты кровь?). Jūs, lietuviai, psiakrew, pagrobėt iš mūsų Vilnių! [12, c. 67] (Вы, литовцы, кровь собачья, из нашей Вильны взялись!

  8. In-text reference with the coordinate start=21985
    Prefix
    Так, использование бранной лексики на языке народа, которому принадлежит субъект речи, помогает автору дать отрицательную характеристику говорящим лицам: Lagerio viršininkas rėkia į tai: “Sauhund! Scheisse!” [12, c. 85] (Начальник лагеря кричал на это: «Собака! Дерьмо!»). Kur buvo tavo Ukraina, psiakrew, prieš karą?
    Exact
    [12, c. 93]
    Suffix
    (Где была твоя Украина до войны, собачья ты кровь?). Jūs, lietuviai, psiakrew, pagrobėt iš mūsų Vilnių! [12, c. 67] (Вы, литовцы, кровь собачья, из нашей Вильны взялись!). Однако следует помнить, что негативное отношение к отдельным представителям той или иной национальности не означает, что оно распространяется на данный народ вообще.

  9. In-text reference with the coordinate start=22099
    Prefix
    Scheisse!” [12, c. 85] (Начальник лагеря кричал на это: «Собака! Дерьмо!»). Kur buvo tavo Ukraina, psiakrew, prieš karą? [12, c. 93] (Где была твоя Украина до войны, собачья ты кровь?). Jūs, lietuviai, psiakrew, pagrobėt iš mūsų Vilnių!
    Exact
    [12, c. 67]
    Suffix
    (Вы, литовцы, кровь собачья, из нашей Вильны взялись!). Однако следует помнить, что негативное отношение к отдельным представителям той или иной национальности не означает, что оно распространяется на данный народ вообще.