The 5 references with contexts in paper N. Lebedeva B., Н. Лебедева Б. (2016) “КОНФЛИКТ И СОГЛАСИЕ С ВЛАСТЬЮ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ НАИВНОГО АВТОРА // THE CONFLICT AND CONSENT WITH THE POWER IN THE POLITICAL DISCOURSE OF THE NAIVE AUTHOR” / spz:neicon:vestnik-k:y:2015:i:4:p:119-123

1
Голев Н. Д. Некоторые аспекты типологии языковой личности (к проблеме взаимоотношения языкового и персонного пространства) // Коммуникация. Мышление. Личность: матер. междунар. науч. конференции, посвященной памяти профессоров И. Н. Горелова и К. Ф. Седова. Саратов: Наука, 2012. С. 532 – 552.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3568
    Prefix
    Голевым в [2, с. 14] термин «лингвоперсона», под которым понимается конкретная языковая личность, реконструируемая из речевых произведений: это «портретные описания языковых индивидуумов (лингвоперсон)»
    Exact
    [1, с. 499]
    Suffix
    . Лингвоперсона, чьи социально-политические взгляды являются предметом данной работы, представлена языковой личностью Галины Петровны Касаткиной (далее – ГП), 1940 года рождения. Она имеет среднее образование, работала на различных рабочих должностях, в данное время является консьержкой элитного дома г.

2
Голев Н. Д. Обыденное метаязыковое сознание как онтолого-гносеологический феномен (в поисках лингвогносеологем) // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. Ч. 1: коллективная монография / отв. ред. Н. Д. Голева. Кемерово; Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2009. С. 7 – 41.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3385
    Prefix
    В данной статье мы ставим целью описать политические (точнее – социально-политические) взгляды наивного автора, представленные в письменном (рукописном) формате. Мы используем предложенный Н. Д. Голевым в
    Exact
    [2, с. 14]
    Suffix
    термин «лингвоперсона», под которым понимается конкретная языковая личность, реконструируемая из речевых произведений: это «портретные описания языковых индивидуумов (лингвоперсон)» [1, с. 499]. Лингвоперсона, чьи социально-политические взгляды являются предметом данной работы, представлена языковой личностью Галины Петровны Касаткиной (далее – ГП), 1940 года рождения.

3
Козлова Н. Н., Сандомирская И. И. «Я так хочу назвать кино». Наивное письмо. Опыт лингвосоциологического чтения. Записки Киселёвой Евгении Григорьевны. М., 1996.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=8009
    Prefix
    : «Авторы "наивных текстов" и носители литературного языка существуют в двух разных социокультурных пространствах, в каждом из которых действуют свои ценности, нормы, критерии, находящиеся в коллективном пользовании» [8]. Это взгляд близок к позиции Н. Н. Козловой и И. И. Сандомирской, которые считают, что издатели наивной литературы должны «предоставить тексту возможность просто быть»
    Exact
    [3, c. 8]
    Suffix
    , «прилагая все усилия к тому, чтобы никоим образом не нарушить ход оригинального письма, не поставить, по дурной интеллигентской привычке, запятую там, где ею пренебрег загадочный автор» [3, с. 7], удерживая “зуд нормирующей активности” [3, с. 7].

  2. In-text reference with the coordinate start=8190
    Prefix
    Сандомирской, которые считают, что издатели наивной литературы должны «предоставить тексту возможность просто быть» [3, c. 8], «прилагая все усилия к тому, чтобы никоим образом не нарушить ход оригинального письма, не поставить, по дурной интеллигентской привычке, запятую там, где ею пренебрег загадочный автор»
    Exact
    [3, с. 7]
    Suffix
    , удерживая “зуд нормирующей активности” [3, с. 7]. Кстати, в Барнаульско-Кемеровской лингвистической школе, в русле которой сделано представленное в данной статье исследование, не принято употреблять оценочные слова вроде «орфографическая (пунктуационная, стилистическая и пр.) ошибка», «неграмотно» и пр., поскольку это противоречит принципу гносеологической толерантности, поставленному нам

  3. In-text reference with the coordinate start=8241
    Prefix
    Сандомирской, которые считают, что издатели наивной литературы должны «предоставить тексту возможность просто быть» [3, c. 8], «прилагая все усилия к тому, чтобы никоим образом не нарушить ход оригинального письма, не поставить, по дурной интеллигентской привычке, запятую там, где ею пренебрег загадочный автор» [3, с. 7], удерживая “зуд нормирующей активности”
    Exact
    [3, с. 7]
    Suffix
    . Кстати, в Барнаульско-Кемеровской лингвистической школе, в русле которой сделано представленное в данной статье исследование, не принято употреблять оценочные слова вроде «орфографическая (пунктуационная, стилистическая и пр.) ошибка», «неграмотно» и пр., поскольку это противоречит принципу гносеологической толерантности, поставленному нами во главу угла при исследовании текстов естественн

7
Лебедева Н. Б. Толерантность и естественная письменная речь // Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности: коллективная монография. М., 2005.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=7481
    Prefix
    Такого рода оценки обусловлены сопоставлением творчества наивных авторов с профессиональной литературой, когда каноны последней берутся в качестве «правильной» и образцовой нормы, а произведения наивных авторов воспринимаются как «недолитература». Мы придерживаемся принципа гносеологической толерантности
    Exact
    [7]
    Suffix
    , при которой тексты ЕПР не оцениваются с нормативных и литературноцентрических позиций – к ним осуществляется подход как к самоценным феноменам. Нам близки взгляды А. П. Минаевой: «Авторы "наивных текстов" и носители литературного языка существуют в двух разных социокультурных пространствах, в каждом из которых действуют свои ценности, нормы, критерии, находящиеся в коллективном пользовании

8
Неклюдов С. Ю. От составителя // Наивная литература: Исследования и тексты / сост. С. Ю. Неклюдов. М., 2001. С. 4 – 21. Информация об авторе: Лебедева Наталья Борисовна – доктор филологических наук, профессор кафедры стилистики КемГУ,
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=6020
    Prefix
    Соответственно, образцы "наивной литературы" представляют собой "разовые" (и в этом смысле уникальные) произведения. Иногда они к тому же ориентированы на камерное, даже интимное бытование (семья, узкий круг друзей и т. п.) и не предполагают тиражирования»
    Exact
    [8, с. 4]
    Suffix
    . Заметим, что мы рассматриваем эти тексты не в фольклорной парадигме, как это делается в упомянутом выше Учебно-научном центре типологии и семиотики фольклора РГГУ, а в свете теории естественной письменной речи [4 – 6], но, конечно, несмотря на различие в исходных установках этих двух филологических направлений, выделение определенных базовых характеристик этого объекта совпадают при различных

  2. In-text reference with the coordinate start=7190
    Prefix
    авторов нередко встречаются замечания оценочного характера: «литературная "хромота", «неумение выдержать до конца сюжетную линию, слабость в разработке фабульных и психологических мотивировок, неразличение масштабов изображаемого», «произведения, силящиеся, но не могущие стать литературой; произведения, которые именно с литературной точки зрения словно бы "хромают на все четыре ноги"
    Exact
    [8]
    Suffix
    и пр. Такого рода оценки обусловлены сопоставлением творчества наивных авторов с профессиональной литературой, когда каноны последней берутся в качестве «правильной» и образцовой нормы, а произведения наивных авторов воспринимаются как «недолитература».

  3. In-text reference with the coordinate start=7851
    Prefix
    Минаевой: «Авторы "наивных текстов" и носители литературного языка существуют в двух разных социокультурных пространствах, в каждом из которых действуют свои ценности, нормы, критерии, находящиеся в коллективном пользовании»
    Exact
    [8]
    Suffix
    . Это взгляд близок к позиции Н. Н. Козловой и И. И. Сандомирской, которые считают, что издатели наивной литературы должны «предоставить тексту возможность просто быть» [3, c. 8], «прилагая все усилия к тому, чтобы никоим образом не нарушить ход оригинального письма, не поставить, по дурной интеллигентской привычке, запятую там, где ею пренебрег загадочный автор» [3, с. 7], удерживая