The 35 references with contexts in paper T. Mzhelskaya V., Т. Мжельская В. (2016) “РУССКАЯ ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА «СИВКО-БУРКО» В КОНТЕКСТЕ АРХЕОЛОГИИ // THE RUSSIAN FAIRY-TALE "SIVKO-BOURKO" IN THE CONTEXT OF ARCHAEOLOGY” / spz:neicon:vestnik-k:y:2015:i:2:p:87-93

1
Богданов Е. С. Образ хищника в пластическом искусстве кочевых народов Центральной Азии (скифосибирская художественная традиция). Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2006. 240 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11745
    Prefix
    Исследователи видят в нем хищников, иногда конкретизируя, что это хищник семейства кошачьих, могут определить волка, дракона, змею, зооморфное или синтетическое (волк – тигр – дракон) существо. Имеется несколько трактовок сюжета изображения, а также замечания о разнообразии иконографии данных изделий
    Exact
    [1; 4; 11; 14; 31; 40 и др.]
    Suffix
    . На довольно большом количестве изображений свернувшегося хищника ухо имеет непропорционально большие размеры [1, табл. V, 1, 5 – 7; VI, 2, 9, 10 и др.]. Преувеличение некоторых частей тела животного характерно для скифского звериного стиля.

2
Болтрик Ю. В., Фиалко Е. Е. Роль коня в погребальной традиции скифов // Актуальные проблемы археологии, истории и культуры: сборник научных трудов. Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2005. Т. 2. С. 13 – 36. АРХЕОЛОГИЯ Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 6
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=18475
    Prefix
    Как правило, лошадей хоронили в богатых уздечных, а иногда еще и в нагрудных уборах с украшениями из золота, серебра или бронзы [39, с. 53 – 58]. Часть лошадей была захоронена в узких щелевидных могилах. Традиция погребения коней в вертикальном положении существовала как у скифов, так и у других кочевых народов
    Exact
    [2]
    Suffix
    . Именно такое положение больше схоже с описанием коня, стоящего в подвале-подземелье. Погребения с конём или его чучелом характерны для таких степных народов, как хазары, печенеги, кипчаки, половцы [28, с. 22, 41, 49, 82, 123, 139, 151, 157].

3
Вагнер Г. К. Судьбы образов звериного стиля в древнерусском искусстве // Скифо-сибирский звериный стиль в искусстве народов Евразии. М.: Наука, 1976. С. 250 – 257.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=25018
    Prefix
    Это позволяет говорить о возможности восприятия русским фольклором рассмотренных мотивов. В качестве дополнительного аргумента можно привести мнение исследователей о возможном проявлении скифосарматского звериного стиля в древнерусском искусстве
    Exact
    [3; 16]
    Suffix
    . Данный процесс возможен в результате генерализации, при которой избирается, усваивается не все содержание старого образа (образов), а наиболее актуальное его (их) свойство, грань, сторона. Поэтому семантика не может остаться неприкосновенной, происходит ее расщепление и акцентировка генерализуемой стороны, с чем связаны существенные изменения в жанре и стиле [16, с. 251, 252].

4
Васильев С. А. К вопросу о происхождении сюжета «хищник, свернувшийся в кольцо» в скифском зверином стиле. Каталог изображений. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2000. 80 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=9705
    Prefix
    Изображения хищников, свернувшихся в кольцо, встречаются на широкой полосе Евразии, территории распространения культур скифского круга. Время бытования подобных изделий – с VIII по III в. до н. э.
    Exact
    [4, с. 5]
    Suffix
    . Самая большая группа изображений со свернувшимся хищником относится к кавказскому региону, она же является самой древней. «Этот сюжет являлся принадлежностью мужской субкультуры, по крайней мере, на Кавказе» [4, с. 9, 12].

  2. In-text reference with the coordinate start=11745
    Prefix
    Исследователи видят в нем хищников, иногда конкретизируя, что это хищник семейства кошачьих, могут определить волка, дракона, змею, зооморфное или синтетическое (волк – тигр – дракон) существо. Имеется несколько трактовок сюжета изображения, а также замечания о разнообразии иконографии данных изделий
    Exact
    [1; 4; 11; 14; 31; 40 и др.]
    Suffix
    . На довольно большом количестве изображений свернувшегося хищника ухо имеет непропорционально большие размеры [1, табл. V, 1, 5 – 7; VI, 2, 9, 10 и др.]. Преувеличение некоторых частей тела животного характерно для скифского звериного стиля.

  3. In-text reference with the coordinate start=12905
    Prefix
    В основном изображения свернувшихся в кольцо хищников являются деталями конского снаряжения, декорируют наконечники ножен, украшают оружие, одежду, пряслица. При этом впервые у скифов они появляются именно на предметах конской упряжи
    Exact
    [4, с. 8 – 14, 20]
    Suffix
    . Украшая таким образом свою лошадь, ее хозяин, вероятно, ставил перед собой определенную цель. Любой всадник мечтает о гармоничных отношениях с лошадью, о взаимопонимании и помощи с ее стороны [19].

5
Героический эпос народов СССР // Библиотека Всемирной литературы. Серия 1. Т. 13. М.: Худ. лит., 1975. 558 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=6242
    Prefix
    Путь к костру преграждал великан, свернувшийся так, что колени его касались подбородка. Нарт разогнал своего коня и влетел в правое ухо великана, а через левое вылетел. Таким образом герой набрал угольев
    Exact
    [5, с. 253 – 254]
    Suffix
    . Идентичность данного эпизода с «Сивкой-Буркой» видна не только с действиями героя, но и в особой роли коня. Встает вопрос в каком из источников данная идея появилась раньше. Его можно решить следующим образом.

6
Дюмезиль Ж. Осетинский эпос и мифология. Москва: Наука, 1976. 276 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=9039
    Prefix
    И если они помещены на концах лап и хвоста, а не в анатомически важных точках, значит, надо было, чтобы они находились именно здесь, явно изображая нечто заключенное в кольцо, но чужеродное». Альвеолы, следовательно, символизируют громадный костер, охраняемый великаном
    Exact
    [6, с. 93–94]
    Suffix
    . Вслед за Ж. Дюмезилем на подобную скифскую иконографию обратил внимание Чибиров [41, с. 6]. Известно довольно значительное количество изображений свернувшихся хищников. Отмечаются объекты, где альвеолы имеются, как писал Ж.

7
Дюмезиль Ж. Скифы и нарты. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990. 229 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4129
    Prefix
    Те же категории источников (в том числе и сказки) исследователи используют для интерпретации археологических данных [42, с. 166; 31, с. 274; 12, с. 26, 27; 29 и др.]. Существует также давняя традиция привлечения археологических материалов к историческим и фольклорным изысканиям
    Exact
    [36, с. 326 – 327; 35; 7, с. 63 – 64 и др.]
    Suffix
    . Подобный опыт есть и у автора данной публикации [18 – 20]. Цель данной работы: показать возможность использования археологических материалов в процессе поиска исторических корней формирования отдельных мотивов волшебных сказок, в том числе в сюжете «Сивки-Бурки».

8
Зуева Т. В. Волшебная сказка. М.: Прометей, 1993. 240 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3853
    Prefix
    Изучая их, исследователи, среди прочих, разрабатывают вопросы формирования сюжетов, появления определенных идей, мотивов, наличия межэтнических взаимодействий, сходства некоторых типов героев и общих мест. Свои изыскания они проводят в основном с привлечением исторических, этнографических, фольклорных источников
    Exact
    [8; 25; 32 и др.]
    Suffix
    . Те же категории источников (в том числе и сказки) исследователи используют для интерпретации археологических данных [42, с. 166; 31, с. 274; 12, с. 26, 27; 29 и др.]. Существует также давняя традиция привлечения археологических материалов к историческим и фольклорным изысканиям [36, с. 326 – 327; 35; 7, с. 63 – 64 и др.

9
Иванко О. И. О возможных путях появления мотива «конь в подвале» в русских волшебных сказках // Археологическое изучение межкультурных взаимодействий. Новосибирск: Изд. НГПУ, 2012. С. 43 – 50.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=19116
    Prefix
    Можно говорить о том, что погребения с конем характерны для степных кочевых племен, с которыми контактировали как славяне, так и русские в течение длительного периода. Следует остановиться на точке зрения о возможном заимствовании данного мотива из культурных традиций викингов
    Exact
    [9]
    Suffix
    . Такая идея основана на том, что одним из элементов их погребального обряда является наличие лошадей. Она вполне имеет право на существование. Однако рассмотрим аргументы, которые говорят не в её пользу.

10
Калоев Б. А. Осетины: Историко-этнографическое исследование. М.: Наука, 2004. 471 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=8205
    Prefix
    Основанием для привлечения к анализу данного мотива археологических материалов стало мнение исследователей о том, что период создания основных героев и большинства событий, описанных в памятнике, относится к скифо-сарматскому времени. На осетино-скифское сходство в свое время обращал внимание В. Ф. Миллер, позже оно было описано во многих работах Ж. Дюмезилем и В. И. Абаевым
    Exact
    [10, с. 6]
    Suffix
    . Выше было приведено мнение Л. А. Чибирова о возможности еще более раннего времени формирования образа Сослана. На абхазскую версию нартовского эпоса в свое время обратил внимание Ж. Дюмезиль в связи со скифскими изображениями «свернувшихся хищников».

11
Канторович А. Р. Эволюция и хронология сюжета свернувшегося в кольцо хищника в восточноевропейской скифском зверином стиле // Проблемы истории, филологии, культуры. Москва; Магнитогорск; Новосибирск: Магнитогорский государственный университет. 2014. No 4(46). С. 66 – 99.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11745
    Prefix
    Исследователи видят в нем хищников, иногда конкретизируя, что это хищник семейства кошачьих, могут определить волка, дракона, змею, зооморфное или синтетическое (волк – тигр – дракон) существо. Имеется несколько трактовок сюжета изображения, а также замечания о разнообразии иконографии данных изделий
    Exact
    [1; 4; 11; 14; 31; 40 и др.]
    Suffix
    . На довольно большом количестве изображений свернувшегося хищника ухо имеет непропорционально большие размеры [1, табл. V, 1, 5 – 7; VI, 2, 9, 10 и др.]. Преувеличение некоторых частей тела животного характерно для скифского звериного стиля.

13
Кузьмина Е. Е. Распространение коневодства и культа коня у ираноязычных племен Средней Азии и других народов Старого Света // Средняя Азия в древности и Средневековье (история и культура). М.: Наука, 1977. С. 28 – 58.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=20393
    Prefix
    Коневодство и культ коня возникают и развиваются у народов, ведущих скотоводческое хозяйство уже в эпоху энеолита. Археологическим свидетельством зарождения культа коня служат находки захоронений коня или только его черепа и изображений коня или его головы в памятниках искусства
    Exact
    [13]
    Suffix
    . Таким образом, малочисленность рассмотренных погребений, территориальная ограниченность распространения, не столь развитое коневодство у оседлых народов по сравнению с кочевниками, рассуждения об отсутствии развитой всаднической субкультуры не позволяют говорить о существовании глубоких корней в русской культуре представлений о коне как о друге, помощнике, советчике, именно о таком персон

14
Ларичев В. Е., Комиссаров С. А. Драконический мир, драконическое время (к проблеме семантики свернутого кольцом хищника) // История и культура Востока Азии: мат. МНК (Новосибирск, 9 – 11 декабря 2002 г.). Новосибирск: [б.и.], 2002. Т. 1. С. 181 – 192.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11745
    Prefix
    Исследователи видят в нем хищников, иногда конкретизируя, что это хищник семейства кошачьих, могут определить волка, дракона, змею, зооморфное или синтетическое (волк – тигр – дракон) существо. Имеется несколько трактовок сюжета изображения, а также замечания о разнообразии иконографии данных изделий
    Exact
    [1; 4; 11; 14; 31; 40 и др.]
    Suffix
    . На довольно большом количестве изображений свернувшегося хищника ухо имеет непропорционально большие размеры [1, табл. V, 1, 5 – 7; VI, 2, 9, 10 и др.]. Преувеличение некоторых частей тела животного характерно для скифского звериного стиля.

15
Леви-Брюль Л. Первобытное мышление // Психология мышления. М.: Изд-во МГУ, 1980. С. 130 – 140.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11073
    Prefix
    Первобытный человек не только имеет образ объекта и считает его реальным, но и надеется на что-нибудь или боится чего-нибудь, что связано с каким-нибудь действием, исходящим от него или воздействующим на него
    Exact
    [15]
    Suffix
    . Исследователи отмечают также полисемантичность религиозной стороны звериного стиля скифского искусства, которая могла выступать также в многозначности его функциональной нагрузки [39, с. 101].

16
Лелеков Л. А. Наследие звериного стиля в искусстве средневековой и древней Руси // Скифо-сибирский звериный стиль в искусстве народов Евразии. М.: Наука, 1976. С. 258 – 270.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=25018
    Prefix
    Это позволяет говорить о возможности восприятия русским фольклором рассмотренных мотивов. В качестве дополнительного аргумента можно привести мнение исследователей о возможном проявлении скифосарматского звериного стиля в древнерусском искусстве
    Exact
    [3; 16]
    Suffix
    . Данный процесс возможен в результате генерализации, при которой избирается, усваивается не все содержание старого образа (образов), а наиболее актуальное его (их) свойство, грань, сторона. Поэтому семантика не может остаться неприкосновенной, происходит ее расщепление и акцентировка генерализуемой стороны, с чем связаны существенные изменения в жанре и стиле [16, с. 251, 252].

17
Липец Р. С. Образы Батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе. М.: Наука, 1984. 264 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=23164
    Prefix
    Конь в эпосе тюркоязычных и монголоязычных народов – покровитель и руководитель хозяина, превосходящий его в даре предвидения, быстроте реакций в сложных ситуациях, обладающий твердой волей, подчиняющий себе всадника в минуты, когда тот проявляет слабость, помогает добиться победы
    Exact
    [17; 19]
    Suffix
    . При изучении языка и морфологических мотивов русского фольклора можно выделить элементы, отражающие их восточные признаки. Так, в русских народных сказках обнаруживаются мотивы богатырских эпосов, шаманского поверья и обычного права степных кочевников [26].

18
Мжельская Т. В. Волшебная русская сказка «Сивко-Бурко»: исторические корни одного мотива // Восток-Запад: проблемы взаимодействия. Новосибирск: Изд. НГПУ, 2011. С. 46 – 52.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5082
    Prefix
    С момента первой публикации данной работы в 1946 году был накоплен археологический материал, который на современном этапе можно привлечь для подобных изысканий. В публикации 2011 г. автор данной статьи уже обосновывала выделение мотива «достижение цели через ухо»
    Exact
    [18]
    Suffix
    . Данный мотив в основном ассоциируется с «Сивкой-Буркой», хотя встречается и в других сказках. В ней происходит преображение Ивана из деревенского дурачка в добра молодца. Анализ показал, что герои или героини сказок достигают определенной цели, если действуют по формуле: в одно ухо влез, в другое вылез.

19
Мжельская Т. В. Особенности образа коня в русских волшебных сказках // Восток-Запад: проблемы взаимодействия. Исторический, политический, социальный и религиозный аспекты. Новосибирск: Изд. НГПУ,
Total in-text references: 4
  1. In-text reference with the coordinate start=13103
    Prefix
    При этом впервые у скифов они появляются именно на предметах конской упряжи [4, с. 8 – 14, 20]. Украшая таким образом свою лошадь, ее хозяин, вероятно, ставил перед собой определенную цель. Любой всадник мечтает о гармоничных отношениях с лошадью, о взаимопонимании и помощи с ее стороны
    Exact
    [19]
    Suffix
    . Таким был конь героя, добывшего огонь: это друг, соратник, советник. Именно он помогает нарту совершать подвиги. Поэтому конь скифа, у которого имеется такое украшение на гарнитуре, должен стать именно таким.

  2. In-text reference with the coordinate start=14204
    Prefix
    Конь, полученный от живого отца, – обычный конь, он земное существо, он не крылат [32, с. 146 – 149]. Таким образом, волшебные свойства получает только тот конь, который связан с загробным миром и получен от умерших предков
    Exact
    [19]
    Suffix
    . Важность данного тезиса заключается в том, что Иван в «Сивке-Бурке» получает коня непосредственно от умершего отца, тогда как в других сказках герой добывает волшебного помощника из сооружения, по описанию похожего на могилу: некое место под дубами (т. е. под землей), конюшня в горе, выход, погреб.

  3. In-text reference with the coordinate start=15966
    Prefix
    в некоторых сказках герой получает волшебного коня от умершего отца («Сивко-Бурко») или от других персонажей, которые либо близки понятию предка (бабаяга, старуха, бабушка-задворенка, старик), либо связаны с загробным миром (умерший богатырь, Грифптица), а не из места, которое очень похоже на описаАРХЕОЛОГИЯ Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 6 ние могилы
    Exact
    [19]
    Suffix
    . Видимо, русской сказке не столь важно дать описание могилы, сколько показать происхождение волшебного коня из потустороннего мира. Несмотря на то, что в работе рассматриваются русские волшебные сказки, подобные сюжеты характерны для более широкой зоны – всего славянского историко-этнографического региона [37, с. 13].

  4. In-text reference with the coordinate start=23164
    Prefix
    Конь в эпосе тюркоязычных и монголоязычных народов – покровитель и руководитель хозяина, превосходящий его в даре предвидения, быстроте реакций в сложных ситуациях, обладающий твердой волей, подчиняющий себе всадника в минуты, когда тот проявляет слабость, помогает добиться победы
    Exact
    [17; 19]
    Suffix
    . При изучении языка и морфологических мотивов русского фольклора можно выделить элементы, отражающие их восточные признаки. Так, в русских народных сказках обнаруживаются мотивы богатырских эпосов, шаманского поверья и обычного права степных кочевников [26].

20
3. Ч. 1. С. 180 – 186. 20. Мжельская Т. В. Мотив воцарения героя в русской волшебной сказке «Царевна-лягушка» // История и историография России и Сибири в исследовательском и образовательном контекстах: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Новосибирск: Изд. НГПУ, 2014. С. 276 – 284.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=12905
    Prefix
    В основном изображения свернувшихся в кольцо хищников являются деталями конского снаряжения, декорируют наконечники ножен, украшают оружие, одежду, пряслица. При этом впервые у скифов они появляются именно на предметах конской упряжи
    Exact
    [4, с. 8 – 14, 20]
    Suffix
    . Украшая таким образом свою лошадь, ее хозяин, вероятно, ставил перед собой определенную цель. Любой всадник мечтает о гармоничных отношениях с лошадью, о взаимопонимании и помощи с ее стороны [19].

21
Мжельская Т. В., Дураков И. А. Мультидисциплинарные исследования в археологии. Новосибирск: Изд. НГПУ, 2011. 133 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3496
    Prefix
    изысканий в общественных науках проводится в нескольких направлениях: привлекаются или разрабатываются новые методы, в качестве аргументов используется информация из смежных дисциплин или оба эти пути исследований объединяются в рамках комплексных тем. Часто подобные работы позволяют не только подробно изучить новый источник, но и поновому взглянуть на уже известный предмет исследования
    Exact
    [21]
    Suffix
    . Волшебные сказки являются ценным источником для исследования. Изучая их, исследователи, среди прочих, разрабатывают вопросы формирования сюжетов, появления определенных идей, мотивов, наличия межэтнических взаимодействий, сходства некоторых типов героев и общих мест.

22
Михайлов К. А. К вопросу о формировании всаднической субкультуры в древней Руси // Новгород и Новгородская земля. Новгород: [б.и.], 1994. Вып. 8. С. 93 – 103.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=19981
    Prefix
    Окончательное ее формирование в древнерусском государстве происходит не ранее середины XI в., после длительного процесса освоения коня в Восточной Европе, многочисленных заимствований снаряжения всадника и коня, а также вероятно, практических навыков коневодства и представлений о роли коня в культуре соседних народов
    Exact
    [22, с. 96 – 99]
    Suffix
    . Здесь важными становятся рассуждения исследователей о том, что ритуальным животным становится в первую очередь то, которое играет определяющую роль в экономике. Коневодство и культ коня возникают и развиваются у народов, ведущих скотоводческое хозяйство уже в эпоху энеолита.

23
Михайлов К. А. Древнерусские элитарные погребения X – начала XI вв.: по материалам захоронений в погребальных камерах: автореф. дис. ... канд. ист. наук. СПб., 2005. 24 c.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=16916
    Prefix
    Говоря о костях животных, исследователи подчеркивают, что это остатки тризны [34, с. 26, 45, 71, 87 и др.]. Однако есть исключения. Так, среди древнерусских элитарных погребений X – начала XI вв. К. А. Михайлов выделил 19 камер с захоронениями лошадей
    Exact
    [23, с. 9]
    Suffix
    . Это незначительная часть относительно общего количества древнерусских погребальных памятников. Таким образом, для восточных славян, а затем и русских не характерны (за редким исключением) погребальные сооружения с захоронениями коней.

24
Народные русские сказки. Из сборника А. Н. Афанасьева / вст. ст. В. Аникина. М.: Правда, 1982. 576 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=21521
    Prefix
    что автор данной статьи более склоняется к идее, что складывание мотива «конь в подвале» и формирование образа чудесного коняпомощника в русских волшебных сказках происходило под влиянием традиций южных степных кочевых племен, приведем дополнительную аргументацию. Обратим внимание на то, что герой сказки вместе с конем может найти саблю и седло. Иногда подчеркивается, что седло черкесское
    Exact
    [24, с. 180]
    Suffix
    . В этом случае можно увидеть указание на его инокультурное происхождение, либо на связь с Кавказом, что косвенно указывает на возможное влияние нартовского эпоса. Сабля же – оружие, прежде всего, евразийских кочевников, появление которого характерно для VIII – IX вв. [38, с. 86].

25
Новиков Н. В. Образы восточнославянской волшебной сказки. Л.: Наука, 1974. 256 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3853
    Prefix
    Изучая их, исследователи, среди прочих, разрабатывают вопросы формирования сюжетов, появления определенных идей, мотивов, наличия межэтнических взаимодействий, сходства некоторых типов героев и общих мест. Свои изыскания они проводят в основном с привлечением исторических, этнографических, фольклорных источников
    Exact
    [8; 25; 32 и др.]
    Suffix
    . Те же категории источников (в том числе и сказки) исследователи используют для интерпретации археологических данных [42, с. 166; 31, с. 274; 12, с. 26, 27; 29 и др.]. Существует также давняя традиция привлечения археологических материалов к историческим и фольклорным изысканиям [36, с. 326 – 327; 35; 7, с. 63 – 64 и др.

26
Пачаи И. Роль наследия А. А. Потебни и Н. С. Трубецкого в исследовании восточных элементов «русской культурной зоны» // Проблемы истории, филологии, культуры. М.; Магнитогорск; Новосибирск: [б. и.], 2014. No 4(46). С. 238 – 252.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=23404
    Prefix
    При изучении языка и морфологических мотивов русского фольклора можно выделить элементы, отражающие их восточные признаки. Так, в русских народных сказках обнаруживаются мотивы богатырских эпосов, шаманского поверья и обычного права степных кочевников
    Exact
    [26]
    Suffix
    . Таким образом, анализ археологических источников, а также приведенные параллели из тюркомонгольского эпоса позволяют с большой долей вероятности говорить о том, что мотив «конь в подвале» и образ волшебного коня в русских волшебных сказках сложился под влиянием культуры именно южных кочевых народов.

27
Переводчикова Е. В. Язык звериных образов: Очерки искусства евразийских степей скифской эпохи. М., 1994. (По следам древних цивилизаций). 207 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=10424
    Prefix
    В. Переводчикова считает, что изначально в скифском зверином стиле различие между хищниками разных семейств, скорее всего, было несущественным. Поэтому можно говорить о понятии «хищника вообще»
    Exact
    [27, с. 45]
    Suffix
    . То же относится и к изображениям свернувшихся хищников, которые, вероятно, ассоциировались для скифов с неким существом или даже событием, связанным с ним. Такое предположение вполне возможно, если принять во внимание особенности мышления древних людей.

  2. In-text reference with the coordinate start=12071
    Prefix
    V, 1, 5 – 7; VI, 2, 9, 10 и др.]. Преувеличение некоторых частей тела животного характерно для скифского звериного стиля. Это делают для того, чтобы подчеркнуть какие-либо детали, привлечь к ним внимание
    Exact
    [27, с. 20]
    Suffix
    . Возможно, мастер хотел указать на эпизод, в котором нарт добывает огонь, попав в центр круга именно через ухо великана. Таким образом, можно предположить, что хотя бы часть изображений свернувшегося хищника могли служить некой «иллюстрацией» к эпизоду эпоса, напоминанием о подвиге по добыче огня.

30
Подобед В. А., Усачук А. Н., Цимиданов В. В. Манипуляции в столбовых ямах (культуры эпохи бронзы Азии и Восточной Европы) // Теория и практика археологических исследований. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2013б. No 1(7). С. 33 – 48.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=13456
    Prefix
    Поэтому конь скифа, у которого имеется такое украшение на гарнитуре, должен стать именно таким. Особый, неутилитарный статус уздечки был показан исследователями, изучавшими археологические данные с привлечением значительных разнокультурных фольклорных материалов
    Exact
    [30, с. 42]
    Suffix
    . После анализа скифских изображений свернувшихся хищников можно привести еще одну параллель с русскими волшебными сказками. Герой попадает в царство, где «жили одни змеи, да гады. Кругом города лежала большая змея, обвившись кольцом, так что голова с хвостом сходились» [32, с. 247].

  2. In-text reference with the coordinate start=22176
    Prefix
    Анализируя уздечные наборы в материалах культур степной и лесостепной Евразии финала поздней бронзы и начала раннего железа, авторы обратили внимание на то, что кони, вызывающиеся с помощью уздечки, являются выходцами из потустороннего мира
    Exact
    [30, с. 42]
    Suffix
    . Во многом образ чудесного коня можно считать надкультурным, т. к. он встречается в фольклорных источниках многих народов мира. Однако можно проследить, что между образами коня батыра в тюркомонгольском эпосе и волшебного коня из русских сказок много общего.

31
Полидович Ю. Б. Хищник и его жертва: Выражение круговорота жизни и смерти средствами скифского зооморфного кода // Структурно-семиотические исследования в археологии. Донецк, 2006. Т. 3. Режим доступа: http://www.academia.edu/1529463/ (дата обращения: 28.02.2015).
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11745
    Prefix
    Исследователи видят в нем хищников, иногда конкретизируя, что это хищник семейства кошачьих, могут определить волка, дракона, змею, зооморфное или синтетическое (волк – тигр – дракон) существо. Имеется несколько трактовок сюжета изображения, а также замечания о разнообразии иконографии данных изделий
    Exact
    [1; 4; 11; 14; 31; 40 и др.]
    Suffix
    . На довольно большом количестве изображений свернувшегося хищника ухо имеет непропорционально большие размеры [1, табл. V, 1, 5 – 7; VI, 2, 9, 10 и др.]. Преувеличение некоторых частей тела животного характерно для скифского звериного стиля.

32
Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. М.: Лабиринт, 2002. 336 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=13710
    Prefix
    После анализа скифских изображений свернувшихся хищников можно привести еще одну параллель с русскими волшебными сказками. Герой попадает в царство, где «жили одни змеи, да гады. Кругом города лежала большая змея, обвившись кольцом, так что голова с хвостом сходились»
    Exact
    [32, с. 247]
    Suffix
    . Привлечение археологических данных для исследования возможно и для анализа мотива «конь в подвале», который был выделен В. Я. Проппом. Владимир Яковлевич считает, что в данном мотиве заключена идея получения коня в качестве волшебного помощника из склепа.

  2. In-text reference with the coordinate start=14074
    Prefix
    Владимир Яковлевич считает, что в данном мотиве заключена идея получения коня в качестве волшебного помощника из склепа. Он дарится герою его умершим отцом из-за могилы. Конь, полученный от живого отца, – обычный конь, он земное существо, он не крылат
    Exact
    [32, с. 146 – 149]
    Suffix
    . Таким образом, волшебные свойства получает только тот конь, который связан с загробным миром и получен от умерших предков [19]. Важность данного тезиса заключается в том, что Иван в «Сивке-Бурке» получает коня непосредственно от умершего отца, тогда как в других сказках герой добывает волшебного помощника из сооружения, по описанию похожего на могилу: некое место под дубами (т. е. под земл

  3. In-text reference with the coordinate start=14650
    Prefix
    от умершего отца, тогда как в других сказках герой добывает волшебного помощника из сооружения, по описанию похожего на могилу: некое место под дубами (т. е. под землей), конюшня в горе, выход, погреб. Они очень хорошо закрыты доской, дверью или камнем. При этом Сивка-Бурка обладает важным свойством – крылатостью (эта характеристика волшебного коня также была отмечена В. Я. Проппом,
    Exact
    [32, с. 142]
    Suffix
    ), что позволяет ему помочь Ивану выполнить трудную задачу – допрыгнуть до окна, возле которого сидит царевна. Возможно, рассмотрение археологических материалов позволит выявить источники происхождения данного мотива.

35
Соловьева Г. Ф. Славянские союзы племен по археологическим материалам VIII – XIV вв. н. э. (вятичи, радимичи, северяне) // СА. 1956. Т. XXV. М.: АН СССР. С. 138 – 170.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4129
    Prefix
    Те же категории источников (в том числе и сказки) исследователи используют для интерпретации археологических данных [42, с. 166; 31, с. 274; 12, с. 26, 27; 29 и др.]. Существует также давняя традиция привлечения археологических материалов к историческим и фольклорным изысканиям
    Exact
    [36, с. 326 – 327; 35; 7, с. 63 – 64 и др.]
    Suffix
    . Подобный опыт есть и у автора данной публикации [18 – 20]. Цель данной работы: показать возможность использования археологических материалов в процессе поиска исторических корней формирования отдельных мотивов волшебных сказок, в том числе в сюжете «Сивки-Бурки».

36
Спицын А. А. Расселение древнерусских племен по археологическим данным // Журнал министерства народного просвещения. 1899. Вып. VIII. С. 301 – 340.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4129
    Prefix
    Те же категории источников (в том числе и сказки) исследователи используют для интерпретации археологических данных [42, с. 166; 31, с. 274; 12, с. 26, 27; 29 и др.]. Существует также давняя традиция привлечения археологических материалов к историческим и фольклорным изысканиям
    Exact
    [36, с. 326 – 327; 35; 7, с. 63 – 64 и др.]
    Suffix
    . Подобный опыт есть и у автора данной публикации [18 – 20]. Цель данной работы: показать возможность использования археологических материалов в процессе поиска исторических корней формирования отдельных мотивов волшебных сказок, в том числе в сюжете «Сивки-Бурки».

37
Сравнительный указатель сюжетов: восточнославянская сказка. Л.: Наука, 1979. 438 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=16255
    Prefix
    Видимо, русской сказке не столь важно дать описание могилы, сколько показать происхождение волшебного коня из потустороннего мира. Несмотря на то, что в работе рассматриваются русские волшебные сказки, подобные сюжеты характерны для более широкой зоны – всего славянского историко-этнографического региона
    Exact
    [37, с. 13]
    Suffix
    . Археологические материалы конца I тысячелетия до н. э. – первой половины I тысячелетия н. э., полученные на территории Северного Причерноморья, от Поднепровья до Закарпатья, показывают, что у славян и их соседей был следующий погребальный обряд.

38
Степи Евразии в эпоху средневековья // Археология СССР с древнейших времен до средневековья. М.: Наука, 1981. 303 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=18854
    Prefix
    Погребения с конём или его чучелом характерны для таких степных народов, как хазары, печенеги, кипчаки, половцы [28, с. 22, 41, 49, 82, 123, 139, 151, 157]. В Центральном Предкавказье в могильнике Абрау-Дюрсо обнаружены специальные погребения взнузданных и оседланных коней (иногда вместе с ними положено и оружие)
    Exact
    [38, с. 91]
    Suffix
    . Можно говорить о том, что погребения с конем характерны для степных кочевых племен, с которыми контактировали как славяне, так и русские в течение длительного периода. Следует остановиться на точке зрения о возможном заимствовании данного мотива из культурных традиций викингов [9].

  2. In-text reference with the coordinate start=21789
    Prefix
    В этом случае можно увидеть указание на его инокультурное происхождение, либо на связь с Кавказом, что косвенно указывает на возможное влияние нартовского эпоса. Сабля же – оружие, прежде всего, евразийских кочевников, появление которого характерно для VIII – IX вв.
    Exact
    [38, с. 86]
    Suffix
    . Дополнительным аргументом можно считать замечание исследователей о том, что каждое степное захоронение с конем и оружием можно уверенно считать кочевническим [38, с. 12]. Анализируя уздечные наборы в материалах культур степной и лесостепной Евразии финала поздней бронзы и начала раннего железа, авторы обратили внимание на то, что кони, вызывающиеся с помощью уздечки, являются выходцами из

  3. In-text reference with the coordinate start=21946
    Prefix
    Сабля же – оружие, прежде всего, евразийских кочевников, появление которого характерно для VIII – IX вв. [38, с. 86]. Дополнительным аргументом можно считать замечание исследователей о том, что каждое степное захоронение с конем и оружием можно уверенно считать кочевническим
    Exact
    [38, с. 12]
    Suffix
    . Анализируя уздечные наборы в материалах культур степной и лесостепной Евразии финала поздней бронзы и начала раннего железа, авторы обратили внимание на то, что кони, вызывающиеся с помощью уздечки, являются выходцами из потустороннего мира [30, с. 42].

39
Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время // Археология СССР с древнейших времен до средневековья. М.: Наука, 1989. 464 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=11244
    Prefix
    человек не только имеет образ объекта и считает его реальным, но и надеется на что-нибудь или боится чего-нибудь, что связано с каким-нибудь действием, исходящим от него или воздействующим на него [15]. Исследователи отмечают также полисемантичность религиозной стороны звериного стиля скифского искусства, которая могла выступать также в многозначности его функциональной нагрузки
    Exact
    [39, с. 101]
    Suffix
    . Исходя из данных суждений, мы можем согласиться с Ж. Дюмезилем, что хотя бы часть изображений свернувшихся хищников подразумевает великана из нартовского эпоса. Отметим, что существует несколько интерпретаций данного образа.

  2. In-text reference with the coordinate start=12677
    Prefix
    Для скифов мотивы хищных животных и птиц, или их частей, носили не только орнаментальный, но и сакрально-магический характер. Они как бы усиливали боевые качества оружия и коня, придавали особую силу, смелость, меткость удара, быстроту воинам-всадникам
    Exact
    [39, с. 101]
    Suffix
    . В основном изображения свернувшихся в кольцо хищников являются деталями конского снаряжения, декорируют наконечники ножен, украшают оружие, одежду, пряслица. При этом впервые у скифов они появляются именно на предметах конской упряжи [4, с. 8 – 14, 20].

  3. In-text reference with the coordinate start=18305
    Prefix
    Так, наиболее богатые погребения IV – III вв. до н. э. сопровождают конские захоронения в специально вырытых ямах. Как правило, лошадей хоронили в богатых уздечных, а иногда еще и в нагрудных уборах с украшениями из золота, серебра или бронзы
    Exact
    [39, с. 53 – 58]
    Suffix
    . Часть лошадей была захоронена в узких щелевидных могилах. Традиция погребения коней в вертикальном положении существовала как у скифов, так и у других кочевых народов [2]. Именно такое положение больше схоже с описанием коня, стоящего в подвале-подземелье.

41
Чибиров Л. А. Нарт Сослан и его аналоги в индоевропейском мифологическом пространстве // Вестник Владикавказского научного центра. 2012. No 2. Т. 12. С. 5 – 12.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=7041
    Prefix
    Подчеркнем, что в эпосе не упоминаются и другие, более ранние изобретения по добыче огня, известные традиционным обществам. Древность данного эпизода может быть аргументирована также мнением Л. А. Чибирова о том, что прообраз нарта Сослана (героя, добывшего огонь) зародился значительно раньше скифского времени
    Exact
    [41, с. 5]
    Suffix
    . Славяне уже владели огнивом, поэтому добыча огня уже не представляла собой столь сложное дело, которое можно было бы сравнить с неким подвигом за его обладание. Но, видимо, сама идея достижения цели через ухо была настолько колоритна, что сохранилась в поэтическом творчестве, была переработана и вплетена в канву сюжетов некоторых сказок.

  2. In-text reference with the coordinate start=9130
    Prefix
    И если они помещены на концах лап и хвоста, а не в анатомически важных точках, значит, надо было, чтобы они находились именно здесь, явно изображая нечто заключенное в кольцо, но чужеродное». Альвеолы, следовательно, символизируют громадный костер, охраняемый великаном [6, с. 93–94]. Вслед за Ж. Дюмезилем на подобную скифскую иконографию обратил внимание Чибиров
    Exact
    [41, с. 6]
    Suffix
    . Известно довольно значительное количество изображений свернувшихся хищников. Отмечаются объекты, где альвеолы имеются, как писал Ж. Дюмезиль, на кончиках лап, редко на хвосте [1, табл. I; II, 2, 7, 8; III, 1 – 3, 6 – 8; IV, 1 – 3; V, 2 – 4; VI, 1, 7, 8 и др.

  3. In-text reference with the coordinate start=24787
    Prefix
    Пожалуй, наиболее известным можно считать появление некоторых мотивов из Эпоса о Гильгамеше в отдельных эпизодах Библии. Л. А. Чибиров рассматривал особенности образа нарта Сослана в рамках общего индоевропейского мифологического пространства, приводя параллели характеру и его деяниям в различных источниках
    Exact
    [41]
    Suffix
    . Это позволяет говорить о возможности восприятия русским фольклором рассмотренных мотивов. В качестве дополнительного аргумента можно привести мнение исследователей о возможном проявлении скифосарматского звериного стиля в древнерусском искусстве [3; 16].