The 10 references with contexts in paper A. Gorbenko Yu., А. Горбенко Ю. (2016) “«СЛЕПЫЕ ФАРИСЕИ» И «СЛУГА НАРОДА»: ИДЕОЛОГЕМА «ВРАГА» В АВТОМИФОТВОРЧЕСТВЕ Г. ГРЕБЕНЩИКОВА // «BLIND PHARISEES» AND «PEOPLE’S SERVANT»: THE IDEOLOGEME OF «ENEMY» IN G. GREBENSHCHIKOV’S AUTO-MYTH-MAKING” / spz:neicon:vestnik-k:y:2015:i:2:p:126-129

2
Бурдье П. Поле литературы // Новое литературное обозрение. 2000. No 45. С. 22 – 87.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11517
    Prefix
    Гребенщиков в любом полемическом отклике на свои произведения подозревает репрессивную реакцию хранителей символического капитала, ограничивающих доступ к нему писателей «из народа» (по логике борьбы, происходящей в «поле литературы», описанной П. Бурдье
    Exact
    [2]
    Suffix
    ). Любую критику своих литературных текстов он переводит в поле классовой «травли». Таким образом, критика работает в пользу литературной биографии писателя, наделяя ее чертами агиобиографии и работая на создаваемую им репутацию литературного мученика.

3
Георгий Гребенщиков. Из эпистолярного наследия (1924 – 1957) / сост. В. К. Корниенко. Барнаул, 2008. 172 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=13090
    Prefix
    Гребенщикова в том, что тот нарушил конвенции реалистического метода, описав в романе «Чураевы» сцену, которой не было в действительности и оставив при этом персонажам имена прототипов, результатом чего стала «клевета на невинную, честную, прекрасную женщину, вдову генерала Самсонова»
    Exact
    [3, с. 56]
    Suffix
    . В ответном письме Г. Д. Гребенщиков прибегнул к своей излюбленной риторической операции, объяснив критические «нападки» адресанта разницей социального положения. Такая реакция на литературную критику, никак не сопряженную с выяснением вопроса о происхождении автора «Чураевых», удивила Краснова: «Вы обиделись, и в Вашей обиде на меня у Вас вырвались нехорошие слова, что я могу отталкивать Вас

  2. In-text reference with the coordinate start=13726
    Prefix
    Вы обиделись, и в Вашей обиде на меня у Вас вырвались нехорошие слова, что я могу отталкивать Вас потому, что Вы “идете из низов народа”, а между тем, Вы даже не знаете, откуда иду я, и что я пережил и перенес в своей жизни?» (письмо от 23 декабря 1935 г.). Любопытно, что Краснов попробовал объяснить эту «обиду» Гребенщикова «избалованност[ью] и незакаленност[ью] на строгие критики»
    Exact
    [3, с. 61]
    Suffix
    . Итак, дихотомия интеллигенция vs. крестьянский писатель, максимально рельефно сконструированная в статье «Перед судом фарисеев», отныне автоматически актуализировалась, как только в поле внимания Г.

4
Гребенщиков Г. Д. Моя отчизна // Семипалатинский листок. 1906. No 16. 18 июня. С. 2.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=8190
    Prefix
    Параллелизм героя с Христом создается наличием в тексте антагонистов героя («фарисеев»), а также мотивом камня, брошенного (или предлагающегося для броска) в «праведника»: «мысль мою вы душите в ее начале и адским хохотом встречаете мой труд и каждую мою ошибку толкуете как преступление, чтоб лишний камень бросить мне»
    Exact
    [4]
    Suffix
    ). Локальный литературный конфликт переводится Гребенщиковым в «высокий» план евангельской истории. Итак, Г. Д. Гребенщиковым был найден образ «врага», присутствующим уже в названии текста в виде адресата, – «Моим врагам».

  2. In-text reference with the coordinate start=8653
    Prefix
    Если в «Моей отчизне» на роль врага лирического героя мог претендовать разве что сам ландшафт, традиционно описанный как лиминальное пространство символической «тьмы» и смерти [12; ср.: 1, с. 30 – 57] («Моя отчизна – скучная деревня // Для детства моего была – могила»
    Exact
    [4]
    Suffix
    ), то в обсуждаемой статье «враг» персонифицирован – им становится интеллигенция. Определив врага, молодой литератор формирует собственную идентичность. Л. Гудков определяет механизмы негативной идентификации, характерные для русской культуры, как «самоконституцию от противного, от другого значимого предмета или представления, но выраженную в форме отрицания каких-либо качеств или ценност

6
Гребенщиков Г. Д. Письма (1907 – 1917). Книга вторая / сост., автор предис., прим. (при участии В. К. Корниенко и К. В. Анисимова), указателя имен, Хроники жизни и творчества Т. Г. Черняева. Бийск, 2010. 200 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=1672
    Prefix
    Гребенщикову, уже предпринимались попытки описать его «путь в литературу» и сопряженный с ним процесс автомифотворчества литератора. Круг проблем, связанных с созданием писательской мифологии затрагивается в ряде работ Т. Г. Черняевой
    Exact
    [6; 13; 14]
    Suffix
    . Особое внимание исследовательницы сосредоточено на «автобиографическом» письме начинающего автора критику Л. Клейнборту, в котором, по ее мнению, «Гребенщиков начинает создавать “миф” о рождении писателя из крестьян» [6, с. 4; 14, с. 8].

  2. In-text reference with the coordinate start=1892
    Prefix
    Особое внимание исследовательницы сосредоточено на «автобиографическом» письме начинающего автора критику Л. Клейнборту, в котором, по ее мнению, «Гребенщиков начинает создавать “миф” о рождении писателя из крестьян»
    Exact
    [6, с. 4; 14, с. 8]
    Suffix
    . Но, во-первых, Т. Г. Черняева рассматривает исключительно сибирский период творчества Г. Д. Гребенщикова, однако автомифотворческий процесс не прекращался и в эмиграции. Во-вторых, в работах исследовательницы на первый план выходит точное и скрупулезное изложение биографических фактов, но меньше внимания уделено концептуализации приведенного в изобилии материала.

7
Г. Д. Гребенщиков и Г. Н. Потанин: диалог поколений (письма, статьи, воспоминания, рецензии) / сост., автор вступ. статьи, прим. Т. Г. Черняева. Барнаул, 2008. 212 с. Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=11867
    Prefix
    Таким образом, критика работает в пользу литературной биографии писателя, наделяя ее чертами агиобиографии и работая на создаваемую им репутацию литературного мученика. Риторическая стратегия, выработанная Гребенщиковым в сибирский период, оставалась актуальной и в эмиграции (ср. иную трактовку в
    Exact
    [7, с. 7]
    Suffix
    ). Многочисленные в эмигрантской среде конфликты и разногласия, лежавшие в области собственно литературы или литературного быта, Г. Д. Гребенщиков нередко решал, опираясь на свой писательский миф.

  2. In-text reference with the coordinate start=12732
    Prefix
    Неужели мы, крестьяне, вам любы только тогда, когда мы полуслепое быдло, а как только мы сами себе добудем ту или иную свободу культурных действий, вы сейчас же стремитесь умалить наше значение» (ксерокопия газетной вырезки, содержащей письмо, находится в личном архиве Р. Григорьевой. Цит. по:
    Exact
    [7, с. 10 – 11]
    Suffix
    ). Спустя четыре года в письме от 22 сентября 1935 г. П. Н. Краснов упрекнул Г. Д. Гребенщикова в том, что тот нарушил конвенции реалистического метода, описав в романе «Чураевы» сцену, которой не было в действительности и оставив при этом персонажам имена прототипов, результатом чего стала «клевета на невинную, честную, прекрасную женщину, вдову генерала Самсонова» [3, с. 56].

8
Гудков Л. Негативная идентичность. Статьи 1997 – 2002 гг. М., 2004. 816 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=9095
    Prefix
    Гудков определяет механизмы негативной идентификации, характерные для русской культуры, как «самоконституцию от противного, от другого значимого предмета или представления, но выраженную в форме отрицания каких-либо качеств или ценностей у их носителя – в виде чужого, отвратительного, пугающего, угрожающего»
    Exact
    [8, с. 271]
    Suffix
    . Идеологема «врага» стала ключевой в этом процессе, поскольку «[и]меть врага важно не только для определения собственной идентичности, но еще и для того, чтобы был повод испытать нашу систему ценностей и продемонстрировать их окружающим» [15, с. 13].

12
Тюпа В. И. Мифологема Сибири: к вопросу о «сибирском тексте» русской литературы // Сибирский филологический журнал. 2002. No 1. С. 27 – 35.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=8560
    Prefix
    Гребенщиковым был найден образ «врага», присутствующим уже в названии текста в виде адресата, – «Моим врагам». Если в «Моей отчизне» на роль врага лирического героя мог претендовать разве что сам ландшафт, традиционно описанный как лиминальное пространство символической «тьмы» и смерти
    Exact
    [12; ср.: 1, с. 30 – 57]
    Suffix
    («Моя отчизна – скучная деревня // Для детства моего была – могила» [4]), то в обсуждаемой статье «враг» персонифицирован – им становится интеллигенция. Определив врага, молодой литератор формирует собственную идентичность.

13
Черняева Т. Г. Начало творческой биографии Г. Д. Гребенщикова // Алтайский текст в русской культуре. Вып. 1. Барнаул, 2002. С. 36 – 47.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=1672
    Prefix
    Гребенщикову, уже предпринимались попытки описать его «путь в литературу» и сопряженный с ним процесс автомифотворчества литератора. Круг проблем, связанных с созданием писательской мифологии затрагивается в ряде работ Т. Г. Черняевой
    Exact
    [6; 13; 14]
    Suffix
    . Особое внимание исследовательницы сосредоточено на «автобиографическом» письме начинающего автора критику Л. Клейнборту, в котором, по ее мнению, «Гребенщиков начинает создавать “миф” о рождении писателя из крестьян» [6, с. 4; 14, с. 8].

14
Черняева Т. Г. Творчество Г. Д. Гребенщикова: сибирский период: учебное пособие. Барнаул, 2007. 47 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=1672
    Prefix
    Гребенщикову, уже предпринимались попытки описать его «путь в литературу» и сопряженный с ним процесс автомифотворчества литератора. Круг проблем, связанных с созданием писательской мифологии затрагивается в ряде работ Т. Г. Черняевой
    Exact
    [6; 13; 14]
    Suffix
    . Особое внимание исследовательницы сосредоточено на «автобиографическом» письме начинающего автора критику Л. Клейнборту, в котором, по ее мнению, «Гребенщиков начинает создавать “миф” о рождении писателя из крестьян» [6, с. 4; 14, с. 8].

  2. In-text reference with the coordinate start=1892
    Prefix
    Особое внимание исследовательницы сосредоточено на «автобиографическом» письме начинающего автора критику Л. Клейнборту, в котором, по ее мнению, «Гребенщиков начинает создавать “миф” о рождении писателя из крестьян»
    Exact
    [6, с. 4; 14, с. 8]
    Suffix
    . Но, во-первых, Т. Г. Черняева рассматривает исключительно сибирский период творчества Г. Д. Гребенщикова, однако автомифотворческий процесс не прекращался и в эмиграции. Во-вторых, в работах исследовательницы на первый план выходит точное и скрупулезное изложение биографических фактов, но меньше внимания уделено концептуализации приведенного в изобилии материала.

  3. In-text reference with the coordinate start=5584
    Prefix
    Гребенщикова является статья «Перед судом фарисеев (Моим врагам)» (1909), которая стала ответом на критику его дебютной пьесы «Сын народа» (1908). Постановка пьесы в Семипалатинске имела большой успех
    Exact
    [14, с. 13]
    Suffix
    , который сопровождался позитивным отношением Г. Д. Гребенщикова к высоко оценившей его литературный труд интеллигенции. Омская премьера, напротив, вызвала резкую критику, апофеозом которой стала не сохранившаяся статья присяжного поверенного Н.

15
Эко У. Сотвори себе врага // Эко У. Сотвори себе врага и другие тексты по случаю. М., 2014. С. 11 – 38. Информация об авторе: Горбенко Александр Юрьевич – аспирант, старший преподаватель кафедры мировой литературы и методики ее преподавания Красноярского государственного педагогического университета им. В. П. Астафьева,
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=9327
    Prefix
    Идеологема «врага» стала ключевой в этом процессе, поскольку «[и]меть врага важно не только для определения собственной идентичности, но еще и для того, чтобы был повод испытать нашу систему ценностей и продемонстрировать их окружающим»
    Exact
    [15, с. 13]
    Suffix
    . Такая «демонстрация» заключалась в «узурпации» культуртрегерских функций (трикстерский поход за «огнем», чтобы «с ним вернуться во тьму»), которые в русской культуре нового времени принадлежали интеллигенции, и артикуляция намерения заместить интеллигенцию в культурном поле, трансформировав и перекроив традиционную «символическую карту» (термин К.