The 8 references with contexts in paper O. Vladimirov N., О. Владимиров Н. (2016) “ОБРАЗ «МОЛОДОЙ СТАРОСТИ» В ПОЗДНЕЙ ЛИРИКЕ И. БУНИНА // THE CONCEPTION OF «YOUNG SENILITY» IN IVAN BUNIN’S LATE LYRICS” / spz:neicon:vestnik-k:y:2015:i:2:p:115-119

1
Баевский B. C. История русской поэзии: 1730 – 1980. Компендиум. М.: Новая школа, 1996. 320 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=6046
    Prefix
    Мальцев заканчивает цитированием стихотворения «И цветы, и шмели, и трава, и колосья...» [7, с. 352]. Эти же стихи приводит как образец бунинской лирики B. C. Баевский в своей сжатой «Истории русской поэзии: 1730 – 1980»
    Exact
    [1, с. 237]
    Suffix
    .) Счастье жизни – в её вечном обновлении, этот излюбленный мотив вновь актуализируется и становится особенно заметным на фоне лирики предшествующего, балладного периода творчества. От страшной, но предвиденной злобы дня поэт отходит к старым, но не стареющим ценностям мира: «Сладок и нов ей (девочке.

2
Бунин И. А. Собр. соч.: в 8 т. М.: Московский рабочий, 1993. Т. 1. Стихотворения 1888 – 1852. Т. 1. 540 с.
Total in-text references: 34
  1. In-text reference with the coordinate start=3639
    Prefix
    В.) мифы», как отмечено в подзаголовке) «царя Касисадры, Ксисутроса» о «смерти и погибели», перенесённых страданиях заканчивается картиной «смирения» «свирепствовавших» «шесть дней и семь ночей» стихий, солнечным рассветом: «Я плакал, / Открыв окно и увидавши солнце»
    Exact
    [2, с. 139]
    Suffix
    . Эта антитеза всеобщего разрушения и бедствий и возвращения к жизни, её приятия – в основе бунинского творчества этих лет (Ср. с замечанием Е. Ю. Куликовой, пишущей о морской теме у Бунина: «Отсутствие незыблемого в мире наделяет всё, прежде бывшее, особенной ценностью, поскольку опасность катастрофы и сама катастрофа знаменует собой апокалиптическую точку конца.

  2. In-text reference with the coordinate start=4526
    Prefix
    прогнозах; сбывающихся пророчествах: «Молчание», «Никогда вы не воскреснете, не встанете...», «По древнему унылому распеву...», «И шли века, и стены Рая пали...», «Из книги пророка Исаии» и др. Балладная недоговоренность стихотворений предшествующего периода творчества переходит здесь то в открыто выраженную констатацию того, что «Презренного, дикого века / Свидетелем быть мне дано...»
    Exact
    [2, с. 360]
    Suffix
    , то в признание: «...не принять грядущей нови / В ее отвратной наготе» [2, с. 375], то в презрительное обращение к «рабам», проклятие старому миру: «Никогда вы не воскреснете, не встанете / Из гнилых своих гробов, / Никогда на Божий лик не глянете, / Ибо нет восстанья для рабов...» [2, с. 408].

  3. In-text reference with the coordinate start=4605
    Prefix
    Балладная недоговоренность стихотворений предшествующего периода творчества переходит здесь то в открыто выраженную констатацию того, что «Презренного, дикого века / Свидетелем быть мне дано...» [2, с. 360], то в признание: «...не принять грядущей нови / В ее отвратной наготе»
    Exact
    [2, с. 375]
    Suffix
    , то в презрительное обращение к «рабам», проклятие старому миру: «Никогда вы не воскреснете, не встанете / Из гнилых своих гробов, / Никогда на Божий лик не глянете, / Ибо нет восстанья для рабов...» [2, с. 408].

  4. In-text reference with the coordinate start=4799
    Prefix
    выраженную констатацию того, что «Презренного, дикого века / Свидетелем быть мне дано...» [2, с. 360], то в признание: «...не принять грядущей нови / В ее отвратной наготе» [2, с. 375], то в презрительное обращение к «рабам», проклятие старому миру: «Никогда вы не воскреснете, не встанете / Из гнилых своих гробов, / Никогда на Божий лик не глянете, / Ибо нет восстанья для рабов...»
    Exact
    [2, с. 408]
    Suffix
    . В ряде стихотворений антиномии разрушения мира и извечной его красоты, Сатаны и Бога совмещены: «Вход в Иерусалим», «Снег дымился, в раскрытой могиле...», «На всякой высоте прельщает Сатана...

  5. In-text reference with the coordinate start=5107
    Prefix
    В ряде стихотворений антиномии разрушения мира и извечной его красоты, Сатаны и Бога совмещены: «Вход в Иерусалим», «Снег дымился, в раскрытой могиле...», «На всякой высоте прельщает Сатана...», «День памяти Петра» и т. д. В стихотворении «На исходе» утверждается: «Звезда, что будет на востоке, / Еще среди глубокой тьмы»
    Exact
    [2, с. 349]
    Suffix
    . Случилось то, что должно было произойти, но мрачное сегодня приближает рассвет, возрождение. О. Н. Владимиров Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ На этой интонации снятого напряжения, переведённого дыхания написано большинство стихов продуктивных 1916 – 1918 гг.

  6. In-text reference with the coordinate start=6409
    Prefix
    От страшной, но предвиденной злобы дня поэт отходит к старым, но не стареющим ценностям мира: «Сладок и нов ей (девочке. – О. В.) весенний рассказ, / Миру рассказанный тысячу раз» («Первый соловей»)
    Exact
    [2, с. 344]
    Suffix
    , «Колоколов средневековый / Певучий зов, печаль времен, / И счастье жизни вечно новой, / И о былом счастливый сон» («Венеция») [2, с. 374]. Вечность смывает суетность человека и ничтожность его дел: «Покрывало море свитками / Древней хартии своей / Берег с пестрыми кибитками / Забавлявшихся людей» («Покрывало море свитками...») [2, с. 342]; ср.

  7. In-text reference with the coordinate start=6548
    Prefix
    В.) весенний рассказ, / Миру рассказанный тысячу раз» («Первый соловей») [2, с. 344], «Колоколов средневековый / Певучий зов, печаль времен, / И счастье жизни вечно новой, / И о былом счастливый сон» («Венеция»)
    Exact
    [2, с. 374]
    Suffix
    . Вечность смывает суетность человека и ничтожность его дел: «Покрывало море свитками / Древней хартии своей / Берег с пестрыми кибитками / Забавлявшихся людей» («Покрывало море свитками...») [2, с. 342]; ср.

  8. In-text reference with the coordinate start=6742
    Prefix
    раз» («Первый соловей») [2, с. 344], «Колоколов средневековый / Певучий зов, печаль времен, / И счастье жизни вечно новой, / И о былом счастливый сон» («Венеция») [2, с. 374]. Вечность смывает суетность человека и ничтожность его дел: «Покрывало море свитками / Древней хартии своей / Берег с пестрыми кибитками / Забавлявшихся людей» («Покрывало море свитками...»)
    Exact
    [2, с. 342]
    Suffix
    ; ср.: «Смятенье, крик и визг рыбалок...», «Все снится мне заросшая травой...» и др.). Образы океана (моря), волн, приливов и отливов, всевидящей и беспристрастной луны, ветра – вечных природных, космических стихий и реалий – сквозные в лирике этого периода.

  9. In-text reference with the coordinate start=7587
    Prefix
    В стихах «Спутница», «Ранний, чуть видный рассвет...» утро дня соответствует утру жизни: «Ранний, чуть видный рассвет, / Сердце шестнадцати лет. // Сада дремотная мгла / Липовым цветом тепла. // Тих и таинственен дом / С крайним заветным окном. // Штора в окне, а за ней / Солнце вселенной моей»
    Exact
    [2, с. 358]
    Suffix
    . Узнаваемая здесь интонация Фета «безглагольного» соответствует образу вневременности в лирике Бунина этих лет. Её посещает просветлённое и умиротворённое жизнеутверждение, хранящее следы пережитого.

  10. In-text reference with the coordinate start=7917
    Prefix
    Её посещает просветлённое и умиротворённое жизнеутверждение, хранящее следы пережитого. Эти мотивы часто сопряжены с мотивом первой любви (её ожидания). «Весенний рассказ, миру рассказанный тысячу раз», «счастье жизни вечно новой»
    Exact
    [2, с. 374]
    Suffix
    – это, прежде всего, опыт и переживания лирического «я», поэтому нередки воспоминания о них («В столетнем мраке черной ели...», «Тихой ночью поздний месяц вышел...», «Море, степь и нежный август, ослепительный и жаркий», «Воспоминание», «Свет незакатный», «Сириус», «Ночью, в темном саду, постоял вдалеке.

  11. In-text reference with the coordinate start=8438
    Prefix
    Бунинский герой вспоминает и друга, с которым он «разделял» «Те радости и муки без причин, / Ту сладостную боль соприкасанья / Душой со всем живущим...», которым «нет названья» («Памяти друга»)
    Exact
    [2, с. 338]
    Suffix
    , и «вечер бездомный» в Петербурге, когда он «...молод был, безвестен, одинок / В чужом ... мире, сложном и огромном...» («На Невском») [2, с. 339]. С остротой и полнотой лично виденного и только что пережитого он может вспомнить и летнее утро вековой давности, в которое его дедушка представлял своё будущее венчание («Дедушка в молодости»).

  12. In-text reference with the coordinate start=8581
    Prefix
    Бунинский герой вспоминает и друга, с которым он «разделял» «Те радости и муки без причин, / Ту сладостную боль соприкасанья / Душой со всем живущим...», которым «нет названья» («Памяти друга») [2, с. 338], и «вечер бездомный» в Петербурге, когда он «...молод был, безвестен, одинок / В чужом ... мире, сложном и огромном...» («На Невском»)
    Exact
    [2, с. 339]
    Suffix
    . С остротой и полнотой лично виденного и только что пережитого он может вспомнить и летнее утро вековой давности, в которое его дедушка представлял своё будущее венчание («Дедушка в молодости»).

  13. In-text reference with the coordinate start=9025
    Prefix
    Воспоминания не просто освежают душу, греют сердце, но и возвращают молодость и надежды: «Как в апреле по ночам в аллее...», «В пустом сквозном чертоге сада...»: «Какая сладость все, что прежде / Ценил так мало, вспоминать! / Какая боль и грусть – в надежде / Еще одну весну узнать!»
    Exact
    [2, с. 364]
    Suffix
    . Эта вернувшаяся молодость в стихотворении «Старая яблоня» названа «молодой старостью»: «Вся в снегу, кудрявом, благовонном, / Вся-то ты гудишь блаженным звоном / Пчел и ос, от солнца золотых / Старишься, подруга дорогая?

  14. In-text reference with the coordinate start=9310
    Prefix
    Эта вернувшаяся молодость в стихотворении «Старая яблоня» названа «молодой старостью»: «Вся в снегу, кудрявом, благовонном, / Вся-то ты гудишь блаженным звоном / Пчел и ос, от солнца золотых / Старишься, подруга дорогая? / Не беда! Вот будет ли такая / Молодая старость у других!»
    Exact
    [2, с. 351]
    Suffix
    . «От солнца золотые» пчёлы и осы в первом варианте этих стихов 1916 г. были «завистливыми и злыми»; эта авторская правка примечательна: после устранения возможных общественно-политических аллюзий картина весеннего цветения в солнечный день и акцент на последней строке стали выразительнее.

  15. In-text reference with the coordinate start=9728
    Prefix
    стихов 1916 г. были «завистливыми и злыми»; эта авторская правка примечательна: после устранения возможных общественно-политических аллюзий картина весеннего цветения в солнечный день и акцент на последней строке стали выразительнее. (См. также в стихотворении «Дедушка в молодости»: «...Где на куртинах диких роз, / В блаженстве ослепительного блеска, / Впивают пчелы теплый мед...»
    Exact
    [2, с. 332]
    Suffix
    .) Если пчёлы, осы, шмели – в центре поэтической энтомологии этого периода, то на периферии её – мухи: «В сторожке грусть, мушиный гуд... / – Зачем в лесу звенит овсянка, / Грибы растут, цветы цветут / И травы ярки, как медянка?

  16. In-text reference with the coordinate start=9987
    Prefix
    »: «...Где на куртинах диких роз, / В блаженстве ослепительного блеска, / Впивают пчелы теплый мед...» [2, с. 332].) Если пчёлы, осы, шмели – в центре поэтической энтомологии этого периода, то на периферии её – мухи: «В сторожке грусть, мушиный гуд... / – Зачем в лесу звенит овсянка, / Грибы растут, цветы цветут / И травы ярки, как медянка?» («Льет без конца. В лесу туман»)
    Exact
    [2, с. 329]
    Suffix
    , «Там (во «тьме». – О. В.), как мухи, / Как червь на падали, кишат / Исчадия земли и ада...» («Матфей Прозорливый») [2, с., 305]. (Ср. с рассказом 1924 г. «Мухи».) Те и другие насекомые метонимически представляют бунинскую оппозицию «Рай – Вавилон, строй – рой, космос – хаос» в этот период.

  17. In-text reference with the coordinate start=11199
    Prefix
    Местоимение «такая», выделенное межстиховой паузой, – не столько указательное и неопределённое, сколько определительное, усиливающее значение «молодой старости»: «Старишься, подруга, дорогая? / Не беда! Вот будет ли такая / Молодая старость у других!»
    Exact
    [2, с. 351]
    Suffix
    . «Такая молодая старость» противопоставлена «скучной, грязной старости» в стихотворении 1916 же года «Никогда вы не воскреснете, не встанете...» (здесь характеристика «рабов» как «темных слуг корысти, злобы, ярости, / Мести, страха, похоти и лжи» могла повлиять на замену «завистливых и злых» пчёл и ос «от солнца золотыми»).

  18. In-text reference with the coordinate start=12689
    Prefix
    » в «арсеньевском» «И вновь, и вновь над вашей головой...» – «...И шмель замрет на венчике цветка...», но эти стихи – весенние): «Я слез в канаву и, согнав впившегося в середину цветка и сладко и вяло заснувшего там мохнатого шмеля, принялся срывать цветок» [8, с. 22] – «Черный бархатный шмель, золотое оплечье <...> Полетай, погуди – и в засохшей татарке, / На подушечке красной усни»
    Exact
    [2, с. 336]
    Suffix
    . Соотнесение жизни человека с жизнью старой яблони, последнего шмеля, иерихонской розы, косвенно – с репейником, как и эвфемизм «усни», подтверждает мысли бунинского героя об особом смысле человеческого существования, его сотериологические чаяния.

  19. In-text reference with the coordinate start=13395
    Prefix
    «Молодая старость» осознаётся и как дар свыше, обязывающий к особой ответственности перед собой и Богом: «Звездой пылающей, потиром / Земных скорбей, небесных слез / Зачем, о Господи, над миром / Ты бытие мое вознес?» («Звезда дрожит среди вселенной...»)
    Exact
    [2, с. 363]
    Suffix
    , «Вот все внизу, все царства мира – / И я преображен. Душе моей дана / Как бы незримая порфира. // Не я ли царь и Бог?» («На всякой высоте прельщает Сатана») – [2, с. 415]. «Приемлю указанье / Покорным быть земной судьбе.

  20. In-text reference with the coordinate start=13554
    Prefix
    , обязывающий к особой ответственности перед собой и Богом: «Звездой пылающей, потиром / Земных скорбей, небесных слез / Зачем, о Господи, над миром / Ты бытие мое вознес?» («Звезда дрожит среди вселенной...») [2, с. 363], «Вот все внизу, все царства мира – / И я преображен. Душе моей дана / Как бы незримая порфира. // Не я ли царь и Бог?» («На всякой высоте прельщает Сатана») –
    Exact
    [2, с. 415]
    Suffix
    . «Приемлю указанье / Покорным быть земной судьбе...» («Где ты, угасшее светило?») [2, с. 429]. Особо заметно эта богоизбранность выражена в «Радуге»: «Лишь избранный Творцом, / Исполненный Господней благодати, – / Как радуга, что блещет лишь в закате, – / Зажжется пред концом» [2, с. 370].

  21. In-text reference with the coordinate start=13648
    Prefix
    Душе моей дана / Как бы незримая порфира. // Не я ли царь и Бог?» («На всякой высоте прельщает Сатана») – [2, с. 415]. «Приемлю указанье / Покорным быть земной судьбе...» («Где ты, угасшее светило?»)
    Exact
    [2, с. 429]
    Suffix
    . Особо заметно эта богоизбранность выражена в «Радуге»: «Лишь избранный Творцом, / Исполненный Господней благодати, – / Как радуга, что блещет лишь в закате, – / Зажжется пред концом» [2, с. 370].

  22. In-text reference with the coordinate start=13839
    Prefix
    «Приемлю указанье / Покорным быть земной судьбе...» («Где ты, угасшее светило?») [2, с. 429]. Особо заметно эта богоизбранность выражена в «Радуге»: «Лишь избранный Творцом, / Исполненный Господней благодати, – / Как радуга, что блещет лишь в закате, – / Зажжется пред концом»
    Exact
    [2, с. 370]
    Suffix
    . Бунин здесь обращается к образу радуги как знамению союза между Богом и людьми [Быт. 9: 12-17]. Образ радуги – и в стихотворениях «Роняя снег, проходят тучи...» [2, с. 354], «Сорвался вихрь, промчал из края в край...» [2, с. 360].

  23. In-text reference with the coordinate start=13997
    Prefix
    Особо заметно эта богоизбранность выражена в «Радуге»: «Лишь избранный Творцом, / Исполненный Господней благодати, – / Как радуга, что блещет лишь в закате, – / Зажжется пред концом» [2, с. 370]. Бунин здесь обращается к образу радуги как знамению союза между Богом и людьми [Быт. 9: 12-17]. Образ радуги – и в стихотворениях «Роняя снег, проходят тучи...»
    Exact
    [2, с. 354]
    Suffix
    , «Сорвался вихрь, промчал из края в край...» [2, с. 360]. «Молодая старость» – это и отмена старости, «вневозрастность», «несрочная весна». (Словосочетание «несрочная весна» из стихотворения Е.

  24. In-text reference with the coordinate start=14049
    Prefix
    Бунин здесь обращается к образу радуги как знамению союза между Богом и людьми [Быт. 9: 12-17]. Образ радуги – и в стихотворениях «Роняя снег, проходят тучи...» [2, с. 354], «Сорвался вихрь, промчал из края в край...»
    Exact
    [2, с. 360]
    Suffix
    . «Молодая старость» – это и отмена старости, «вневозрастность», «несрочная весна». (Словосочетание «несрочная весна» из стихотворения Е. А. Баратынского «Запустение» («Я посетил тебя, пленительная осень...») дало название рассказу 1923 г.

  25. In-text reference with the coordinate start=14519
    Prefix
    В стихотворении «„Опять холодные седые небеса <...>“» лирическое «я» восклицает: «– Ах, старая наивная тетрадь! / Как смел я в те года гневить печалью Бога? / Уж больше не писать мне этого «опять» / Перед счастливою осеннею дорогой!»
    Exact
    [2, с. 379]
    Suffix
    . «„Опять холодные седые небеса <...>“» – один из примеров расширения и усложнения нарративной сферы в бунинской поэзии последнего периода и достаточно редкий в русской лирике случай стихов поэта о своих стихах, здесь же цитируемых.

  26. In-text reference with the coordinate start=15657
    Prefix
    , что это четверостишие – подлинные строки Бунина из неизвестной читателю рукописи («старой наивной тетради»), учитывая их сходство с опубликованными стихами начинающего поэта (ср.: «Пустыня, грусть в степных просторах. / Синеют тучи. Скоро снег. / Леса на дальних косогорах / Как желто-красный лисий мех» [2, с. , 21]; «Седое небо надо мной / И лес, раскрытый, обнаженный»
    Exact
    [2, с. 24]
    Suffix
    . Здесь приводятся начальные строки стихотворений). К этому же приёму Бунин прибегнет в «Жизни Арсеньева»: он припишет молодому поэту Алёше Арсеньеву стихи «И вновь, и вновь над вашей головой...» [4, с. 145].

  27. In-text reference with the coordinate start=16405
    Prefix
    Всегда присущее бунинскому герою ощущение повторяемости всего и вся теперь снимается усилившимся чувством вневременности его жизни, чувством наступившей «несрочной весны». Именно поэтому «осенняя дорога» – «счастливая». По ней «я» идёт «Молодыми, легкими шагами // И опять, опять чегото» ждёт («Как в апреле по ночам в аллее...»)
    Exact
    [2, с. 363]
    Suffix
    . Тот же мотив развивается в стихотворениях «Зачем пленяет старая могила...»: «молодая старость» названа здесь «радостью воскресенья» [2, с. 372] – и Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ «Дочь»: «.

  28. In-text reference with the coordinate start=16540
    Prefix
    По ней «я» идёт «Молодыми, легкими шагами // И опять, опять чегото» ждёт («Как в апреле по ночам в аллее...») [2, с. 363]. Тот же мотив развивается в стихотворениях «Зачем пленяет старая могила...»: «молодая старость» названа здесь «радостью воскресенья»
    Exact
    [2, с. 372]
    Suffix
    – и Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ «Дочь»: «...И чувством молодости странной, / Как будто после похорон, / Кончается мой сон туманный» [2, с. 328].

  29. In-text reference with the coordinate start=16732
    Prefix
    Тот же мотив развивается в стихотворениях «Зачем пленяет старая могила...»: «молодая старость» названа здесь «радостью воскресенья» [2, с. 372] – и Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ «Дочь»: «...И чувством молодости странной, / Как будто после похорон, / Кончается мой сон туманный»
    Exact
    [2, с. 328]
    Suffix
    . «Несрочная весна» возвращает лирическому «я» полноту чувств и переживаний молодости, сосредоточенных в любви, отсюда умиротворённое обращение «я» к умершей юной возлюбленной в ряде стихов: «Свет незакатный», «Печаль ресниц, сияющих и черных...»; «1885 г.

  30. In-text reference with the coordinate start=17178
    Prefix
    , сосредоточенных в любви, отсюда умиротворённое обращение «я» к умершей юной возлюбленной в ряде стихов: «Свет незакатный», «Печаль ресниц, сияющих и черных...»; «1885 г.» («Была весна, и жизнь была легка»): «Разве ты одинока? / Разве ты не со мной / В нашем прошлом, далеком, / Где и я был иной? / В мире круга земного, / Настоящего дня, / Молодого, былого / Нет давно и меня!»
    Exact
    [2, с. 357]
    Suffix
    . Эти стихи продолжают условный цикл, начатый в раннем творчестве: «Портрет» («Погост, часовенка над склепом...»), «Крест в долине при дороге...», «Эпитафия» («Я девушкой, невестой умерла...»); близки к ним «Морфей» и «Венеция» («Колоколов средневековый.

  31. In-text reference with the coordinate start=17513
    Prefix
    Эти стихи продолжают условный цикл, начатый в раннем творчестве: «Портрет» («Погост, часовенка над склепом...»), «Крест в долине при дороге...», «Эпитафия» («Я девушкой, невестой умерла...»); близки к ним «Морфей» и «Венеция» («Колоколов средневековый...»). Несмотря на то, что «нет уж в мире нас, / Когда-то юных и блаженных <...>»
    Exact
    [2, с. 374]
    Suffix
    , возлюбленная «является», «воскресает» – «во сне», но этот сон явственнее реальности: «...И дивно повторяется восторг, / Та встреча, краткая, земная, / Что Бог нам дал и тотчас вновь расторг <...>» [2, с. 374], – во сне, в «радостной стране», «не дивит ничто – ни даже ласки той, / С кем Бог нас разделил могильною чертой» [2, с. 371].

  32. In-text reference with the coordinate start=17714
    Prefix
    Несмотря на то, что «нет уж в мире нас, / Когда-то юных и блаженных <...>» [2, с. 374], возлюбленная «является», «воскресает» – «во сне», но этот сон явственнее реальности: «...И дивно повторяется восторг, / Та встреча, краткая, земная, / Что Бог нам дал и тотчас вновь расторг <...>»
    Exact
    [2, с. 374]
    Suffix
    , – во сне, в «радостной стране», «не дивит ничто – ни даже ласки той, / С кем Бог нас разделил могильною чертой» [2, с. 371]. В рассказе 1923 г. «Неизвестный друг», написанном в форме писем к писателю, героиня, прощаясь со своим «неведомым другом», надеется на встречу в мире ином: «Через пятнадцать, двадцать дет не будет, вероятно, ни меня, ни Вас в этом мире.

  33. In-text reference with the coordinate start=17827
    Prefix
    уж в мире нас, / Когда-то юных и блаженных <...>» [2, с. 374], возлюбленная «является», «воскресает» – «во сне», но этот сон явственнее реальности: «...И дивно повторяется восторг, / Та встреча, краткая, земная, / Что Бог нам дал и тотчас вновь расторг <...>» [2, с. 374], – во сне, в «радостной стране», «не дивит ничто – ни даже ласки той, / С кем Бог нас разделил могильною чертой»
    Exact
    [2, с. 371]
    Suffix
    . В рассказе 1923 г. «Неизвестный друг», написанном в форме писем к писателю, героиня, прощаясь со своим «неведомым другом», надеется на встречу в мире ином: «Через пятнадцать, двадцать дет не будет, вероятно, ни меня, ни Вас в этом мире.

  34. In-text reference with the coordinate start=18980
    Prefix
    / Все те же губы, тот же взгляд, / Исполненный и рабства и свободы, / Умерший на земле уже стократ. / Все тот же зной и дикий запах лука / В телесном запахе твоем, / И та же мучит сладостная мука, – / Бесплодное томление о нем» («Встреча»)
    Exact
    [2, с. 378]
    Suffix
    . Впервые этот мотив вечной связи «я» и его возлюблённой, когда-то живших и любивших, прозвучал в стихотворении «Ночь» («Ищу я в этом мире сочетанья...») 1901 г. (Ср. с рассуждением о «никому не ведомой жизни „такого-то“» в заготовке к «Жизни Арсеньева», где писатель говорит о «вечной, вовеки одинаковой любви мужчины и женщины...» [5, с. 365].

3
Бунин И. А. Собр. соч.: в 9 т. М.: Худ. литература, 1966. Т. 5. 544 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=12059
    Prefix
    произведение может быть прочитано как метафора одинокого творческого пути поэта, теперешнее непонимание, неприятие которого сменится будущим его признанием и непременным торжеством его поэзии.) Близок к образу «молодой старости» образ Розы Иерихона в одноимённой миниатюре: «В знак веры в жизнь вечную, в воскресение из мертвых, клали на Востоке в древности Розу Иерихона в гроба, в могилы»
    Exact
    [3, с. 7]
    Suffix
    , – в свою очередь напоминающий об «энергии и силе жизни» репейника – кустов «татарина» из «Хаджи-Мурата» Л. Н. Толстого. Параллель эта поддержана образом «мохнатого» («черного бархатного»), «заснувшего» на репее шмеля («уснувшего» в бунинском стихотворении, «замершего» в «арсеньевском» «И вновь, и вновь над вашей головой.

  2. In-text reference with the coordinate start=18105
    Prefix
    «Неизвестный друг», написанном в форме писем к писателю, героиня, прощаясь со своим «неведомым другом», надеется на встречу в мире ином: «Через пятнадцать, двадцать дет не будет, вероятно, ни меня, ни Вас в этом мире. До встречи в ином! Кто может быть уверен, что его нет?»
    Exact
    [3, с. 98]
    Suffix
    . Как подчёркивает Ю. В. Мальцев, мотив прапамяти и метемпсихоза «должен быть опознан и указан в начале всякого разговора о Бунине <...>, ибо именно здесь, в этой темной области подсознания и тайны берут свое начало многие, казалось бы, безначальные и необъяснимые черты человеческого бытия, к которым постоянно приковывалось внимание» писателя [7, с. 9].

  3. In-text reference with the coordinate start=20546
    Prefix
    Начиная с 1916 г., поэт пишет стихотворения с установкой отказаться от всякого рода условностей, преодолеть дистанцию между словом и реальностью, адекватно воспроизвести незавершённость, бесконечность жизни и своё к ней отношение, то есть говорить о том, что «истинно твое и единственно настоящее, требующее наиболее законно выражения, то есть следа, воплощения и сохранения хотя бы в слове!»
    Exact
    [3, с. 180]
    Suffix
    . «Подсказанный» молодому поэту его наблюдениями над природой, образ круга с его вариантом – образом «молодой старости» – становится центральным в лирике этого периода. Бунинская версия популярного в XX в. архаического мифа о вечном возвращении выражается в цикличности пребывания в мире лирического «я», встречающего «ту же» возлюбленную, умиравшую «уже стократ»; в пространственновременной

4
Бунин И. А. Собр. соч.: в 9 т. М.: Худ. литература, 1966. Т. 6. 340 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=15845
    Prefix
    Здесь приводятся начальные строки стихотворений). К этому же приёму Бунин прибегнет в «Жизни Арсеньева»: он припишет молодому поэту Алёше Арсеньеву стихи «И вновь, и вновь над вашей головой...»
    Exact
    [4, с. 145]
    Suffix
    . Но в этом случае автор и его представитель более далеки друг от друга, чем в стихотворении «„Опять холодные седые небеса <...>“». К тому же неметафорический стиль молодого Бунина не совпадает с подчёркнуто экспрессивным образным строем стихотворения юного Арсеньева.

5
Бунин И. А. Собр. соч.: в 9 т. М.: Худ. литература, 1967. Т. 9. 623 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=10549
    Prefix
    «Молодая старость» синонимична «вечной юности»: так писатель определяет вторую молодость в «Освобождении Толстого», вслед за Гёте, называвшим «„вечную часть нашей нравственной природы“» «энтелехией» и говорившим, «что гении переживают две молодости, меж тем как прочие бывают только раз молоды»
    Exact
    [5, с. 117]
    Suffix
    . (О бунинской энтелехии пишет Ю. В. Мальцев в связи с анализом «Темных аллей» [7, с. 324 – 325].) Оксюморон «молодая старость» точнее передает то, что в прозе обозначено как «вечная юность» (то есть реализация энтелехии в жизни «особо одаренных» людей): не просто вернувшуюся молодость, а творческий расцвет, обогащённый прожитым и пережитым.

  2. In-text reference with the coordinate start=19296
    Prefix
    Впервые этот мотив вечной связи «я» и его возлюблённой, когда-то живших и любивших, прозвучал в стихотворении «Ночь» («Ищу я в этом мире сочетанья...») 1901 г. (Ср. с рассуждением о «никому не ведомой жизни „такого-то“» в заготовке к «Жизни Арсеньева», где писатель говорит о «вечной, вовеки одинаковой любви мужчины и женщины...»
    Exact
    [5, с. 365]
    Suffix
    .) Присутствие героя здесь и сейчас и одновременно его остранённый взгляд на эту ситуацию выражается сменой местоимения третьего лица: «...И та же мучит сладостная мука, – / Бесплодное томление о нем», – а не первого («обо мне») – на местоимение первого лица «Через века найду <.

6
Куликова Е. Ю. Мертвые корабли и мертвые моряки в поэзии И. А. Бунина (к литературным истокам бунинской морской темы) // Куликова Е. Ю. Пространство и его динамический аспект в лирике акмеистов. Новосибирск: Свиньин и сыновья, 2011. 530 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4102
    Prefix
    Куликовой, пишущей о морской теме у Бунина: «Отсутствие незыблемого в мире наделяет всё, прежде бывшее, особенной ценностью, поскольку опасность катастрофы и сама катастрофа знаменует собой апокалиптическую точку конца. Однако у Бунина это еще и точка зарождения жизни, исходящей из всех прежде бывших существований, из всех погребенных на дне морском и в земле»
    Exact
    [6, с. 468]
    Suffix
    .) С одной стороны, пишутся стихотворения об оправдавшихся прогнозах; сбывающихся пророчествах: «Молчание», «Никогда вы не воскреснете, не встанете...», «По древнему унылому распеву...», «И шли века, и стены Рая пали.

7
Мальцев Ю. В. Иван Бунин: 1870 – 1953. Франкфурт-на-Майне; M., 1994. 432 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=5921
    Prefix
    В этот период написаны классические, с точки зрения их соответствия лирике как роду, стихотворения: «Последний шмель», «Настанет день – исчезну я...», «Этой краткой жизни вечным измененьем...», «Сириус» и другие. (Своё исследование «Бунин» Ю. В. Мальцев заканчивает цитированием стихотворения «И цветы, и шмели, и трава, и колосья...»
    Exact
    [7, с. 352]
    Suffix
    . Эти же стихи приводит как образец бунинской лирики B. C. Баевский в своей сжатой «Истории русской поэзии: 1730 – 1980» [1, с. 237].) Счастье жизни – в её вечном обновлении, этот излюбленный мотив вновь актуализируется и становится особенно заметным на фоне лирики предшествующего, балладного периода творчества.

  2. In-text reference with the coordinate start=10634
    Prefix
    «Молодая старость» синонимична «вечной юности»: так писатель определяет вторую молодость в «Освобождении Толстого», вслед за Гёте, называвшим «„вечную часть нашей нравственной природы“» «энтелехией» и говорившим, «что гении переживают две молодости, меж тем как прочие бывают только раз молоды» [5, с. 117]. (О бунинской энтелехии пишет Ю. В. Мальцев в связи с анализом «Темных аллей»
    Exact
    [7, с. 324 – 325]
    Suffix
    .) Оксюморон «молодая старость» точнее передает то, что в прозе обозначено как «вечная юность» (то есть реализация энтелехии в жизни «особо одаренных» людей): не просто вернувшуюся молодость, а творческий расцвет, обогащённый прожитым и пережитым.

  3. In-text reference with the coordinate start=18426
    Prefix
    Мальцев, мотив прапамяти и метемпсихоза «должен быть опознан и указан в начале всякого разговора о Бунине <...>, ибо именно здесь, в этой темной области подсознания и тайны берут свое начало многие, казалось бы, безначальные и необъяснимые черты человеческого бытия, к которым постоянно приковывалось внимание» писателя
    Exact
    [7, с. 9]
    Suffix
    . Гипотетическая встреча героев бунинского метасюжета «встреча – разлука» становится реальной в стихотворении «Встреча». Выйдя из «круга земного, настоящего дня», полнее и острее ощутив свою надындивидуальность, «я» во встречной женщине узнает ту, которую встречал «стократ» в течение своего вечного пребывания в мире: «Все та же ты, как в сказочные годы!

8
Толстой Л. Н. Собр. соч.: в 22 т. Т. 14. Повести и рассказы. 1903 – 1910. М.: Худ. литература, 1983. 511 с. Информация об авторе: Владимиров Олег Николаевич – кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Новокузнецкого филиала (института) КемГУ, vladi-oleg@yandex.ru.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=12563
    Prefix
    образом «мохнатого» («черного бархатного»), «заснувшего» на репее шмеля («уснувшего» в бунинском стихотворении, «замершего» в «арсеньевском» «И вновь, и вновь над вашей головой...» – «...И шмель замрет на венчике цветка...», но эти стихи – весенние): «Я слез в канаву и, согнав впившегося в середину цветка и сладко и вяло заснувшего там мохнатого шмеля, принялся срывать цветок»
    Exact
    [8, с. 22]
    Suffix
    – «Черный бархатный шмель, золотое оплечье <...> Полетай, погуди – и в засохшей татарке, / На подушечке красной усни» [2, с. 336]. Соотнесение жизни человека с жизнью старой яблони, последнего шмеля, иерихонской розы, косвенно – с репейником, как и эвфемизм «усни», подтверждает мысли бунинского героя об особом смысле человеческого существования, его сотериологические чаяния.