The 15 references with contexts in paper A. Mukhareva N., А. Мухарева Н. (2016) “«ЭНЦИКЛОПЕДИИ» ТАМГ НА ГОРЕ БОЛЬШОЙ УЛАЗ (Минусинская котловина) // "ENCYCLOPEDIA" OF TAMGAS ON BOLSHOY ULAZ MOUNTAIN (Minusinsk basin)” / spz:neicon:vestnik-k:y:2015:i:1:p:78-82

3
Катанов Н. Ф. Среди тюркских племен // Известия Русского географического общества. СПб., 1893. Т. 29. Вып. 6.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11610
    Prefix
    Среди выполненных на плитах и скалах знаков в виде круга (и его производных) выделены собственно хакасские тамги [12, рис. 12], аналогичные тем, что представлены в сводке хакасских тамг XIX в. Н. Ф. Катанова
    Exact
    [3, с. 110]
    Suffix
    . Отдельные знаки, также производные от круга, отнесены казахскими исследователями к VIII – IX вв., к сожалению, без каких-либо аргументов относительно такой датировки [19, с. 149]. Рис. 4.

7
Краснослуцкий С. А., Заика А. Л. Знаковая символика на астрагалах севера Минусинской котловины (тагаро-таштыкское время) // Енисейская провинция. Альманах. Красноярск: Красноярский краевой краеведческий музей, 2009. Вып. 4. С. 263 – 276.
Total in-text references: 4
  1. In-text reference with the coordinate start=10991
    Prefix
    Такие знаки были известны в регионе уже в тагаро-таштыкское время. Наряду с другой знаковой символикой они зафиксированы на астрагалах, найденных на поселенческих комплексах севера Минусинской котловины
    Exact
    [7]
    Suffix
    . На многих из них прослеживаются гравированные линии [7, рис. 3-7]. К наиболее часто встречаемым сюжетам авторы относят в том числе окружности, иногда с рассечением внутреннего пространства [7, с. 269], приводя им в качестве аналогий знаки, ранее выявленные на скалах Минусинской котловины.

  2. In-text reference with the coordinate start=11042
    Prefix
    Такие знаки были известны в регионе уже в тагаро-таштыкское время. Наряду с другой знаковой символикой они зафиксированы на астрагалах, найденных на поселенческих комплексах севера Минусинской котловины [7]. На многих из них прослеживаются гравированные линии
    Exact
    [7, рис. 3-7]
    Suffix
    . К наиболее часто встречаемым сюжетам авторы относят в том числе окружности, иногда с рассечением внутреннего пространства [7, с. 269], приводя им в качестве аналогий знаки, ранее выявленные на скалах Минусинской котловины.

  3. In-text reference with the coordinate start=11166
    Prefix
    Наряду с другой знаковой символикой они зафиксированы на астрагалах, найденных на поселенческих комплексах севера Минусинской котловины [7]. На многих из них прослеживаются гравированные линии [7, рис. 3-7]. К наиболее часто встречаемым сюжетам авторы относят в том числе окружности, иногда с рассечением внутреннего пространства
    Exact
    [7, с. 269]
    Suffix
    , приводя им в качестве аналогий знаки, ранее выявленные на скалах Минусинской котловины. Как отмечают исследователи, графема в виде поделенной пополам окружности неоднократно встречается в петроглифах различных частей среднеенисейского региона [7, рис. 9].

  4. In-text reference with the coordinate start=11401
    Prefix
    К наиболее часто встречаемым сюжетам авторы относят в том числе окружности, иногда с рассечением внутреннего пространства [7, с. 269], приводя им в качестве аналогий знаки, ранее выявленные на скалах Минусинской котловины. Как отмечают исследователи, графема в виде поделенной пополам окружности неоднократно встречается в петроглифах различных частей среднеенисейского региона
    Exact
    [7, рис. 9]
    Suffix
    . Среди выполненных на плитах и скалах знаков в виде круга (и его производных) выделены собственно хакасские тамги [12, рис. 12], аналогичные тем, что представлены в сводке хакасских тамг XIX в.

8
Кызласов Л. Р. Новая датировка памятников енисейской письменности // Советская археология. 1960. No 3.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=3236
    Prefix
    Во второй половине ХХ столетия, наряду с публикациями, рассматривающими тамги на различных предметах [5, с. 258, 259; 10, с. 141 – 144; 11, с. 26 – 28, табл. V; 2, с. 115, 116, рис. 92, табл. 44, 73 и др.], появляются специальные работы, посвященные анализу удостоверительных знаков на памятниках наскального искусства региона
    Exact
    [8; 9; 12]
    Suffix
    . В немногочисленных публикациях характеризуются материалы отдельно взятых местонахождений, расположенных преимущественно в центральной части и на юге Минусинской котловины, на основании которых сделаны попытки датировать часть тамгообразных знаков второй половиной IX и Х вв. [8; 9], а также выделить в петроглифах Минусинской котловины тамги XVII – нач.

  2. In-text reference with the coordinate start=3501
    Prefix
    В немногочисленных публикациях характеризуются материалы отдельно взятых местонахождений, расположенных преимущественно в центральной части и на юге Минусинской котловины, на основании которых сделаны попытки датировать часть тамгообразных знаков второй половиной IX и Х вв.
    Exact
    [8; 9]
    Suffix
    , а также выделить в петроглифах Минусинской котловины тамги XVII – нач. ХХ в., принадлежавшие хакасам [12]. Значительно больше внимания исследователи уделяли изображениям знаков, выполненных на курганных плитах региона [14, с. 72 – 79; 20, рис. 66 – 75; 24 и др.], анализируя их серии, рассматривая хронологию и культурную принадлежность, зачастую приводя обширные аналогии.

  3. In-text reference with the coordinate start=8755
    Prefix
    Такие же тамги присутствуют на Сулекской писанице [25, Abb. 72], на горе Тепсей в пункте Усть-Туба III [26, p. 43: fig. 11.2, p. 50: fig. 29.2, p. 51: fig. 35.8, 35.26 и др.], а также других местонахождениях региона. Анализируя упрощенный вариант данной тамги, Л. Р. Кызласов считал, что дуга на кресте без ромбической сердцевины является тамгой древне-тюркской знати
    Exact
    [8, с. 117]
    Suffix
    и имеет обширное распространение по всему левобережью и правобережью Енисея. Среди хакасских тамг аналогичного знака найти не удалось, между тем подобная тамга действительно широко представлена на памятниках Центральноазиатского региона, вслед за Л.

9
Кызласов Л. Р. О датировке памятников енисейской письменности // Советская археология. 1965. No 3. С. 38 – 49.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=3236
    Prefix
    Во второй половине ХХ столетия, наряду с публикациями, рассматривающими тамги на различных предметах [5, с. 258, 259; 10, с. 141 – 144; 11, с. 26 – 28, табл. V; 2, с. 115, 116, рис. 92, табл. 44, 73 и др.], появляются специальные работы, посвященные анализу удостоверительных знаков на памятниках наскального искусства региона
    Exact
    [8; 9; 12]
    Suffix
    . В немногочисленных публикациях характеризуются материалы отдельно взятых местонахождений, расположенных преимущественно в центральной части и на юге Минусинской котловины, на основании которых сделаны попытки датировать часть тамгообразных знаков второй половиной IX и Х вв. [8; 9], а также выделить в петроглифах Минусинской котловины тамги XVII – нач.

  2. In-text reference with the coordinate start=3501
    Prefix
    В немногочисленных публикациях характеризуются материалы отдельно взятых местонахождений, расположенных преимущественно в центральной части и на юге Минусинской котловины, на основании которых сделаны попытки датировать часть тамгообразных знаков второй половиной IX и Х вв.
    Exact
    [8; 9]
    Suffix
    , а также выделить в петроглифах Минусинской котловины тамги XVII – нач. ХХ в., принадлежавшие хакасам [12]. Значительно больше внимания исследователи уделяли изображениям знаков, выполненных на курганных плитах региона [14, с. 72 – 79; 20, рис. 66 – 75; 24 и др.], анализируя их серии, рассматривая хронологию и культурную принадлежность, зачастую приводя обширные аналогии.

12
Кызласов Л. Р., Леонтьев Н. В. Народные рисунки хакасов. М.: Наука, 1980. 176 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=3236
    Prefix
    Во второй половине ХХ столетия, наряду с публикациями, рассматривающими тамги на различных предметах [5, с. 258, 259; 10, с. 141 – 144; 11, с. 26 – 28, табл. V; 2, с. 115, 116, рис. 92, табл. 44, 73 и др.], появляются специальные работы, посвященные анализу удостоверительных знаков на памятниках наскального искусства региона
    Exact
    [8; 9; 12]
    Suffix
    . В немногочисленных публикациях характеризуются материалы отдельно взятых местонахождений, расположенных преимущественно в центральной части и на юге Минусинской котловины, на основании которых сделаны попытки датировать часть тамгообразных знаков второй половиной IX и Х вв. [8; 9], а также выделить в петроглифах Минусинской котловины тамги XVII – нач.

  2. In-text reference with the coordinate start=3606
    Prefix
    В немногочисленных публикациях характеризуются материалы отдельно взятых местонахождений, расположенных преимущественно в центральной части и на юге Минусинской котловины, на основании которых сделаны попытки датировать часть тамгообразных знаков второй половиной IX и Х вв. [8; 9], а также выделить в петроглифах Минусинской котловины тамги XVII – нач. ХХ в., принадлежавшие хакасам
    Exact
    [12]
    Suffix
    . Значительно больше внимания исследователи уделяли изображениям знаков, выполненных на курганных плитах региона [14, с. 72 – 79; 20, рис. 66 – 75; 24 и др.], анализируя их серии, рассматривая хронологию и культурную принадлежность, зачастую приводя обширные аналогии.

  3. In-text reference with the coordinate start=11516
    Prefix
    Как отмечают исследователи, графема в виде поделенной пополам окружности неоднократно встречается в петроглифах различных частей среднеенисейского региона [7, рис. 9]. Среди выполненных на плитах и скалах знаков в виде круга (и его производных) выделены собственно хакасские тамги
    Exact
    [12, рис. 12]
    Suffix
    , аналогичные тем, что представлены в сводке хакасских тамг XIX в. Н. Ф. Катанова [3, с. 110]. Отдельные знаки, также производные от круга, отнесены казахскими исследователями к VIII – IX вв., к сожалению, без каких-либо аргументов относительно такой датировки [19, с. 149].

13
Леонтьев Н. В., Миклашевич Е. А., Мухарева А. Н. Памятник наскального искусства Улазы на севере Минусинской котловины // Археология Южной Сибири. Сборник научных трудов, посвященных 60-летию со дня рождения В. В. Боброва. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005. Вып. 23. С. 120 – 132.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=4402
    Prefix
    Улазы наиболее полно были обследованы Н. В. Леонтьевым в 1962, затем в 1982 гг. исследователем были сделаны копии рисунков и тамг, даны краткие описания скопированных плоскостей, но долгое время материал не был введен в научный оборот
    Exact
    [13]
    Suffix
    . Нами работы на данном комплексе осуществляются с 2004 г. по настоящее время. В ходе обследования плоскостей с петроглифами на горе Большой Улаз была обнаружена серия тамг разного вида, среди которых имеются как уже известные, так и новые образцы.

  2. In-text reference with the coordinate start=7514
    Prefix
    На плоскостях с петроглифами этот знак всегда выбит в стороне от рисунков и как бы вписан в ранее созданную композицию. Подобные наблюдения позволяют датировать его не ранее времени создания изображений, соотносимых с эпохой раннего средневековья
    Exact
    [13]
    Suffix
    . Среди известных в литературе тамг, зафиксированных на скалах Минусинской котловины, точных аналогий этому знаку обнаружить не удалось ни среди хакасских тамг, ни среди более древних, тогда как его более простые варианты исследователями фиксировались неоднократно и соотносились с различными историческими периодами.

14
Николаева Т. В. Изображения на плитах оград курганов тагарской культуры: (Методика и хронология): дис. ... канд. ист. наук. Кемерово, 1983. 241 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3715
    Prefix
    в центральной части и на юге Минусинской котловины, на основании которых сделаны попытки датировать часть тамгообразных знаков второй половиной IX и Х вв. [8; 9], а также выделить в петроглифах Минусинской котловины тамги XVII – нач. ХХ в., принадлежавшие хакасам [12]. Значительно больше внимания исследователи уделяли изображениям знаков, выполненных на курганных плитах региона
    Exact
    [14, с. 72 – 79; 20, рис. 66 – 75; 24 и др.]
    Suffix
    , анализируя их серии, рассматривая хронологию и культурную принадлежность, зачастую приводя обширные аналогии. Таким образом, тамги на памятниках наскального искусства, расположенных в северной части Минусинской котловины, за исключением зарисовки, выполненной в начале XVIII столетия в экспедиции Д.

15
Рогожинский А. Е. Тамги-петроглифы средневековых кочевников Казахстана: итоги новейших исследований и перспективы дальнейшего изучения // Историко-культурное наследие и современная культура: сб. материалов Международного научно-практического семинара. Алматы: «Service Press», 2012. С. 91 – 104.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=10255
    Prefix
    Техника ее исполнения – менее глубокая и не очень частая выбивка – отличается от соседних знаков, тогда как цвет выбивки им идентичен. Тамги данного типа весьма широко распространены на территории Центральной Азии. Одни исследователи серию подобных тамг соотносят с эпохой средневековья
    Exact
    [15, табл. 2-9]
    Suffix
    , другие, анализируя такие знаки на памятниках наскального искусства Монголии, Казахстана и Алтая, датируют их VIII – IX вв. [19, с. 164]. Четвертая тамга представлена в виде круга, разделенного пополам, справа от которого отходят в разные стороны два небольших отростка (рис. 4: 8).

19
Самашев З. С., Базылхан Н., Самашев С. Древнетюркские тамги. Алматы: АБДИ Компани, 2010. 168 с.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=9168
    Prefix
    Среди хакасских тамг аналогичного знака найти не удалось, между тем подобная тамга действительно широко представлена на памятниках Центральноазиатского региона, вслед за Л. Р. Кызласовым связывается казахскими исследователями с тюркскими народами и датируется VIII – IX вв.
    Exact
    [19, с. 155]
    Suffix
    . В аналогичной технике глубокой выбивки выполнена тамга типа, преобладающего в количественном отношении на скальных плоскостях памятника (рис. 4: 5). Однако она значительно меньшего размера по сравнению с тамгой, напоминающей дугу на кресте, нижнюю оконечность которого венчает ромбическая фигура (рис. 4: 6).

  2. In-text reference with the coordinate start=10387
    Prefix
    Одни исследователи серию подобных тамг соотносят с эпохой средневековья [15, табл. 2-9], другие, анализируя такие знаки на памятниках наскального искусства Монголии, Казахстана и Алтая, датируют их VIII – IX вв.
    Exact
    [19, с. 164]
    Suffix
    . Четвертая тамга представлена в виде круга, разделенного пополам, справа от которого отходят в разные стороны два небольших отростка (рис. 4: 8). В целом изображение выполнено поверхностными нечастыми выбоинами, по цвету не отличающимися от скальной поверхности.

  3. In-text reference with the coordinate start=11782
    Prefix
    Ф. Катанова [3, с. 110]. Отдельные знаки, также производные от круга, отнесены казахскими исследователями к VIII – IX вв., к сожалению, без каких-либо аргументов относительно такой датировки
    Exact
    [19, с. 149]
    Suffix
    . Рис. 4. Прорисовки тамг, входящих в «энциклопедии» Большого Улаза Таким образом, исходя из комплексного анализа «энциклопедий» тамг на скалах Большого Улаза, основанного на технике исполнения знаков, степени их патинизации и композиционном размещении на плоскости, можно утверждать, что по крайней мере три типа знаков использовались одновременно и, вероятно, принадлежали родственным кла

20
Семенов В. А., Килуновская М. Е., Красниенко С. В., Субботин А. В. Изображения на плитах тагарских курганов. СПб.: ИИМК РАН, 2003. 121 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3715
    Prefix
    в центральной части и на юге Минусинской котловины, на основании которых сделаны попытки датировать часть тамгообразных знаков второй половиной IX и Х вв. [8; 9], а также выделить в петроглифах Минусинской котловины тамги XVII – нач. ХХ в., принадлежавшие хакасам [12]. Значительно больше внимания исследователи уделяли изображениям знаков, выполненных на курганных плитах региона
    Exact
    [14, с. 72 – 79; 20, рис. 66 – 75; 24 и др.]
    Suffix
    , анализируя их серии, рассматривая хронологию и культурную принадлежность, зачастую приводя обширные аналогии. Таким образом, тамги на памятниках наскального искусства, расположенных в северной части Минусинской котловины, за исключением зарисовки, выполненной в начале XVIII столетия в экспедиции Д.

23
Яценко С. А. Знаки-тамги ираноязычных народов древности и раннего средневековья. М.: Вост. литература, 2001. 190 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=6720
    Prefix
    Последняя тамга среди этой группы представляет собой самый сложный из всех вариантов (рис. 4: 4), так как по сравнению с другими знаками содержит наибольшее количество дополнительных элементов. Дополнительные элементы или даже геометрические фигуры могут указывать на «родство» кланов, оставивших тамги
    Exact
    [23, с. 19 – 20]
    Suffix
    . Анализ техники исполнения знаков и цвет патины позволяют утверждать одновременность нанесения всех четырех фигур на скальную поверхность. Следует отметить, что наиболее сложный знак (рис. 4: 4, 5) неоднократно встречается во многих композициях Большого Улаза и доминирует в количественном отношении над другими тамгами комплекса.

24
Яценко С. А., Марсадолов Л. С. Знаки-тамги на камнях ограды Большого Салбыкского кургана // Археология Южной Сибири: идеи, методы, открытия. Сборник докладов международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения С. В. Киселева. Красноярск: РИО КГПУ им. В. П. Астафьева, 2005.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=5358
    Prefix
    В ходе фиксации наскальных изображений комплекса было установлено, что во всех случаях знаки не перекрывают ни другие тамги, ни рисунки, а вписаны в свободные, иногда неудобные участки плоскости. На этот факт ранее уже обращали внимание исследователи, отмечая, что порча чужого знака могла привести к беде
    Exact
    [24, с. 212]
    Suffix
    . В общей сложности на горе Большой Улаз представлено более десяти различных типов удостоверительных знаков, семь из которых включены в небольшие скопления, зафиксированные на двух плоскостях памятника.

  2. In-text reference with the coordinate start=6119
    Prefix
    возможности для анализа материала, позволяют синхронизировать или установить относительный возраст и последовательность создания тамг, а также объединить в группы соответствующие знаки-петроглифы [23, с. 8; 16, с. 82, 84, 85; 17, с. 537 и др.]. По мнению исследователей, их наносили на различные объекты часто за очень короткий срок (во время коллективной акции) или же постепенно
    Exact
    [24, с. 212]
    Suffix
    . В одном случае на небольшом скальном выходе Большого Улаза в технике выбивки выполнено четыре знака (рис. 2). Все они расположены в линию и являются знаками одного типа. При этом два из них полностью идентичны (рис. 4: 1, 2), а два других отличаются дополнительными элементами (рис. 4: 3, 4), являясь, вероятно, сыновними вариантами первых тамг.

25
Appelgren-Kivalo J. Alt-Аltaische Kunstdenkmäler. Helsinki, 1931. 126 s.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=8455
    Prefix
    Центральное место во всей композиции занимает тамга, напоминающая дугу на кресте, нижнюю оконечность которого венчает ромбическая фигура (рис. 4: 6). Эта тамга представлена на памятнике лишь единожды и является самым крупным из знаков. Такие же тамги присутствуют на Сулекской писанице
    Exact
    [25, Abb. 72]
    Suffix
    , на горе Тепсей в пункте Усть-Туба III [26, p. 43: fig. 11.2, p. 50: fig. 29.2, p. 51: fig. 35.8, 35.26 и др.], а также других местонахождениях региона. Анализируя упрощенный вариант данной тамги, Л.

26
Blednova N., Francfort H.-P., Legchilo N. [et al.]. Repertoire des Pétroglyphes d'Asie Centrale, Fascicule No. 2: Sibérie du sud 2: Tepsej I–III, Ust'-Tuba I–VI (Russie, Khakassie). Paris, 1995. 153 р.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=8508
    Prefix
    Центральное место во всей композиции занимает тамга, напоминающая дугу на кресте, нижнюю оконечность которого венчает ромбическая фигура (рис. 4: 6). Эта тамга представлена на памятнике лишь единожды и является самым крупным из знаков. Такие же тамги присутствуют на Сулекской писанице [25, Abb. 72], на горе Тепсей в пункте Усть-Туба III
    Exact
    [26, p. 43: fig. 11.2, p. 50: fig. 29.2, p. 51: fig. 35.8, 35.26 и др.]
    Suffix
    , а также других местонахождениях региона. Анализируя упрощенный вариант данной тамги, Л. Р. Кызласов считал, что дуга на кресте без ромбической сердцевины является тамгой древне-тюркской знати [8, с. 117] и имеет обширное распространение по всему левобережью и правобережью Енисея.

27
Messerschmidt D. G. Forschungsreise durch Sibirien 1720 – 1727. Berlin, Akademie-Verlag, 1962. Bd. 1. 380 s. Информация об авторе: Мухарева Анна Николаевна – кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии КемГУ, mukhareva@mail.ru.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2568
    Prefix
    Один из первых случаев фиксации тамг, нанесенных на скалу красной краской, демонстрирует зарисовка Карла Шульмана – художника экспедиции Д. Г. Мессершмидта, выполненная 18 февраля 1722 г. на Городовой стене
    Exact
    [27, s. 181, Abb. 8]
    Suffix
    , расположенной в 2 км севернее горы Большой Улаз. Несмотря на исследовательский интерес, вплоть до середины ХХ столетия тамги на скалах Минусинской котловины не становились предметом специального исследования, а их фиксация и описание осуществлялись попутно с фигуративными изображениями или руническими надписями [21; 22; 25; 1, с. 50; 4; 18 и др.