The 11 references with contexts in paper I. Kovtun V., A. Fribus V., S. Bashtannik V., V. Zharonkin N., И. Ковтун В., А. Фрибус В., С. Баштанник В., В. Жаронкин Н. (2016) “ГОРНО-ТАЕЖНЫЙ АНДРОНОИДНЫЙ КОМПЛЕКС УСТЬЯ-КОЖУХА 1 // TAIGA-MOUNTAIN ANDRONOID COMPLEX OF USTJE KOZHUKHA 1 SITE” / spz:neicon:vestnik-k:y:2015:i:1:p:46-51

1
Бобров В. В., Михайлов Ю. И. Комплекс андроновской-ф культуры поселения на берегу Тамбарского водохранилища // Проблемы археологических культур степей Евразии. Кемерово: КемГУ; Кемеровский полиграфкомбинат, 1987. скального искусства // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН,
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=9929
    Prefix
    В орнаментации андроновской керамики Тамбарского поселения также отмечаются ямочные вдавления, интерпретируемые авторами публикации, как дериваты орнаментальных традиций культур предшествующего времени
    Exact
    [1, с. 24]
    Suffix
    . Похожие мотивы, проигнорированные А. И. Мартыновым и другими исследователями памятника, фигурируют и на некоторых фрагментах из андроновских (?) захоронений разнокультурного могильника Большое Пичугино [см. по: 11, с. 245, табл.

2
09. Т. XV.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=10578
    Prefix
    Кожуха 1 как и характерные черты её параллелей, по всей видимости, отражают финальную стадию андроновской экспансии, сопровождавшуюся формированием ранних андроноидных образований [6, с. 251]. Но в отличие от сопредельных районов Кузнецкой котловины (юг Нижнего Притомья), где культурные комплексы самусьского времени никогда не сочетаются на одном памятнике с андроноидными материалами
    Exact
    [2, с. 214 – 219; 10, с. 84 – 95]
    Suffix
    , керамическая коллекция Устья Кожуха 1 демонстрирует совершенно иную картину. Косвенные, но вполне приемлемые возможности имеются и для абсолютной датировки присутствия носителей андроноидной орнаментальной традиции на горно-таёжном местонахождении Устье Кожуха 1.

3
Герман П. В., Савельева А. С. Новые материалы эпохи бронзы северных предгорий Кузнецкого Алатау // Культура как система в историческом контексте: опыт Западно-Сибирских археолого-этнографических совещаний: материалы XV Международной Западно-Сибирской археолого-этнографической конференции. Томск: Аграф-Пресс, 2010.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=1781
    Prefix
    Keywords: Kuznetskiy Alatau, Andronovo culture, Bronze epoch, Andronoid cultures, ceramics. Местонахождение Устье Кожуха 1 открыто в 2008 г. Ю. И. Михайловым и А. А. Пьянзиным. Сотрудниками Института экологии человека СО РАН здесь были проведены небольшие разведочные работы
    Exact
    [3, с. 132]
    Suffix
    . В 2010 – 2012 гг. поселение исследовалось совместным отрядом ИЭЧ СО РАН – КемГУ (рук. И. В. Ковтун, С. В. Баштанник, А. В. Фрибус, В. Н. Жаронкин). К настоящему времени раскопано более 350 кв. м. площади памятника.

4
Епимахов А. В. О возможности формирования единой системы хронологии бронзового века Северной Евразии // Западная и Южная Сибирь в древности: сб. науч. трудов. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2005.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11653
    Prefix
    На Среднем Енисее, андроновское время по 14С укладывается между 1715 ± 65 и 1420 ± 40 гг. до н. э. [14, 2004, p. 88], а по другой процедуре подсчёта тех же данных – с 1610 по 1410 гг. до н. э.
    Exact
    [4, с. 172 – 173]
    Suffix
    . В более поздней работе среднеенисейские андроновские памятники датируются по 14С в диапазоне 1744 – 1407 гг. до н. э. [15, p. 251]. Таблица 4. Аналогии андроноидного комплекса Устье-Кожуха 1 из Томского Приобья и Центрального Казахстана: 1 – Вахрушево, к. 6, м. 2; Мыржик II, к. 1, м. 1; 3 – Еловский-II могильник, м. 80, No 3 Собственно андроновские захоронения на барабинском некрополе

5
Кирюшин Ю. Ф., Грушин С. П., Орлова Л. А., Папин Д. В. Хронология бронзового века на Алтае (проблемы радиоуглеродного датирования) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: материалы Годовой сессии Института археологии и этнографии СО РАН 2007 г. Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 2007. Т. XIII.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11394
    Prefix
    К XVIII – XVI вв. до н. э. по результатам радиоуглеродного датирования отнесены грунтовые могильники Подтурино, Восход I, Телеутский Взвоз-I, а также Фирсово XIV. Однако разброс девяти фирсовских дат охватывает период с XXII до III вв. до н. э.
    Exact
    [5, с. 256 – 258]
    Suffix
    , что не добавляет уверенности в датировке могильника в целом. На Среднем Енисее, андроновское время по 14С укладывается между 1715 ± 65 и 1420 ± 40 гг. до н. э. [14, 2004, p. 88], а по другой процедуре подсчёта тех же данных – с 1610 по 1410 гг. до н. э. [4, с. 172 – 173].

6
Ковтун И. В. Особенности андроновской экспансии на юге Западной Сибири // Сибирь в панораме тысячелетий (материалы Международного симпозиума). Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1998. Т. I.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=10393
    Prefix
    Перечисленные особенности андроноидной керамики Устья Кожуха 1 как и характерные черты её параллелей, по всей видимости, отражают финальную стадию андроновской экспансии, сопровождавшуюся формированием ранних андроноидных образований
    Exact
    [6, с. 251]
    Suffix
    . Но в отличие от сопредельных районов Кузнецкой котловины (юг Нижнего Притомья), где культурные комплексы самусьского времени никогда не сочетаются на одном памятнике с андроноидными материалами [2, с. 214 – 219; 10, с. 84 – 95], керамическая коллекция Устья Кожуха 1 демонстрирует совершенно иную картину.

8
Ковтун И. В. Фигуративные навершия выгнутообушковых ножей сейминско-турбинского типа // Алтай в системе металлургических провинций бронзового века: сб. науч. трудов. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5066
    Prefix
    Найдены спорадические свидетельства металлургического производства (?) – шлак и медные сплески. Но несмотря на наличие керамического материала близкого сейминско-турбинской эпохе, никаких художественных бронз этого периода
    Exact
    [8, с. 69 – 71]
    Suffix
    не обнаружено. Практически отсутствуют орудия из кости и остеологический материал. Основной массив находок представлен фрагментами керамических сосудов. Поэтому анализ керамического комплекса призван способствовать определению культурной принадлежности и хронологии Устья Кожуха 1.

10
Ковтун И. В., Марочкин А. Г., Русакова И. Д. Археологические комплексы в устье р. Долгая и культурно-хронологическая атрибуция петроглифов Новоромановской писаницы // Материалы научной сессии ИЭЧ СО РАН 2010 года. Кемерово, 2010.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=10578
    Prefix
    Кожуха 1 как и характерные черты её параллелей, по всей видимости, отражают финальную стадию андроновской экспансии, сопровождавшуюся формированием ранних андроноидных образований [6, с. 251]. Но в отличие от сопредельных районов Кузнецкой котловины (юг Нижнего Притомья), где культурные комплексы самусьского времени никогда не сочетаются на одном памятнике с андроноидными материалами
    Exact
    [2, с. 214 – 219; 10, с. 84 – 95]
    Suffix
    , керамическая коллекция Устья Кожуха 1 демонстрирует совершенно иную картину. Косвенные, но вполне приемлемые возможности имеются и для абсолютной датировки присутствия носителей андроноидной орнаментальной традиции на горно-таёжном местонахождении Устье Кожуха 1.

12
Молодин В. И., Марченко Ж. В., Гришин А. Е. Радиоуглеродная хронология позднекротовских и андроновских (фёдоровских) памятников центральной части Барабинской лесостепи (Западная Сибирь) // Труды III (XIX) Всероссийского археологического съезда. СПб.; М.; Великий Новгород, 2011. Т. I.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=12238
    Prefix
    Аналогии андроноидного комплекса Устье-Кожуха 1 из Томского Приобья и Центрального Казахстана: 1 – Вахрушево, к. 6, м. 2; Мыржик II, к. 1, м. 1; 3 – Еловский-II могильник, м. 80, No 3 Собственно андроновские захоронения на барабинском некрополе Старый Тартас-4 [13, с. 48 – 62] датированы по органическим материалам, которые указали на XVIII – XV вв. до н. э.
    Exact
    [12, с. 251 – 252]
    Suffix
    . Радиоуглеродные даты синкретичного андроновскопозднекротовского комплекса могильника Тартас-1 укладываются в XVII – XIV вв. до н. э. [12, с. 251]. Судя по верхним датам перечисленных памятников, нижняя хронологическая граница андроноидного комплекса Устья Кожуха 1 не выходит за пределы середины – начала второй половины II тыс. до н. э.

  2. In-text reference with the coordinate start=12387
    Prefix
    м. 1; 3 – Еловский-II могильник, м. 80, No 3 Собственно андроновские захоронения на барабинском некрополе Старый Тартас-4 [13, с. 48 – 62] датированы по органическим материалам, которые указали на XVIII – XV вв. до н. э. [12, с. 251 – 252]. Радиоуглеродные даты синкретичного андроновскопозднекротовского комплекса могильника Тартас-1 укладываются в XVII – XIV вв. до н. э.
    Exact
    [12, с. 251]
    Suffix
    . Судя по верхним датам перечисленных памятников, нижняя хронологическая граница андроноидного комплекса Устья Кожуха 1 не выходит за пределы середины – начала второй половины II тыс. до н. э. Малочисленность андроноидной керамики Устья Кожуха 1 удостоверяет кратковременность присутствия здесь оставившего его населения.

13
Молодин В. И., Новиков А. В., Жемерикин Р. В. Могильник Старый Тартас-4 (новые материалы по андроновской историко-культурной общности) // Археология, этнография и антропология Евразии, 2002. No 3(11).
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=12135
    Prefix
    Аналогии андроноидного комплекса Устье-Кожуха 1 из Томского Приобья и Центрального Казахстана: 1 – Вахрушево, к. 6, м. 2; Мыржик II, к. 1, м. 1; 3 – Еловский-II могильник, м. 80, No 3 Собственно андроновские захоронения на барабинском некрополе Старый Тартас-4
    Exact
    [13, с. 48 – 62]
    Suffix
    датированы по органическим материалам, которые указали на XVIII – XV вв. до н. э. [12, с. 251 – 252]. Радиоуглеродные даты синкретичного андроновскопозднекротовского комплекса могильника Тартас-1 укладываются в XVII – XIV вв. до н. э. [12, с. 251].

15
Svyatko S. V., Mallory J. P., Murphy E. M., Polyakov A. V., Reimer P. J., Schulting R. J. New radiocarbon dates and a review of the chronology of prehistoric populations from the Minusinsk basin, Southern Siberia, Russia // Radiocarbon. 2009. Vol. 51. No 1. Информация об авторах: Ковтун Игорь Вячеславович – доктор исторических наук, профессор, заведующий лабораторией Института экологии человека СО РАН, 8-923-567-10-50, ivkovtun@mail.ru. Igor V. Kovtun – Doctor of History, Professor, Head of the Archaeological Laboratory, Institute for Human Ecology of the Siberian Branch of the RAS. Фрибус Алексей Викторович – кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии КемГУ, fribus@list.ru. Alexey V. Fribus – Candidate of History, Associate Professor, Assistan
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11780
    Prefix
    На Среднем Енисее, андроновское время по 14С укладывается между 1715 ± 65 и 1420 ± 40 гг. до н. э. [14, 2004, p. 88], а по другой процедуре подсчёта тех же данных – с 1610 по 1410 гг. до н. э. [4, с. 172 – 173]. В более поздней работе среднеенисейские андроновские памятники датируются по 14С в диапазоне 1744 – 1407 гг. до н. э.
    Exact
    [15, p. 251]
    Suffix
    . Таблица 4. Аналогии андроноидного комплекса Устье-Кожуха 1 из Томского Приобья и Центрального Казахстана: 1 – Вахрушево, к. 6, м. 2; Мыржик II, к. 1, м. 1; 3 – Еловский-II могильник, м. 80, No 3 Собственно андроновские захоронения на барабинском некрополе Старый Тартас-4 [13, с. 48 – 62] датированы по органическим материалам, которые указали на XVIII – XV вв. до н. э. [12,