The 15 references with contexts in paper S. Zhdanov S., С. Жданов С. (2016) “ОБРАЗ СТАТУИ КАК ИДОЛА И ЛЖЕ-ИДОЛА В НЕМЕЦКОМ ЛОКУСЕ (на материале поэзии Саши Черного) // REPRESENTATION OF STATUE AS IDOL AND FALSE IDOL IN THE GERMAN LOCUS (exemplified in Sasha Chorny’s poetry)” / spz:neicon:vestnik-k:y:2015:i:1:p:181-184

1
Иванов А. С. Оскорбленная любовь // Черный С. Собрание сочинений: в 5 т. Т. 1: Сатиры и лирики. Стихотворения. 1905 – 1916. М.: Эллис Лак, 1996. .
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=8585
    Prefix
    Стоит напомнить, что стихотворение «Бавария» входит в цикл «У немцев», целью которого было, как пишет А. И. Иванов, показать Германию как страну «коллективной пошлости», как «апогей обезличивания»
    Exact
    [1, с. 26]
    Suffix
    (а где обезличивание, там люди превращаются в свои подобия). С первых строк произведения лирический герой упрекает мюнхенцев в отсутствии вкуса: «Что за грубое безвкусье – эта баба из металла ростом в дюжину слонов!» [11, с. 252].

2
Лесков Н. С. Собр. соч.: в 11 т. Т. 6. М.: Худ. лит-ра, 1957. 686 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4089
    Prefix
    Лескова «Железная воля», в которой образ «немецкого железа» переносится на мир людей: «...и железный-то у них граф, и железная-то у них воля...» 2, с. 6, а главный герой, инженер Гуго Пекторалис с железной волей, намеревается «всё подчинять»
    Exact
    [2, с. 15]
    Suffix
    . Квадратные Вильгельмы в стихотворении С. Черного также связаны с подчинением/подавлением, давя землю на площадях. Любопытным образом мотивы железа/стали, статуарности (неподвижности), а также войны как захвата/подавления смешиваются в стихотворении «Пленные», в котором описываются захваченные в плен немецкие солдаты – стоящие «неподвижнее скал» «странные люди» со «стальными глазами» [12

3
Морозова Н. Г. Акустический и акционный мотивы в романтическом экфразисе // Интерэкспо ГЕО-Сибирь2014 в 6 т. Т. 6. Глобальные процессы в региональном измерении: опыт истории и современность в 2 ч. Ч. 2. Новосибирск: СГГА, 2014.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=13097
    Prefix
    Заметим, что в мифологии смена гендерных ролей не такое уж редкое явление. Так, Зевс рождает Афину как раз из своей головы. Инверсия проявляется также в том, что если, например, в романтическом экфрасисе «каждая встреча с предметом искусства есть обогащение...»
    Exact
    [3, с. 71]
    Suffix
    , то в данном случае герои лишь понапрасну теряют время и деньги. Ведь перерождения не происходит и с попавшими в голову лжеидола, поскольку их там ждет пустота. Маркером профанного пространства служит «дешевый стертый плюш» [11, с. 252] сидений для отдыха в голове статуи.

4
Назиров Р. Г. Сюжет об оживающей статуе // Фольклор народов России. Фольклор и литература. Общее и особенное в фольклоре разных народов: межвузовский научный сборник. Уфа: Башкирский ун-тет, 1991.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3377
    Prefix
    В результате статуя наделяется свойствами как неживого, так и живого объекта и может становиться духом места, охраняющим данный локус. Например, в качестве олицетворения подобного genius loci Петербурга рассматривалась с конца XVIII века статуя Петра I работы Фальконе
    Exact
    [4, с. 29]
    Suffix
    . В поэзии Саши Черного мы сталкиваемся с аналогичным явлением при описании пространства Берлина (стихотворение «В Берлине»): «Нелепые монументы из чванного железа – квадратные Вильгельмы на наглых лошадях, – умиляя берлинских торгующих Крезов, давили землю на серых площадях» [11, с. 250].

5
Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: в 17 т. Т. 5: Поэмы 1825 – 1833 / общ. ред. С. М. Бонди. М.: Воскресенье, 1994. 570 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=6668
    Prefix
    Манна «Верноподданный», требовал признать Вильгельма «орудием Божьим» [15, с. 165], а кульминацией всех усилий немецкого дельца становится сооружение памятника кайзеру. От Вильгельмов из чванного железа протягивается ниточка к еще одному варианту сюжета об ожившей статуе, к пушкинскому Медному Всаднику, который «...уздой железной Россию поднял на дыбы»
    Exact
    [5, с. 147]
    Suffix
    . Правда, в случае с немецкими статуями происходит сдвиг в сторону филистерского пространства. Если у Медного Всадника «гордый конь» [5], то у Вильгельмов – «наглые лошади» [11, с. 250]; если Медный Всадник уникален, то Вильгельмы множественны.

  2. In-text reference with the coordinate start=6799
    Prefix
    От Вильгельмов из чванного железа протягивается ниточка к еще одному варианту сюжета об ожившей статуе, к пушкинскому Медному Всаднику, который «...уздой железной Россию поднял на дыбы» [5, с. 147]. Правда, в случае с немецкими статуями происходит сдвиг в сторону филистерского пространства. Если у Медного Всадника «гордый конь»
    Exact
    [5]
    Suffix
    , то у Вильгельмов – «наглые лошади» [11, с. 250]; если Медный Всадник уникален, то Вильгельмы множественны. Впрочем, тиражированные образы власть предержащих встречаются повсюду в филистерских локусах, описываемых С.

6
Рубинс М. «Пластическая радость красоты»: Экфрасис в творчестве акмеистов и европейская традиция. СПб.: Академический проект, 2003. 357 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=8165
    Prefix
    Здесь мы имеем дело с тем, что М. Рубинс обозначила в рамках экфрасиса как «иконоборческий дискурс», который «...подавляет или разрушает статую как полноценный предмет, заслуживающий внимания сам по себе»
    Exact
    [6, с. 159]
    Suffix
    , и делает это «...во имя утверждения определенных задач, находящихся за пределами искусства. В таком повествовании эстетические вопросы отходят на задний план, уступая место этической, философской или религиозной проблематике» [6, с. 163].

  2. In-text reference with the coordinate start=8384
    Prefix
    в рамках экфрасиса как «иконоборческий дискурс», который «...подавляет или разрушает статую как полноценный предмет, заслуживающий внимания сам по себе» [6, с. 159], и делает это «...во имя утверждения определенных задач, находящихся за пределами искусства. В таком повествовании эстетические вопросы отходят на задний план, уступая место этической, философской или религиозной проблематике»
    Exact
    [6, с. 163]
    Suffix
    . Стоит напомнить, что стихотворение «Бавария» входит в цикл «У немцев», целью которого было, как пишет А. И. Иванов, показать Германию как страну «коллективной пошлости», как «апогей обезличивания» [1, с. 26] (а где обезличивание, там люди превращаются в свои подобия).

7
Солнцева Н. М. Сюжет о статуе // Вестник РУДН. (Серия: Литературоведение, журналистика). 2014. No 2. С. 29 – 35.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=5318
    Prefix
    В произведении «В Берлине» дельцы умиляются статуям кайзера, кажущимся русскому герою нелепыми. В разнице восприятий проходит граница между миром филистеров-немцев и миром русского наблюдателя. Поскольку «статуя бессмысленна вне коммуникации с живой, одухотворенной природой»
    Exact
    [7, с. 30]
    Suffix
    , на основе этого взаимодействия становится возможен обмен качествами между косной и живой материей. Железные императоры и немецкие дельцы уподобляются друг другу. Черты статуи можно найти в образах и берлинских старух, чья «жесткая святость» напоминает жесткость (твердость) камня или металла и так же губительна для живых людей, как и встреча с ожившей статуей: «Кто против – погиб!» [11, с. 251

  2. In-text reference with the coordinate start=10473
    Prefix
    В аналогичном смысле упоминаются в стихотворении «В немецкой Мекке» «праздные коровницы» [11, с. 243], воплощение типажных немок. По сути, статуя Баварии выступает в качестве сатирического переосмысленного лжеидола богини. Отметим, что здесь начисто отсутствует мотив «монументофилии»
    Exact
    [7, с. 29]
    Suffix
    , какой бы то ни было эротический подтекст в описании. Статуя изображается не только с помощью гиперболы (в стихотворении – рост в дюжину слонов, в реальности – примерно 18,5 метров), но и в символическом смысле как трюизм: «что за идея – на баварские финансы вылить в честь баварцев бабу и "Баварией" назвать?!..» [11, с. 252].

8
Тиме Г. А. Путешествие Москва – Берлин – Москва. Русский взгляд Другого (1919 – 1939) / отв. ред. Р. Ю. Данилевский. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. 158 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2109
    Prefix
    На протяжении нескольких веков русская и немецкая культура находятся в состоянии тесного взаимодействия. Г. А. Тиме видит в этом проявление обостренного «интереса к взгляду Другого», обоюдной «насущной потребности посмотреть на себя со стороны»
    Exact
    [8, с. 3]
    Suffix
    . Вглядываясь в «чужое» (в данном случае немецкое), сравнивая с ним «свое», русские познавали себя, собственную культуру. Примечательным в этом плане является жанр травелога, в котором диалог культур как их встреча находит яркое пространственное воплощение.

9
Тютчев Ф. И. Полн. собр. соч. СПб: Т-во А. Ф. Марксъ. 1912. 712 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=14300
    Prefix
    В связи с мотивом тайны-загадки образ привратника-сфинкса приобретает дополнительные значения, отсылая нас уже к греческой мифологии. Мотив псевдозагадочности и сомнение в телеологичности нечеловеческого мира встречается и у Ф. И. Тютчева, в чьем стихотворении природа называется сфинксом, у которого загадки «нет и не было»
    Exact
    [9, с. 251]
    Suffix
    . При этом отсутствие знака является знаком. Пустота статуи Баварии является материальным воплощением душевной пустоты филистеров. Итак, в рассматриваемых нами немецких локусах происходит инверсия, когда статуи и люди меняются местами: первые получают черты вторых и наоборот.

10
Ханинова Р. М. Некоторые аспекты экфрасиса в русской прозе ХХ века: статуя в парадигме текста // Преподаватель ХХI век. 2007. No 4. С. 95 – 103.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3114
    Prefix
    Якобсон, «связь с неким существом превращает статую в идол...» [13, с. 148]. Таким образом, путем «ассоциаций через полисемическое поле» происходит присвоение дополнительных значений: «статуя = идол, изваяние, памятник, кумир, манекен»
    Exact
    [10, с. 97]
    Suffix
    . В результате статуя наделяется свойствами как неживого, так и живого объекта и может становиться духом места, охраняющим данный локус. Например, в качестве олицетворения подобного genius loci Петербурга рассматривалась с конца XVIII века статуя Петра I работы Фальконе [4, с. 29].

11
Черный С. Собрание сочинений: в 5 т. Т. 1: Сатиры и лирика. Стихотворения. 1905 – 1916 / Сост., подгот. текста и коммент. А. С. Иванова. М.: Эллис Лак, 1996. 464 с.
Total in-text references: 28
  1. In-text reference with the coordinate start=3643
    Prefix
    В поэзии Саши Черного мы сталкиваемся с аналогичным явлением при описании пространства Берлина (стихотворение «В Берлине»): «Нелепые монументы из чванного железа – квадратные Вильгельмы на наглых лошадях, – умиляя берлинских торгующих Крезов, давили землю на серых площадях»
    Exact
    [11, с. 250]
    Suffix
    . С помощью эпитетов «чванное» и «наглые» происходит перенос свойств живого на неживое. Примечателен и мотив железа, который прочно связан с восприятием немецкости в русской культуре. В качестве примера можно привести повесть Н.

  2. In-text reference with the coordinate start=4799
    Prefix
    Обращает на себя внимание и связь между образами статуи и немецких дельцов, утрачивающих человечность. Последние в стихотворении «Хмель» проявляют черты статуарности: они описываются сидящими в «серо-каменном» Берлине «на тюках из ассигнаций» «безотлучные года»
    Exact
    [11, с. 281]
    Suffix
    (ведь статуя может покинуть свое место лишь в исключительных случаях). Каменная твердыня города может рассматриваться как постамент, тюки из ассигнаций – как замена лошадям. В произведении «В Берлине» дельцы умиляются статуям кайзера, кажущимся русскому герою нелепыми.

  3. In-text reference with the coordinate start=5676
    Prefix
    Черты статуи можно найти в образах и берлинских старух, чья «жесткая святость» напоминает жесткость (твердость) камня или металла и так же губительна для живых людей, как и встреча с ожившей статуей: «Кто против – погиб!»
    Exact
    [11, с. 251]
    Suffix
    . Кроме того, в образах железных Вильгельмов актуализируется ещё один смысл статуи. Они становятся объектом поклонения немцев-филистеров, своеобразным возрождением римского культа императоров. Вообще, по словам В.

  4. In-text reference with the coordinate start=6836
    Prefix
    От Вильгельмов из чванного железа протягивается ниточка к еще одному варианту сюжета об ожившей статуе, к пушкинскому Медному Всаднику, который «...уздой железной Россию поднял на дыбы» [5, с. 147]. Правда, в случае с немецкими статуями происходит сдвиг в сторону филистерского пространства. Если у Медного Всадника «гордый конь» [5], то у Вильгельмов – «наглые лошади»
    Exact
    [11, с. 250]
    Suffix
    ; если Медный Всадник уникален, то Вильгельмы множественны. Впрочем, тиражированные образы власть предержащих встречаются повсюду в филистерских локусах, описываемых С. Черным. Вспомним «бюсты герцогов с женами» [11, с. 242] в доме Гете.

  5. In-text reference with the coordinate start=7047
    Prefix
    Если у Медного Всадника «гордый конь» [5], то у Вильгельмов – «наглые лошади» [11, с. 250]; если Медный Всадник уникален, то Вильгельмы множественны. Впрочем, тиражированные образы власть предержащих встречаются повсюду в филистерских локусах, описываемых С. Черным. Вспомним «бюсты герцогов с женами»
    Exact
    [11, с. 242]
    Suffix
    в доме Гете. Кроме того, «желтый Вильгельм» [11, с. 250] оказывается среди призов (вместе с лампами, щипцами для волос, кружками и ночным горшком) в заведении «Зеленая свинья»; в журнале рядом с тупыми остротами и выставкой мопсов в Берлине печатается портрет кронпринца [11, с. 244]; портрет кронпринца с семейством висит и в корпорантской пивной над «игрушечным знаменем» в окружении кабань

  6. In-text reference with the coordinate start=7102
    Prefix
    Впрочем, тиражированные образы власть предержащих встречаются повсюду в филистерских локусах, описываемых С. Черным. Вспомним «бюсты герцогов с женами» [11, с. 242] в доме Гете. Кроме того, «желтый Вильгельм»
    Exact
    [11, с. 250]
    Suffix
    оказывается среди призов (вместе с лампами, щипцами для волос, кружками и ночным горшком) в заведении «Зеленая свинья»; в журнале рядом с тупыми остротами и выставкой мопсов в Берлине печатается портрет кронпринца [11, с. 244]; портрет кронпринца с семейством висит и в корпорантской пивной над «игрушечным знаменем» в окружении кабаньей морды и чепрака [11, с. 248].

  7. In-text reference with the coordinate start=7309
    Prefix
    Кроме того, «желтый Вильгельм» [11, с. 250] оказывается среди призов (вместе с лампами, щипцами для волос, кружками и ночным горшком) в заведении «Зеленая свинья»; в журнале рядом с тупыми остротами и выставкой мопсов в Берлине печатается портрет кронпринца
    Exact
    [11, с. 244]
    Suffix
    ; портрет кронпринца с семейством висит и в корпорантской пивной над «игрушечным знаменем» в окружении кабаньей морды и чепрака [11, с. 248]. Своеобразную отсылку к Медному Всаднику можно найти также в стихотворении С.

  8. In-text reference with the coordinate start=7437
    Prefix
    , «желтый Вильгельм» [11, с. 250] оказывается среди призов (вместе с лампами, щипцами для волос, кружками и ночным горшком) в заведении «Зеленая свинья»; в журнале рядом с тупыми остротами и выставкой мопсов в Берлине печатается портрет кронпринца [11, с. 244]; портрет кронпринца с семейством висит и в корпорантской пивной над «игрушечным знаменем» в окружении кабаньей морды и чепрака
    Exact
    [11, с. 248]
    Suffix
    . Своеобразную отсылку к Медному Всаднику можно найти также в стихотворении С. Черного «Исторический день», в котором «настоящий» Вильгельм обращается к народу: «...в тираде о победе над врагом-социалистом император оказался выдающимся стилистом: "Да-с, Германия умеет наконец верхом кататься!

  9. In-text reference with the coordinate start=7747
    Prefix
    Черного «Исторический день», в котором «настоящий» Вильгельм обращается к народу: «...в тираде о победе над врагом-социалистом император оказался выдающимся стилистом: "Да-с, Германия умеет наконец верхом кататься! Скоро будем брать барьеры..."
    Exact
    [11, с. 130]
    Suffix
    . Но опять-таки акценты оказываются смещены: если Медный Всадник торжествует над хаотическим началом бездны, то в случае с Вильгельмом скачка оборачивается конкуром. Апофеозом филистерства выступает описание статуи в стихотворении «Бавария».

  10. In-text reference with the coordinate start=8792
    Prefix
    Иванов, показать Германию как страну «коллективной пошлости», как «апогей обезличивания» [1, с. 26] (а где обезличивание, там люди превращаются в свои подобия). С первых строк произведения лирический герой упрекает мюнхенцев в отсутствии вкуса: «Что за грубое безвкусье – эта баба из металла ростом в дюжину слонов!»
    Exact
    [11, с. 252]
    Suffix
    . В этом железная «Бавария» аналогична «нелепым монументам» Вильгельмов [11, с. 250]. Таким образом задается маркер филистерского пространства, а заодно происходит игра смыслов (баба как простонародное название женщин и баба как синоним к слову «истукан»).

  11. In-text reference with the coordinate start=8875
    Prefix
    С первых строк произведения лирический герой упрекает мюнхенцев в отсутствии вкуса: «Что за грубое безвкусье – эта баба из металла ростом в дюжину слонов!» [11, с. 252]. В этом железная «Бавария» аналогична «нелепым монументам» Вильгельмов
    Exact
    [11, с. 250]
    Suffix
    . Таким образом задается маркер филистерского пространства, а заодно происходит игра смыслов (баба как простонародное название женщин и баба как синоним к слову «истукан»). Далее статуя уподобляется «живым» немкам, которые, в свою очередь, называются монументами: «Между немками немало волооких монументов (смесь Валькирии с коровой), – но зачем же с них лепить?» [11].

  12. In-text reference with the coordinate start=9223
    Prefix
    Таким образом задается маркер филистерского пространства, а заодно происходит игра смыслов (баба как простонародное название женщин и баба как синоним к слову «истукан»). Далее статуя уподобляется «живым» немкам, которые, в свою очередь, называются монументами: «Между немками немало волооких монументов (смесь Валькирии с коровой), – но зачем же с них лепить?»
    Exact
    [11]
    Suffix
    . К подобному приему С. Черный прибегает в портретном экфрасисе («портрет фон-Курца в клетчатых штанах») в стихотворении «Профан»: «Но для чего фон-Курцев выставлять? Ведь в жизни нам до смерти надоело их чинную бесцветность созерцать!» [11, с. 346].

  13. In-text reference with the coordinate start=9442
    Prefix
    Черный прибегает в портретном экфрасисе («портрет фон-Курца в клетчатых штанах») в стихотворении «Профан»: «Но для чего фон-Курцев выставлять? Ведь в жизни нам до смерти надоело их чинную бесцветность созерцать!»
    Exact
    [11, с. 346]
    Suffix
    . В обоих произведениях речь идет о немцах-филистерах. Отметим также травестийный образ Валькирии. Эта Валькирия не имеет никакого отношения к германскому мифу о дочерях Одина-Вотана. Сходным образом снижен, переведен с мифологического на утилитарный уровень еще один вариант статуи – «Валькирия с копилкой в голове» [12, с. 95] из стихотворения «Игрушки».

  14. In-text reference with the coordinate start=10172
    Prefix
    Мифологический образ коровы и связанный с ним эпитет «волоокий», который в мифопоэтике относится к богиням и подчеркивает их красоту, здесь также подвергаются снижению, служа маркерами профанного пространства. Недаром «Бавария» также называется «почтенной дамой»
    Exact
    [11, с. 242]
    Suffix
    , т. е. филистершей. В аналогичном смысле упоминаются в стихотворении «В немецкой Мекке» «праздные коровницы» [11, с. 243], воплощение типажных немок. По сути, статуя Баварии выступает в качестве сатирического переосмысленного лжеидола богини.

  15. In-text reference with the coordinate start=10289
    Prefix
    Мифологический образ коровы и связанный с ним эпитет «волоокий», который в мифопоэтике относится к богиням и подчеркивает их красоту, здесь также подвергаются снижению, служа маркерами профанного пространства. Недаром «Бавария» также называется «почтенной дамой» [11, с. 242], т. е. филистершей. В аналогичном смысле упоминаются в стихотворении «В немецкой Мекке» «праздные коровницы»
    Exact
    [11, с. 243]
    Suffix
    , воплощение типажных немок. По сути, статуя Баварии выступает в качестве сатирического переосмысленного лжеидола богини. Отметим, что здесь начисто отсутствует мотив «монументофилии» [7, с. 29], какой бы то ни было эротический подтекст в описании.

  16. In-text reference with the coordinate start=10777
    Prefix
    Статуя изображается не только с помощью гиперболы (в стихотворении – рост в дюжину слонов, в реальности – примерно 18,5 метров), но и в символическом смысле как трюизм: «что за идея – на баварские финансы вылить в честь баварцев бабу и "Баварией" назвать?!..»
    Exact
    [11, с. 252]
    Suffix
    . Статуя, которая по задумке должна воплощать квинтэссенцию «баварности», быть Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 1 (61) Т. 2 genius loci, является пустышкой. Характеристика пустоты (одновременно пространственной и духовной) усиливается тем, что фигура, являясь полой, описывается прежде всего не снаружи (например, сидящий рядом лев вовсе не упомянут), что обычно быв

  17. In-text reference with the coordinate start=11442
    Prefix
    Таким образом, «Бавария» оборачивается симулякром, фальшивкой. В отличие от идола, в котором, по представлениям верующих, обитает бог или демон, в лжеидоле «Баварии» находятся обыватели (болтающие немки, «потный бурш»
    Exact
    [11]
    Suffix
    и т. п.). Мотив проникновения в это псевдоsacra sanctorum напоминает мотив проникновения лирического героя в склеп Шиллера и Гете, «народной славы торговый подвал» [11, с. 244]. В обоих случаях герой платит привратнику и в обоих случаях разочаровывается в увиденном.

  18. In-text reference with the coordinate start=11600
    Prefix
    В отличие от идола, в котором, по представлениям верующих, обитает бог или демон, в лжеидоле «Баварии» находятся обыватели (болтающие немки, «потный бурш» [11] и т. п.). Мотив проникновения в это псевдоsacra sanctorum напоминает мотив проникновения лирического героя в склеп Шиллера и Гете, «народной славы торговый подвал»
    Exact
    [11, с. 244]
    Suffix
    . В обоих случаях герой платит привратнику и в обоих случаях разочаровывается в увиденном. Мотив попадания в иное, мортальное пространство (пусть и поданный в сниженной травестийной форме) усиливается тем, что страж «Баварии» назван «величавым сфинксом», «неумолимым, как рок» [11, с. 253], что отсылает нас к образу египетского стража гробниц.

  19. In-text reference with the coordinate start=11868
    Prefix
    В обоих случаях герой платит привратнику и в обоих случаях разочаровывается в увиденном. Мотив попадания в иное, мортальное пространство (пусть и поданный в сниженной травестийной форме) усиливается тем, что страж «Баварии» назван «величавым сфинксом», «неумолимым, как рок»
    Exact
    [11, с. 253]
    Suffix
    , что отсылает нас к образу египетского стража гробниц. Травестийность сюжета также заключается в том, что в мифологии попадание в иное пространство может выступать как второе рождение человека. В стихотворении же «Бавария» мы имеем дело с инверсированным рождением: если младенец выходит из живота матери, то герой вслед за остальными «полез в живот» «почтенной дамы» [11, с. 252].

  20. In-text reference with the coordinate start=12210
    Prefix
    Травестийность сюжета также заключается в том, что в мифологии попадание в иное пространство может выступать как второе рождение человека. В стихотворении же «Бавария» мы имеем дело с инверсированным рождением: если младенец выходит из живота матери, то герой вслед за остальными «полез в живот» «почтенной дамы»
    Exact
    [11, с. 252]
    Suffix
    . При этом подъем персонажа к голове статуи в соответствии с «вывернутой наоборот» логикой сюжета оборачивается прохождением через ад: «В животе был адский климат!»; там царила «гулкая темнота» [11].

  21. In-text reference with the coordinate start=12399
    Prefix
    В стихотворении же «Бавария» мы имеем дело с инверсированным рождением: если младенец выходит из живота матери, то герой вслед за остальными «полез в живот» «почтенной дамы» [11, с. 252]. При этом подъем персонажа к голове статуи в соответствии с «вывернутой наоборот» логикой сюжета оборачивается прохождением через ад: «В животе был адский климат!»; там царила «гулкая темнота»
    Exact
    [11]
    Suffix
    . Мотив инициирующего второго рождения подчеркивается на финальной стадии – при попадании в голову лжебогини: «Наконец, с трудом, сквозь горло влез я в голову пустую...» [11]. Но не все проходят через это испытание: толстяк-баварец с «темно-розовой плешью» [11], которая усиливает его сходство с младенцем, из-за своей тучности не может «родиться»: «Содрогаясь, как при родах, он мучитель

  22. In-text reference with the coordinate start=12561
    Prefix
    При этом подъем персонажа к голове статуи в соответствии с «вывернутой наоборот» логикой сюжета оборачивается прохождением через ад: «В животе был адский климат!»; там царила «гулкая темнота» [11]. Мотив инициирующего второго рождения подчеркивается на финальной стадии – при попадании в голову лжебогини: «Наконец, с трудом, сквозь горло влез я в голову пустую...»
    Exact
    [11]
    Suffix
    . Но не все проходят через это испытание: толстяк-баварец с «темно-розовой плешью» [11], которая усиливает его сходство с младенцем, из-за своей тучности не может «родиться»: «Содрогаясь, как при родах, он мучительно старался влезть "Баварии" в мозги» [11, с. 253].

  23. In-text reference with the coordinate start=12640
    Prefix
    Мотив инициирующего второго рождения подчеркивается на финальной стадии – при попадании в голову лжебогини: «Наконец, с трудом, сквозь горло влез я в голову пустую...» [11]. Но не все проходят через это испытание: толстяк-баварец с «темно-розовой плешью»
    Exact
    [11]
    Suffix
    , которая усиливает его сходство с младенцем, из-за своей тучности не может «родиться»: «Содрогаясь, как при родах, он мучительно старался влезть "Баварии" в мозги» [11, с. 253]. Здесь образ роженицы переносится на самого рождаемого.

  24. In-text reference with the coordinate start=12797
    Prefix
    Но не все проходят через это испытание: толстяк-баварец с «темно-розовой плешью» [11], которая усиливает его сходство с младенцем, из-за своей тучности не может «родиться»: «Содрогаясь, как при родах, он мучительно старался влезть "Баварии" в мозги»
    Exact
    [11, с. 253]
    Suffix
    . Здесь образ роженицы переносится на самого рождаемого. Заметим, что в мифологии смена гендерных ролей не такое уж редкое явление. Так, Зевс рождает Афину как раз из своей головы. Инверсия проявляется также в том, что если, например, в романтическом экфрасисе «каждая встреча с предметом искусства есть обогащение...» [3, с. 71], то в данном случае герои лишь понапрасну теряют время и деньги

  25. In-text reference with the coordinate start=13307
    Prefix
    Инверсия проявляется также в том, что если, например, в романтическом экфрасисе «каждая встреча с предметом искусства есть обогащение...» [3, с. 71], то в данном случае герои лишь понапрасну теряют время и деньги. Ведь перерождения не происходит и с попавшими в голову лжеидола, поскольку их там ждет пустота. Маркером профанного пространства служит «дешевый стертый плюш»
    Exact
    [11, с. 252]
    Suffix
    сидений для отдыха в голове статуи. Неудивительно, что герою не открываются здесь никакие мистериальные истины: «Поглядел и я сквозь дырку: небо, тучки – и у глаза голубиные следы» [11]. Священная тайна превращается в фарс.

  26. In-text reference with the coordinate start=13485
    Prefix
    Маркером профанного пространства служит «дешевый стертый плюш» [11, с. 252] сидений для отдыха в голове статуи. Неудивительно, что герою не открываются здесь никакие мистериальные истины: «Поглядел и я сквозь дырку: небо, тучки – и у глаза голубиные следы»
    Exact
    [11]
    Suffix
    . Священная тайна превращается в фарс. Герой разоблачает перед нами симулякр идола. В то же время эта инверсированная священная истина оказывается недоступной немцу-филистеру, остается для него загадкой: «О, наивный мой баварец!

  27. In-text reference with the coordinate start=13769
    Prefix
    В то же время эта инверсированная священная истина оказывается недоступной немцу-филистеру, остается для него загадкой: «О, наивный мой баварец! О, тщеславный рыцарь жира! Не узнать тебе вовеки, что в "Баварской" голове!»
    Exact
    [11, с. 253]
    Suffix
    . Сходным образом назван «жестокою загадкой» шиллеровский «гениальный череп из папье-маше» [11, с. 242]. Жестокость заключается в отсутствии загадки, поскольку пустой череп из папьемаше ничего не сообщит о гениальности того, кому он уподоблен.

  28. In-text reference with the coordinate start=13869
    Prefix
    В то же время эта инверсированная священная истина оказывается недоступной немцу-филистеру, остается для него загадкой: «О, наивный мой баварец! О, тщеславный рыцарь жира! Не узнать тебе вовеки, что в "Баварской" голове!» [11, с. 253]. Сходным образом назван «жестокою загадкой» шиллеровский «гениальный череп из папье-маше»
    Exact
    [11, с. 242]
    Suffix
    . Жестокость заключается в отсутствии загадки, поскольку пустой череп из папьемаше ничего не сообщит о гениальности того, кому он уподоблен. В связи с мотивом тайны-загадки образ привратника-сфинкса приобретает дополнительные значения, отсылая нас уже к греческой мифологии.

12
Черный С. Собрание сочинений: в 5 т. Т. 2: Эмигрантский уезд. Стихотворения и поэмы. 1917 – 1932 / сост., подгот. текста и коммент. А. С. Иванова. М.: Эллис Лак, 1996. 496 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=4464
    Prefix
    Любопытным образом мотивы железа/стали, статуарности (неподвижности), а также войны как захвата/подавления смешиваются в стихотворении «Пленные», в котором описываются захваченные в плен немецкие солдаты – стоящие «неподвижнее скал» «странные люди» со «стальными глазами»
    Exact
    [12, с. 32]
    Suffix
    . По сути, люди здесь превращены в статуи, тогда как берлинские статуи начинают оживать. Обращает на себя внимание и связь между образами статуи и немецких дельцов, утрачивающих человечность. Последние в стихотворении «Хмель» проявляют черты статуарности: они описываются сидящими в «серо-каменном» Берлине «на тюках из ассигнаций» «безотлучные года» [11, с. 281] (ведь статуя может покинуть с

  2. In-text reference with the coordinate start=9740
    Prefix
    Эта Валькирия не имеет никакого отношения к германскому мифу о дочерях Одина-Вотана. Сходным образом снижен, переведен с мифологического на утилитарный уровень еще один вариант статуи – «Валькирия с копилкой в голове»
    Exact
    [12, с. 95]
    Suffix
    из стихотворения «Игрушки». Как будет подробнее сказано ниже, и у Валькирии-«Баварии» в голове окажется пустота. Кроме того, монумент как туристический аттракцион служит средством для сбора денег.

13
Якобсон Р. Работы по поэтике: Переводы / сост. и общ. ред. М. Л. Гаспарова. М.: Прогресс, 1987. 464 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2944
    Prefix
    Одним из таких объектов в творчестве С. Черного выступает образ статуи, в котором соединяется множество культурных смыслов. Как пишет Р. Якобсон, «связь с неким существом превращает статую в идол...»
    Exact
    [13, с. 148]
    Suffix
    . Таким образом, путем «ассоциаций через полисемическое поле» происходит присвоение дополнительных значений: «статуя = идол, изваяние, памятник, кумир, манекен» [10, с. 97]. В результате статуя наделяется свойствами как неживого, так и живого объекта и может становиться духом места, охраняющим данный локус.

14
Klemperer V. LTI. Notizbuch eines Philologen. Leipzig: Reclam, 1978. 302 s.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=6235
    Prefix
    Клемперера, значение слова «империя» для немцев затрагивает область «духовного, трансцендентного»: в названии Священная Римская Империя немецкой нации слово «священная» – «это не украшающий или просто восторженный эпитет», тем самым говорится, «...что в этом государстве речь идет не только о посюстороннем порядке...», но и в гораздо большей степени об «области потустороннего»
    Exact
    [14, с. 123]
    Suffix
    (Прим. автора: здесь и далее пер. с нем. автора). Недаром Дидерих Геслинг, главный герой романа Г. Манна «Верноподданный», требовал признать Вильгельма «орудием Божьим» [15, с. 165], а кульминацией всех усилий немецкого дельца становится сооружение памятника кайзеру.

15
Mann H. Der Untertan. Leipzig: Kurt Wolf Verlag, 1918. Режим доступа: http://www.gutenberg.org/files/38126/38126-h/38126-h.html (дата обращения: 3.01.2015). Информация об авторе: Жданов Сергей Сергеевич – кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой иностранных языков и межкультурных коммуникаций Сибирского государственного университета геосистем и технологий,
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=6410
    Prefix
    не украшающий или просто восторженный эпитет», тем самым говорится, «...что в этом государстве речь идет не только о посюстороннем порядке...», но и в гораздо большей степени об «области потустороннего» [14, с. 123] (Прим. автора: здесь и далее пер. с нем. автора). Недаром Дидерих Геслинг, главный герой романа Г. Манна «Верноподданный», требовал признать Вильгельма «орудием Божьим»
    Exact
    [15, с. 165]
    Suffix
    , а кульминацией всех усилий немецкого дельца становится сооружение памятника кайзеру. От Вильгельмов из чванного железа протягивается ниточка к еще одному варианту сюжета об ожившей статуе, к пушкинскому Медному Всаднику, который «...уздой железной Россию поднял на дыбы» [5, с. 147].