The 16 references with contexts in paper O. Kim V., О. Ким В. (2016) “ИСТОРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ПЕРЕХОДА ОБЩЕСТВ ВОСТОКА В РАННЕЕ НОВОЕ ВРЕМЯ // COMPАRATIVE HISTORICAL MODEL OF EASTERN SOCIETIES’ TRANSITION IN THE EARLY MODERN PERIOD” / spz:neicon:vestnik-k:y:2014:i:3:p:66-70

1
Абу-Луход Дж. Переструктурируя миро-систему, предшествующую Новому времени // Время мира. Альманах современных исследований по теоретической истории, макросоциологии, геополитике, анализу мировых систем и цивилизаций / под ред. Н. С. Розова. Новосибирск, 2001. Вып. 2. С. 449 – 461.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4589
    Prefix
    Она стала результатом субъективных тенденций, вклинившихся в длинные региональные циклы развития. При этом отмечается, что торжество западного капитализма было функцией и экономическим проявлением его военно-технологического превосходства, а не наоборот
    Exact
    [1; 10; 13]
    Suffix
    . Отмечается, что исторически долго в мировом технологическом, демографическом и производственном балансе доминировали мир-системные центры Китая, Индостана, Среднего Востока, связанные коммуникацией Великого Шелкового пути.

3
Зарин В. А. Запад и Восток в мировой истории XII – XIX вв. М.: Наука, 1991. 263 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=13597
    Prefix
    Высокий товарный уровень ремесла и значительные объемы торгово-ростовщического капитала, высокая степень урбанизма в Иране, Индии, Китае и других странах Востока неоднократно описывались в научной литературе. Например, внешняя торговля Англии в 1789 году равнялась 3 % объема внутренней торговли Индии
    Exact
    [3, с. 116 – 120]
    Suffix
    . Третья тенденция – высокая степень урбанизма в Османской империи, Индии, Китае, Японии. В начале раннего нового времени крупнейшие города мира располагались на востоке – Нанкин, Истамбул, Исфахан, Багдад, Осака и др.

4
История человечества: в 8 т. / под ред. П. Берка и Х. Инальчика. Т. V. XVI – XVII века. М.: МагистрПресс, 2004. 500 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2765
    Prefix
    Общего мнения о периодизации раннего Нового времени для Дальнего Востока нет: для одних специалистов Китай вступил в эпоху перемен в 1644 году, а Япония – в 1603 году, с началом периода Токугава
    Exact
    [4, с. 4 – 6]
    Suffix
    . Для других историков ранний модерн в Японии наступает вместе с эрой Тёнбун (1532 – 1555), предвещавшей появление португальцев и рождение Тоётоми Хидеёси [18, р. 38]. Многие китаеведы считают, что разложение традиции и системные изменения начались в Китае в поздний период Мин, за несколько десятилетий до прихода маньчжур [16, р. 58].

5
Ким О. В. Переход от Средневековья к Новому времени в теории торгового капитализма // III исторические чтения Томского государственного педагогического университета: материалы Международной научной конференции 11 – 12 ноября 2010 года. Томск: изд-во ТГПУ, 2011.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=13308
    Prefix
    Это комплексный процесс отделения ремесла от сбыта и появления в социальном поле нового агента – купца-скупщика, который в значительной степени выступает организатором ремесленного, кустарного производства, ориентированного на рынок
    Exact
    [5, с. 400]
    Suffix
    . Высокий товарный уровень ремесла и значительные объемы торгово-ростовщического капитала, высокая степень урбанизма в Иране, Индии, Китае и других странах Востока неоднократно описывались в научной литературе.

6
Нефедов С. А. Война и общество. Факторный анализ исторического процесса. М.: Территория будущего, 2008. 751 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=10642
    Prefix
    Нефедов указывает, что в Османской империи в раннее Новое время прошло два цикла: 1) 1470 – 1540 – период роста восстановления; 2) с 1540 – период Сжатия; 1595 – 1609 – экосоциальный кризис; конец XVIII в. – брейкдаун
    Exact
    [6, с. 606 – 607]
    Suffix
    . Важными параметрами динамики переходных процессов является мир-системная локация – степень близости конкретного сообщества к морским и континентальным коммуникациям, что в свою очередь прямо влияет на интенсивность экзогенных факторов.

7
Побережников И. В. Пространственно-временная модель в исторических реконструкциях модернизации: автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Екатеринбург, 2011. 44 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3654
    Prefix
    Такие функциональные модели процессов дают возможность составлять страновые варианты перехода от традиции к модерну, реконструировать их общие стадии и специфические исторические особенности. Методологическая пластичность и синкретизм, свойственные современной теории модернизации, позволяют связать ее с контекстом других макроисторических теорий
    Exact
    [7, с. 18 – 20]
    Suffix
    . Глобальная динамика экономических циклов и взаимодействий, технологического обмена, складывание региональных и трансконтинентальных политических иерархий является предметным полем мир-системного анализа.

8
Проскурякова Н. А. К вопросу о концептуализации экономического развития России XIX – начала XX вв. // Экономическая история. Обозрение / под ред. Л. И. Бородкина. Вып. 11. М., 2005.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=13030
    Prefix
    Протоиндустриализация представлена различными формами промышленного производства – городское ремесло, кустарные и домашние крестьянские промыслы, разными разновидностями мануфактур. На этом этапе было возможно существенное развитие торговли на местных и внешних рынках, концентрация капиталов, формирование рынка труда
    Exact
    [8, с. 156 – 157]
    Suffix
    . Второй фактор – развитие торгового капитала. Это комплексный процесс отделения ремесла от сбыта и появления в социальном поле нового агента – купца-скупщика, который в значительной степени выступает организатором ремесленного, кустарного производства, ориентированного на рынок [5, с. 400].

9
Фурсов А. Н. Капитализм на Востоке во второй половине ХХ в.. М.: Восточная литература РАН, 1995. 603 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=14520
    Prefix
    развития товарно-денежных отношений на Востоке выразилась в том, что эволюция городского труда и экономики обладала самостоятельным развитием, была отделена от ритма и стиля деревенской жизни, не вызывала ее разложения. Особый статус земледелия в экологических и социальных условиях Востока позволял ему функционировать относительно автономно, сохранять традиционный «феодально-общинный» облик
    Exact
    [9, с. 142 – 143]
    Suffix
    . Этот устойчивый признак являлся ограничителем развития протобуржуазных тенденций в раннее Новое время. Региональные отличия исторических параметров и интерьера модернизации в Западной и Восточной Азии побуждают к выделению двух типологических разновидностей неевропейского модерна, т. н. «условно-османский» (Ближний Восток, Центральная Азия) и «условно-китайский» варианты (Япония, Китай).

10
Чейз-Данн К., Холл Т. Две, три, много микросистем // Время мира. Альманах современных исследований по теоретической истории, макросоциологии, геополитике, анализу мировых систем и цивилизаций / под ред. Н. С. Розова. Новосибирск, 2001. Вып. 2. С. 424 – 448.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4589
    Prefix
    Она стала результатом субъективных тенденций, вклинившихся в длинные региональные циклы развития. При этом отмечается, что торжество западного капитализма было функцией и экономическим проявлением его военно-технологического превосходства, а не наоборот
    Exact
    [1; 10; 13]
    Suffix
    . Отмечается, что исторически долго в мировом технологическом, демографическом и производственном балансе доминировали мир-системные центры Китая, Индостана, Среднего Востока, связанные коммуникацией Великого Шелкового пути.

11
Элиас Н. О процессе цивилизации. Т. II. Изменения в обществе. Проект теории цивилизации. М.; СПб.: Университетская книга, 2001. 82 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=6585
    Prefix
    Фигурация – это процесс многостороннего социального общения людей, в ходе которого постоянно изменяются и усложняются правила общественного поведения, психологические ориентации. Фигурационная динамика становится фактором формирования высокоорганизованного общества, основанного на постоянном взаимодействии и самоконтроле людей
    Exact
    [11, с. 242 – 252]
    Suffix
    . Такая интерпретация модерности позволяет перенести акцент с сущностной динамики капитализма на иные объекты внимания – социальные связи нового типа; формирование дисциплинарного общества, разделение труда, культурные тенденции, на трансформацию традиций и синтез традиций и инноваций.

12
Eisenstadt S. N. Multiply Modernity. Daedalus. Cambridge (Mass.), 2000. Vol. 129. No 1. Р. 3 – 10.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5895
    Prefix
    Айзенштадт выдвинул идею множественности модерностей как результата воздействия множественных культурных программ, и указал на позитивное значение традиции – она обеспечивает социально-культурную устойчивость модерному обществу, позволяет ему сохранять позитивную идентичность
    Exact
    [12]
    Suffix
    . Д. Рюшмейер указал на относительные возможности фрагментарной модернизации и пластичную приспособляемость традиционных форм [15]. Как следствие, в современном понимании процессов модернизации в неевропейском ареале возможен перенос внимания с проблем генезиса капитализма на другие процессы.

13
Frank A. G. The World System: Five Hundred Years or Five Thousand. L., N. Y.: Routledge, 1993. 320 pp.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4589
    Prefix
    Она стала результатом субъективных тенденций, вклинившихся в длинные региональные циклы развития. При этом отмечается, что торжество западного капитализма было функцией и экономическим проявлением его военно-технологического превосходства, а не наоборот
    Exact
    [1; 10; 13]
    Suffix
    . Отмечается, что исторически долго в мировом технологическом, демографическом и производственном балансе доминировали мир-системные центры Китая, Индостана, Среднего Востока, связанные коммуникацией Великого Шелкового пути.

14
Parker G. The Military Revolution: Military Innovation and the Rise of the West, 1500 – 1800. Cambridge University Press, 1988. 265 р.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=18657
    Prefix
    Аналогично японские дайме Одо Нобунага и Тоетоми Хидеёси смогли в XVI веке организовать массовое производство огнестрельного оружия и создать многотысячный корпус стрелков, опережая при этом европейское производство и тактику на 50 – 70 лет
    Exact
    [14, с. 140]
    Suffix
    . Однако правящие режимы Японии и Китая сочли возможным и необходимым отказаться от этих технических средств во избежание опасных для общественного баланса социальных последствий военной революции и внешних контактов.

15
Rueschemeyer D. Partial modernization // Explorations in general theory in social science: essays in honor of Talcott Parsons / Ed. by J. C. Loubser et al. N. Y., 1976. Vol. 2. P. 756 – 772.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=6015
    Prefix
    идею множественности модерностей как результата воздействия множественных культурных программ, и указал на позитивное значение традиции – она обеспечивает социально-культурную устойчивость модерному обществу, позволяет ему сохранять позитивную идентичность [12]. Д. Рюшмейер указал на относительные возможности фрагментарной модернизации и пластичную приспособляемость традиционных форм
    Exact
    [15]
    Suffix
    . Как следствие, в современном понимании процессов модернизации в неевропейском ареале возможен перенос внимания с проблем генезиса капитализма на другие процессы. Можно согласиться с мнением И.

16
The Cambridge history of Japan. Vol. 4. Early Modern Japan. Edited by J. W. Hall. Cambridge University Press, 2008. 698 р.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3077
    Prefix
    Для других историков ранний модерн в Японии наступает вместе с эрой Тёнбун (1532 – 1555), предвещавшей появление португальцев и рождение Тоётоми Хидеёси [18, р. 38]. Многие китаеведы считают, что разложение традиции и системные изменения начались в Китае в поздний период Мин, за несколько десятилетий до прихода маньчжур
    Exact
    [16, р. 58]
    Suffix
    . Разнообразие периодизаций отражает дискуссионный характер проблемы. Как отмечает И. В. Побережников, в исследованиях широких исторических трансформаций намечено смещение от структуралистских макроисторических объяснений к сравнительно-историческим моделям.

18
The Cambridge history of China. Vol. 7. The Ming Dynasty, 1368 – 1644, Part I. Edited by D. Twitchett, J. K. Parsons. Cambridge University Press, 2008. 859 р. Информация об авторе: Ким Олег Витальевич – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории средних веков факультета истории и международных отношений КемГУ, zaecposad@gmail.com.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2925
    Prefix
    Общего мнения о периодизации раннего Нового времени для Дальнего Востока нет: для одних специалистов Китай вступил в эпоху перемен в 1644 году, а Япония – в 1603 году, с началом периода Токугава [4, с. 4 – 6]. Для других историков ранний модерн в Японии наступает вместе с эрой Тёнбун (1532 – 1555), предвещавшей появление португальцев и рождение Тоётоми Хидеёси
    Exact
    [18, р. 38]
    Suffix
    . Многие китаеведы считают, что разложение традиции и системные изменения начались в Китае в поздний период Мин, за несколько десятилетий до прихода маньчжур [16, р. 58]. Разнообразие периодизаций отражает дискуссионный характер проблемы.