The 6 references with contexts in paper K. Sinegubova V., К. Синегубова В. (2016) “СПЕЦИФИКА ИНИЦИАЦИИ В МОНОДРАМЕ Е. ГРИШКОВЦА «КАК Я СЪЕЛ СОБАКУ» // SPECIFICITY OF INITIATION IN E. GRISHKOVETS’S MONODRAMA «HOW I ATE A DOG»” / spz:neicon:vestnik-k:y:2014:i:3:p:181-184

1
Гришковец Е. Как я съел собаку // Зима. Все пьесы. М.: Эксом, 2005.
Total in-text references: 16
  1. In-text reference with the coordinate start=3394
    Prefix
    Это не единственное совпадение: служба в армии, как ее изображает Гришковец, не только включает тяжелую работу, голод, разлуку с родными, изоляцию на острове Русском, но также усвоение издавна сложившейся традиции и участие в предельно ритуализованных действиях: «там, на Русском острове (во, название), все было – ритуал. Все было продумано, и во всем была видна традиция. Издавна. Всегда!»
    Exact
    [1, с. 179]
    Suffix
    . В традиции укоренены бессмысленные внешне действия: перессык («самое грандиозное действо»), стихи на фотографиях, часто непонятные самим пишущим, подготовка к возвращению домой, дембельский альбом, который составляется с большим усердием и который потом никому не интересно рассматривать.

  2. In-text reference with the coordinate start=3841
    Prefix
    »), стихи на фотографиях, часто непонятные самим пишущим, подготовка к возвращению домой, дембельский альбом, который составляется с большим усердием и который потом никому не интересно рассматривать. Бессмысленность действий, которые постоянно совершают герой и его товарищи по службе, позволяют воспринимать армию как антимир, где «предметы могут иметь совершенно иное предназначение»
    Exact
    [1, с. 192]
    Suffix
    : посуда нужна не для того, чтобы из нее есть, а для того, чтобы ее мыть. Палуба нужна не для того, чтобы по ней ходить, а для того, чтобы ее мыть. Удивляясь поначалу столь странному назначению предметов, герой со временем сам начинает видеть, что палуба помыта плохо, и делает замечание более молодым матросам.

  3. In-text reference with the coordinate start=4530
    Prefix
    Гришковца дистанцирован от собственной службы, он рассказывает о том, что имело место быть в прошлом, и именно эта дистанция со всей очевидностью выявляет пустоту и бессмысленность армейских ритуалов: «Мы делали очень много всякой фигни»
    Exact
    [1, с. 187]
    Suffix
    . Инициация предполагает, что пребывание в антимире и участие в ритуалах преображает человека, наделяет его новым опытом и новыми способностями, которые не могут быть получены никаким другим путем.

  4. In-text reference with the coordinate start=5369
    Prefix
    Каждый молодой матрос, в том числе и герой, рассчитывает, что служба изменит его, поднимет его статус: «Он же надеялся, что Родина ему будет благодарна. Что все будут смотреть на него, как когда-то я смотрел на тех людей, выходящих из кинотеатра. В смысле, уважать будут, будут любить»
    Exact
    [1, с. 191]
    Suffix
    . Излишне говорить, что надежды эти не оправдались. В результате инициации человек должен стать полноценным членом общества взрослых: ребенок символически умирает, а вместо него появляется взрослый, в данном случае – всеми уважаемый и любимый человек.

  5. In-text reference with the coordinate start=6547
    Prefix
    Потом ожидание армии, от которой никуда не деться, потом, на службе, постоянная мысль о доме.... В смысле, вся жизнь была накануне чего-то.... А...а...а теперь все,... впереди никаких канунов.... Живи и живи..., а не хочется..., а как....»
    Exact
    [1, с. 196]
    Suffix
    . Здесь имеет смысл обратить внимание на два момента: герою не хочется жить, и герой не знает, как жить. Апатия, подавленное состояние, неспособность радоваться являются результатом того, что личность разрушается, происходит символическое умирание, но отсутствует символическое воскрешение.

  6. In-text reference with the coordinate start=7410
    Prefix
    Хотя, конечно, ничего не попишешь... оно все так... конечно. Да! Да, да, да, я и сам так думаю... Не стоит... это ведь... Я бы не стал так однозначно... Я же не настаиваю... Это уж – как хотите....»
    Exact
    [1, с. 200]
    Suffix
    . В этом фрагменте отсутствует предмет разговора, мы можем предположить, что речь идет о полученном в армии опыте или какой-то его части. Более четко проявлена позиция рассказчика, который в чем-то соглашается с невидимым оппонентом («да, я и сам так думаю...»), но в то же время пытается сказать и свое слово, скорректировать оценку, которую, судя по всему, высказывает его воображаемый собесед

  7. In-text reference with the coordinate start=8954
    Prefix
    Однако все, что связано с культурой, носит ритуальный, симулятивный характер: «Я помню, как эти ребята, родившиеся где-то в Ферганской долине, шли в строю с нами и пели... громко...: Россия, любимая моя, Поля родные, березки, тополя...»
    Exact
    [1, с. 186]
    Suffix
    . Уроженцы Ферганской долины поют о мире, который не знают, потому что ни их малая родина, ни остров, где проходит их служба, не соотносятся с песенным, идеализированным образом России. Для рассказчика очевидно, что «наказание искусством» (многократный просмотр фильма «Жестокий романс») гораздо тяжелее переносится людьми, принадлежащими к другой культуре: «Ну, мы-то еще ладно, но каково было у

  8. In-text reference with the coordinate start=9391
    Prefix
    Для рассказчика очевидно, что «наказание искусством» (многократный просмотр фильма «Жестокий романс») гораздо тяжелее переносится людьми, принадлежащими к другой культуре: «Ну, мы-то еще ладно, но каково было узбекам или ну... другим ребятам? Для кого Волга – не матушка-река»
    Exact
    [1, с. 186]
    Suffix
    . В связи с проблемой утраты культурной идентичности особую роль играет центральный эпизод с поеданием собаки. Кореец, Коля И., убивает собаку, потому что хочет всех «обрадовать корейским блюдом...», объединив таким образом людей.

  9. In-text reference with the coordinate start=9929
    Prefix
    Коля И. является гражданином Советского Союза, у него корейская фамилия и комично сочетающееся с ней русское имя, он вынужден продолжать приобщение к русским традициям, но не может познакомить людей со своей культурой, которую знает очень хорошо: «собаку он зарезал по всем правилам»
    Exact
    [1, с. 194]
    Suffix
    Только рассказчик соглашается разделить трапезу, и мы полагаем, что это ключевой момент. Не только потому, что данная ситуация вынесена в заглавие пьесы, но и потому, что герой, который в армии теряет свою индивидуальность и сливается с массой, именно в этот момент совершает осознанный выбор и ведет себя не как все.

  10. In-text reference with the coordinate start=11139
    Prefix
    Бабушка и ребенок – это ключевые фигуры детства, от которого в армии окончательно приходится отказаться. Для матроса круг близких людей – это мама ("Тока мама никогда не предаст, тока мама, ... тока мамочка..."
    Exact
    [1, с. 185]
    Suffix
    ), девушка, которая не дождалась своего моряка и вышла замуж за студента, товарищи, чьи фотографии хранятся потом в дембельском альбоме, но бабушка уже не актуальна, она не упоминается никем из матросов.

  11. In-text reference with the coordinate start=11846
    Prefix
    Она идет, отдергивает одеяло и гладит тебя по спине, а у бабушки рука шершавая – ты весь извиваешься. Ведь у тебя такая спина..., такая спина..., и руки такие, и весь ты такой..., сам понимаешь – красивый то есть, все родственники восхищаются....»
    Exact
    [1, с. 183]
    Suffix
    . Образ бабушки связан с атмосферой любви, покоя, в которой блаженствует маленький герой. Этот момент можно противопоставить другому пробуждению, рано утром, перед школой, когда родители даже не посмотрели на ангельское личико своего сына, «просто свет включили и ушли».

  12. In-text reference with the coordinate start=12367
    Prefix
    Также бабушка появляется в момент, когда отправляют в первый класс «еще не школьника, еще... маленького такого мальчика». Бабушка плачет, и эти слезы совпадают с эмоциями взрослого рассказчика: «Я не могу смотреть, как ведут в школу 1 сентября первоклассников. Это просто ужасное зрелище»
    Exact
    [1, с. 177]
    Suffix
    . Начало учебы в школе оценивается негативно, поскольку ребенок попадает в мир, где его никто не любит и где он должен подчиняться жестким требованиям. Многочисленные параллели, которые Гришковец проводит между школой и армией, показывают, что школа – это начало нивелирования личности и уничтожения индивидуальности.

  13. In-text reference with the coordinate start=13237
    Prefix
    – это девочка, ребенок: «Может быть, сейчас какаянибудь девочка, устав от рыданий, всхлипывая, толькотолько задремала, а до этого они с папой, с фонариком, обшарили все дворы, сараи, опросили и обзвонили всех знакомых – где любимая собачка. Завтра поиски продолжатся, будут написаны детской рукой объявления, а над кроваткой долго еще будет висеть фотография щеночка с ленточкой на шее»
    Exact
    [1, с. 194]
    Suffix
    . Не имея возможности видеть настоящего хозяина собаки, герой конструирует образы, основываясь на собственном опыте, на своих детских переживаниях и впечатлениях. Поедая собаку, герой очень отчетливо, с подробностями, представляет себе образы, связанные с детством.

  14. In-text reference with the coordinate start=14602
    Prefix
    Он съедает собственное детство, окончательно уничтожая себя маленького, но не ощущает какой-то судьбоносности этого момента: «Ел, пытался ощутить бунт в себе, а мне... было вкусно. Коля вкусно приготовил. Я думал, до последнего, что не смогу есть, а смог. И с аппетитом»
    Exact
    [1, с. 194]
    Suffix
    . Герой совершает действие, которого в детстве совершить не мог бы, и при этом поражается тому, что не чувствует никакого внутреннего сопротивления. Момент поедания собаки, который автором осознается как ключевой (вынесен в заглавие), героем не особо ощущается.

  15. In-text reference with the coordinate start=15087
    Prefix
    Поэтому в финале этот эпизод встраивается в длинный перечень абсурдных ритуальных действий, из которых и состояла служба: «Меня благодарили за все. И за то, что меня так сильно..., за то, что я писал в море, за японского летчика, за все три года..., за собаку..., за все»
    Exact
    [1, с. 198]
    Suffix
    . Необходимо отметить, что герой в данном случае не равен рассказчику, это несовпадение подчеркивается в начале пьесы: «Я расскажу о человеке, которого уже нет...» [1, с. 170]. Герой, который служил на Тихоокеанском флоте и съел собаку, не равен рассказчику, который утверждает, что не смог бы съесть собаку.

  16. In-text reference with the coordinate start=15245
    Prefix
    И за то, что меня так сильно..., за то, что я писал в море, за японского летчика, за все три года..., за собаку..., за все» [1, с. 198]. Необходимо отметить, что герой в данном случае не равен рассказчику, это несовпадение подчеркивается в начале пьесы: «Я расскажу о человеке, которого уже нет...»
    Exact
    [1, с. 170]
    Suffix
    . Герой, который служил на Тихоокеанском флоте и съел собаку, не равен рассказчику, который утверждает, что не смог бы съесть собаку. Герой, который приобретает некий опыт в ходе предельно ритуализованной службы в армии, не сохраняется, он меняется настолько, что становится в прямом смысле слова другим человеком.

2
Липовецкий М., Боймерс Б. «Как я съел собаку»: вокруг травмы // Перформансы насилия: литературные и театральные эксперименты «Новой драмы». М.: Новое литературное обозрение, 2012.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5975
    Prefix
    процесс инициации не завершен: ребенок умирает («Мама, меня нет», – хочет написать герой в письме, имея в виду, что он изменился, и того мальчика, которого помнит его мама, больше не существует), а взрослый не появляется. Выхода из «мира мертвых», который представляет собой армия, не происходит. М. Липовецкий говорит о травме, оставившей «незарастающую зону смерти внутри героя»
    Exact
    [2, с. 132]
    Suffix
    . Действительным результатом службы в армии становится социальное отчуждение – явление прямо противоположное предполагаемому результату инициации. Герой, вернувшись домой, не знает как жить. Всю жизнь он жил ожиданием будущего или страхом перед будущим: «И жизнь была раньше какая?

3
Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 1976.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2858
    Prefix
    Мелетинскому, «этот переход включает физические испытания на выносливость, мучительную посвятительную операцию и овладение основами племенной мудрости в форме мифов, инсценируемых перед посвящаемым. Инициация включает также временную смерть и контакт с духами, открывающий путь для... рождения в новом качестве»
    Exact
    [3, с. 226]
    Suffix
    . В монодраме Е. Гришковца служба в армии выполняет функцию возрастной инициации, будучи связана с совершеннолетием и традиционно воспринимаемая как способ превращения мальчика в мужчину. Это не единственное совпадение: служба в армии, как ее изображает Гришковец, не только включает тяжелую работу, голод, разлуку с родными, изоляцию на острове Русском, но также усвоение издавна сложившейся т

4
Пропп В. Я. Исторические корни волшебно сказки. Л., 1986.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=14148
    Prefix
    Согласно представлениям многих народов, попадая в мир мертвых, герой не должен есть тамошнюю пищу: «приобщившись к еде, назначенной для мертвецов, пришелец окончательно приобщается к миру умерших»
    Exact
    [4, с. 67]
    Suffix
    . В данном случае, собака – это и есть потусторонняя пища, неприемлемая для живых. Если рассматривать службу в армии как пребывание в мире мертвых, то герой совершает ошибку (поешь – останешься в этом мире навсегда).

5
Фразеологический словарь русского языка: свыше 4000 словарных статей / сост. Л. А. Войнова и др.; под ред. А. И. Молоткова. М., 1987.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2257
    Prefix
    Гришковца «Как я съел собаку» соотносится с фразеологизмом «съесть собаку», который в словарях трактуется следующим образом: «иметь, приобрести большой опыт, навык, основательные знания в чем-либо»
    Exact
    [5, с. 467]
    Suffix
    , «хорошо разбираться, быть особенно искусным, сведущим в чемлибо» [6, с. 390]. Перед нами действительно рассказ об определенном жизненном опыте, герой Гришковца рассказывает о своей службе на флоте, которую можно понимать как своеобразную инициацию – обряд перехода юноши из группы детей в группу взрослых мужчин.

6
Фразеологический словарь современного русского литературного языка / под ред. проф. А. Н. Тихонова; сост. А. Н. Тихонов и др. Справочное издание: в 2 т. М.: Флинта: Наука, 2004. Информация об авторе: Синегубова Капиталина Валерьевна – кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры журналистики и русской литературы ХХ века КемГУ, sinegubova@nextmail.ru.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2332
    Prefix
    Гришковца «Как я съел собаку» соотносится с фразеологизмом «съесть собаку», который в словарях трактуется следующим образом: «иметь, приобрести большой опыт, навык, основательные знания в чем-либо» [5, с. 467], «хорошо разбираться, быть особенно искусным, сведущим в чемлибо»
    Exact
    [6, с. 390]
    Suffix
    . Перед нами действительно рассказ об определенном жизненном опыте, герой Гришковца рассказывает о своей службе на флоте, которую можно понимать как своеобразную инициацию – обряд перехода юноши из группы детей в группу взрослых мужчин.