The 6 references with contexts in paper T. Saraeva V., Т. Сараева В. (2016) “МОТИВ ЧУДА В ЛИРИКЕ А. ШТЕЙГЕРА // MOTIVE OF THE MIRACLE IN A. SHTEYGER'S LYRICS” / spz:neicon:vestnik-k:y:2014:i:1:p:164-167

1
Адамович, Г. О Штейгере, о стихах, о поэзии и о прочем / Г. Адамович // Одиночество и свобода; сост., авт. предисл. и прим. В. Крейд. – М., 1996.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2742
    Prefix
    Стихи Штейгера формально не были плохи; нет, они были легки, изящны, да и темы были в них самые изысканные, все больше о каких-то принцах, орхидеях, колоннадах и кружевах. Но того, что превращает стихи в поэзию, в них, казалось, нет и в помине. Главное – не было своей интонации, своего звука. Потом, с годами, Штейгер стал настоящим поэтом»
    Exact
    [1, с. 102]
    Suffix
    . От подражательности и трафаретности Штейгер приходит к своим собственным стихам, они становятся доработанными, заостренными. Г. Иванов, характеризуя его поэзию, писал: «Стихи Штейгера – прекрасная иллюстрация к фразе: «Мой стакан невелик, но я пью из своего стакана».

3
Иванов, Г. Поэзия и поэты / Г. Иванов // Возрождение. – 1950. – No 10.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3249
    Prefix
    Они пример того, какое значение имеют вкус, чувство меры, поэтическая культура. Каждое стихотворение Штейгера – маленький шедевр вкуса, тонкости, чутья, доведенного до совершенства умения полностью использовать свои выигрышные стороны, искусно миновав слабые...»
    Exact
    [3, с. 180]
    Suffix
    . Несмотря на это, в современном литературоведении имя этого поэта оставалось долгое время незамеченным, только недавно стали появляться первые работы о его творчестве, среди них О. С. Кочеткова, В.

8
Мосешвили, Г. Стихи из заколдованного круга / Г. Мосешвили // Литературное обозрение. – 1996. – No 2.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=1947
    Prefix
    и серьезности являются основой его лирики: «Теоретические умствования Адамовича о том, что поэзия должна быть не произведением искусства, а «человеческим документом», Штейгеру удалось превратить в живое слово. В его стихах нет манерности, вычурности – все просто, точно и ясно – так, как того требовал Адамович. Но еще – в любой миниатюре Штейгера поражает отсутствие надуманности»
    Exact
    [8, с. 50]
    Suffix
    . При жизни А. Штейгер опубликовал три поэтических книги – «Этот день» (1928), «Эта жизнь» (1932) и «Неблагодарность» (1936). Незадолго до смерти им был подготовлен сборник «2 х 2 = 4», в который вошли избранные стихотворения из трех предыдущих книг и новые, написанные в период с 1926 – по 1939 годы.

11
Шатин, Ю. В. Событие и чудо / Ю. В. Шатин // Дискурс. – 1996. – No 2.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5074
    Prefix
    Разграничение чуда и события как двух противоположных способов сюжетообразования и сюжетостроения – важнейший признак Вестник165 КемГУ 2014 No 1 (57) Т. 2 | литературы вплоть до нового времени. Литература нового времени, напротив, допускает изображение чуда как события и события как чуда (или его значимого отсутствия)»
    Exact
    [11, с. 9]
    Suffix
    . Мотив чуда является одним из значимых мотивов лирики А. Штейгера – именно им открывается финальный сборник поэта «2 х 2 = 4», в который вошли избранные стихотворения из трех предыдущих книг и стихотворения, написанные в период с 1926 – по 1939 годы.

12
Штейгер, А. 2 х 2 = 4. Стихи 1926 – 1939 / А. Штейгер; библиогр. заметка А. Головиной; предисл. Ю. Иваска. – New York, 1982.
Total in-text references: 11
  1. In-text reference with the coordinate start=5749
    Prefix
    Бывает чудо, но бывает раз, И тот из нас, кому оно дается, Потом ночами не смыкает глаз, Не говорит и больше не смеется. Он ест и пьет – но как безвкусен хлеб... Вино совсем не утоляет жажды. Он глух и слеп. Но не настолько слеп, Чтоб ожидать, что чудо будет дважды
    Exact
    [12, с. 21]
    Suffix
    . В основе этого стихотворения лежит слияние рационального и иррационального. Но прекрасное событие – чудо здесь является лишь составляющей формулы: «Бывает чудо, но бывает раз...» – это попытка математически высчитать возможность возникновения чудесного в обыденной жизни человека.

  2. In-text reference with the coordinate start=6360
    Prefix
    Чудо, врываясь в логическую структуру, приводит к непредсказуемым последствиям. Сверхъестественное нарушает целостность, гармонию. «Он ест и пьёт – но как безвкусен хлеб... / Вино совсем не утоляет жажды. / Он глух и слеп...»
    Exact
    [12, с. 21]
    Suffix
    . Чудо представляется небезопасным, поскольку нарушение привычного течения жизни приводит к тому, что герой становится безразличным к обыденной реальности. В стихотворениях «Все писали стихи...» и «В сущности так немного...» даются составляющие чуда: любовь, дом, дружба, луна и звёзды.

  3. In-text reference with the coordinate start=7275
    Prefix
    Он находится в чужом пространстве небытия, которое является и внутренне и внешне пустым, он ведёт жалкое полусуществование. Лирический субъект оказывается в трагической ситуации, на пороге между возможностью чуда и отчаянием: «И слышится с неба ответ / Не ясный. Ни да, ни нет»
    Exact
    [12, с. 36]
    Suffix
    . Молитва звучит и в стихотворении «Господи, я верую и жду...». Поэзия выполняет функцию Священного Слова – с одной стороны само стихотворение построено как молитва: начинается с обращения к Творцу, есть восхваления и просьба, ради которой и звучит это Слово: «Сотвори же чудо из чудес – / Маленькое чудо для меня...» [13, с. 6].

  4. In-text reference with the coordinate start=8347
    Prefix
    Да, он видит, что это единственное счастье, которое у него есть, но не осознает, что это и есть то чудо, о котором он просит. Он вступает в диалог с Творцом в процессе творчества. Вспомним, что в одном из стихотворений он слышит ответ: «И слышится с неба ответ / Не ясный. Ни да, ни нет»
    Exact
    [12, с. 36]
    Suffix
    . Поэзия тоже оказывается чудом, потому что она является связью с другим миром. В стихотворении «У нас теперь особый календарь...» происходит чудо свершившейся мольбы. Как и в первом стихотворении, чудо полностью меняет ход вещей, но если в первом случае меняет душевное состояние, то во втором – изменяет течение времени.

  5. In-text reference with the coordinate start=11741
    Prefix
    Лирическому герою важны встречи с пастушком, который в данном стихотворении выполняет функцию волшебного помощника, он помогает герою-эмигранту, хотя бы мысленно, переносится в Россию. Даже имя пастушка сказочное – Иван: «Мягкий профиль русского лица. Пастушка зовут, как в сказке – Ваней»
    Exact
    [12, с. 84]
    Suffix
    . Но в этом же стихотворении лирический герой понимает, что чудо не может спасти от войны (цикл «Бессарабия» написан в 1939 году): «Дома будут речи про войну, / Уберечь уже не может чудо...» [12, с. 84].

  6. In-text reference with the coordinate start=11923
    Prefix
    Пастушка зовут, как в сказке – Ваней» [12, с. 84]. Но в этом же стихотворении лирический герой понимает, что чудо не может спасти от войны (цикл «Бессарабия» написан в 1939 году): «Дома будут речи про войну, / Уберечь уже не может чудо...»
    Exact
    [12, с. 84]
    Suffix
    . Разговоры о войне противопоставлены молчанию с Ваней, в том сказочном мире нет звуков, которые нарушали бы покой, это беззвучный мир: «немой лес», «тихий вечер», «он молчит». Разговор – нарушение гармонии, поэтому после них он не может уснуть: «Буду спать тревожно, чутко, худо» [12, с. 84].

  7. In-text reference with the coordinate start=12188
    Prefix
    Разговоры о войне противопоставлены молчанию с Ваней, в том сказочном мире нет звуков, которые нарушали бы покой, это беззвучный мир: «немой лес», «тихий вечер», «он молчит». Разговор – нарушение гармонии, поэтому после них он не может уснуть: «Буду спать тревожно, чутко, худо»
    Exact
    [12, с. 84]
    Suffix
    . Мотив чуда сопровождается вспомогательным мотивом надежды. В стихотворении «Не эпилог, но всё идет к концу...» разворачивается сюжет угасания любви, отношения лирического героя и возлюбленной определяются как роман.

  8. In-text reference with the coordinate start=12607
    Prefix
    Это угасание проявляется и на уровне строфики – каждая последующая строфа меньше предыдущей: 4 – 3 – 2. Но последнее двустишие вводит с собой мотив надежды: «... а если вариант: с ума сводящий жест – / Объятье грубоватое за шею?»
    Exact
    [12, с. 41]
    Suffix
    . Лирический субъект ждет чуда – объятья, которое выведет их из ситуации расставания, даст возможность на другое (счастливое) развитие сюжета. В стихотворении «Неужели ты снова здесь?» мотив надежды звучит уже в вопросительной интонации.

  9. In-text reference with the coordinate start=13035
    Prefix
    Сюжетом является повторившаяся встреча. Пауза во времени между двумя встречами дает герою надежду, что любовь и счастье возможны, но появляется мотив обманутой надежды: «И снова смесь / Пустоты и тоски – ошибка...»
    Exact
    [12, с. 48]
    Suffix
    . Мы видим обман, который усиливает мотив безнадежности. Основой всего стихотворения является оторванность идеальной мечты от реальной жизни и ситуация утраченных иллюзий. Той же вопросительной интонацией начинается стихотворение «Неужели навеки врозь?

  10. In-text reference with the coordinate start=13471
    Prefix
    Той же вопросительной интонацией начинается стихотворение «Неужели навеки врозь?» Но в отличие от предыдущих стихотворений здесь лирический герой точно знает, что продолжения не будет, но он всё равно не хочет терять надежду: «Но не каждый ведь скажет – «Брось, / Не надейся» – слепцу, калеке...»
    Exact
    [12, с. 64]
    Suffix
    . Он сравнивает себя со слепцом и калекой, которым помочь может только чудо. Финальное многоточие оставляет лирического героя в сложном положении – есть надежда, что чудо произойдет, на что указывают финальные строки, которые являются противопоставлением к первой части стихотворения (союз «но»); но чуда может и не быть, ведь «сердце знает», что счастье невозможно.

  11. In-text reference with the coordinate start=14351
    Prefix
    Составляющие чуда в лирической системе поэта просты, как «2 х 2 = 4», но оно появляется тогда, когда разум не может объяснить какое-то явление человеческой жизни, что и заявлено в финальном стихотворении: «Разум, увы, здесь не будет ключом./ Жизнь точно сон...» Не понять в пересказе...»
    Exact
    [12, с. 96]
    Suffix
    . Сон и чудо в данном сборнике выступают как контекстуальные синонимы, оба эти понятия связаны с иррациональной стороной жизни. Но и иррациональное (чудо) является лишь одним из множителей формулы «2 х 2 = 4», потому что поэтом предпринимается попытка математически высчитать появление сверхъестественного в жизни человека.

13
Штейгер, А. Мертвое «да»: Стихотворения, проза, воспоминания, письма / А. Штейгер // РудняСмоленск: Мнемозина, 2009. – 489 с. Информация об авторе: Сараева Татьяна Васильевна – соискатель кафедры журналистики и русской литературы ХХ в. КемГУ, +7-950-587-82-65, sa-tanua-ll@mail.ru.
Total in-text references: 6
  1. In-text reference with the coordinate start=7577
    Prefix
    Поэзия выполняет функцию Священного Слова – с одной стороны само стихотворение построено как молитва: начинается с обращения к Творцу, есть восхваления и просьба, ради которой и звучит это Слово: «Сотвори же чудо из чудес – / Маленькое чудо для меня...»
    Exact
    [13, с. 6]
    Suffix
    . С другой стороны, лирический герой стихотворения – поэт, и его поэзия – это тоже молитва: «Я пишу рассказы и стихи / И в стихах, рассказах, наяву, / Темной ночью, на рассвете, днем, / Я одно заветное ...» [13, с. 6].

  2. In-text reference with the coordinate start=7787
    Prefix
    С другой стороны, лирический герой стихотворения – поэт, и его поэзия – это тоже молитва: «Я пишу рассказы и стихи / И в стихах, рассказах, наяву, / Темной ночью, на рассвете, днем, / Я одно заветное ...»
    Exact
    [13, с. 6]
    Suffix
    . С самого началастихотворения лирический герой находится в состоянии душевного отчаянья: «Но доколь, о Господи, доколь, / Мне терпеть душевную нужду, / Выносить сомнение и боль?» [13, с. 6].

  3. In-text reference with the coordinate start=7968
    Prefix
    , лирический герой стихотворения – поэт, и его поэзия – это тоже молитва: «Я пишу рассказы и стихи / И в стихах, рассказах, наяву, / Темной ночью, на рассвете, днем, / Я одно заветное ...» [13, с. 6]. С самого началастихотворения лирический герой находится в состоянии душевного отчаянья: «Но доколь, о Господи, доколь, / Мне терпеть душевную нужду, / Выносить сомнение и боль?»
    Exact
    [13, с. 6]
    Suffix
    . Но лирический субъект не понимает, что чудо ему уже дано: «Но одна отрада мне дана – / Я пишу рассказы и стихи...» [13, с. 6]. Да, он видит, что это единственное счастье, которое у него есть, но не осознает, что это и есть то чудо, о котором он просит.

  4. In-text reference with the coordinate start=8082
    Prefix
    С самого началастихотворения лирический герой находится в состоянии душевного отчаянья: «Но доколь, о Господи, доколь, / Мне терпеть душевную нужду, / Выносить сомнение и боль?» [13, с. 6]. Но лирический субъект не понимает, что чудо ему уже дано: «Но одна отрада мне дана – / Я пишу рассказы и стихи...»
    Exact
    [13, с. 6]
    Suffix
    . Да, он видит, что это единственное счастье, которое у него есть, но не осознает, что это и есть то чудо, о котором он просит. Он вступает в диалог с Творцом в процессе творчества. Вспомним, что в одном из стихотворений он слышит ответ: «И слышится с неба ответ / Не ясный.

  5. In-text reference with the coordinate start=9415
    Prefix
    Описание чуда даётся в микроцикле, который открывается стихотворением «Будь, что будет, теперь до конца...»: ... это был лишь короткий миг, Но он был невозможней, краше, Чем все то, что мы знали из книг, Чем все сны, все надежды наши
    Exact
    [13, с. 32]
    Suffix
    . Один миг оказывается лучше и прекраснее, чем вся жизнь, этот миг и заключает в себе жизнь. Приведем второе стихотворение микроцикла: Ведь это было, было наяву – Совсем не сон, совсем не наважденье.

  6. In-text reference with the coordinate start=9804
    Prefix
    (И я лишь лгу теперь, что я живу И всех ввожу напрасно в заблужденье). ...Но стоит только отойти, присесть, Закрыть глаза, – чтоб начало казаться, Что дальше невозможно спать и есть, Ходить в кафе... Как все, за жизнь хвататься
    Exact
    [13, с. 32]
    Suffix
    . Непосредственно слово «чудо» здесь не употребляется, но сюжет развивается аналогично сюжету стихотворения «Бывает чудо, но бывает раз...». Лирический субъект после встречи с чудесным перестает воспринимать свою реальную жизнь, она превращается в тягостное существование.