The 7 references with contexts in paper L. Starikova S., Л. Старикова С. (2016) “МОТИВ ЧУДА В ЦИКЛЕ В. ШАЛАМОВА «ВОСКРЕШЕНИЕ ЛИСТВЕННИЦЫ» // MOTIF OF THE MIRACLE IN THE CYCLE «THE RESURRECTION OF THE LARCH» BY VARLAM SHALAMOV” / spz:neicon:vestnik-k:y:2013:i:4:p:180-184

1
Ащеулова, И. В. Чудо как ситуация духовного поиска в истории (роман В. Шарова «Воскрешение Лазаря») И. В. Ащеулова // Питання лiтературознавства. Науковий збiрник. – Вып. 84. – Чернiвцi: Чернiвецький нацiональний унiверситет, 2011.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3001
    Prefix
    Лосев рассматривает чудо в символическом плане, а П. А. Флоренский в религиозном. Также исследователь выделяет три уровня чуда: «чудо как социальное и историческое явление; теистическое чудо; индивидуальное чудо»
    Exact
    [1, с. 279 – 290]
    Suffix
    . Согласно данной классификации у Шаламова восприятие чуда во всех случаях является индивидуальным, личностным. Всем явлениям, которым в «Воскрешении лиственницы» приписывается категория чуда, есть реальное объяснение.

2
Ганущак, Н. В. Творчество Варлама Шаламова как художественная система: автореф. дис. ... канд. филол. наук / Н. В. Ганущак. – Тюмень, 2003. – 26 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5771
    Prefix
    Лиственница считается Древом Мира у народов Сибири и может использоваться в траурных церемониях как символ возрождения» [6]. Н. В. Ганущак, рассматривая образы-символы в творчестве Шаламова, считает, что лиственница – «символ памяти, смерти и возрождения, тления и стойкости»
    Exact
    [2]
    Suffix
    , то есть образ, включающий противоречивые понятия одновременно. Можем заметить, что образ лиственницы у Шаламова берет основы в традиционном восприятии данного символа как символа бессмертия, вечности, нетленности, стойкости, который основан на ее реальных природных свойствах.

3
Гинзбург, Е. С. Крутой маршрут: хроника времен культа личности / Е. С. Гинзбург. – М.: Советский писатель, 1990. – 608 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=12196
    Prefix
    Например, доктор без образования, который лечил всех «только марганцовкой и йодом» и видимо вылечивал, а скорее всего, оставлял больных для смерти, но ведь до заключенных все равно никому нет дела. Е. Гинзбург в «Крутом маршруте» лагерные больницы называет страной чудес
    Exact
    [3]
    Suffix
    . Но лично героя медицина, а вернее возможность работать фельдшером, спасает от вероятного исхода (как и героиню «Крутого маршрута», выжившую благодаря полученным в лагере медицинским навыкам). Рассказ «Экзамен» описывает переход рассказчика из мира смерти в возможный мир спасения.

4
Переписка Варлама Шаламова и Надежды Мандельштам // Знамя. – 1992. – No 2.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5012
    Prefix
    Я же эмпирически устаноВестник КемГУ 2013 No 4 (56) Т. 1 | 181 вил и многократно проверял, что чувства человека располагаются в постоянном порядке, воскресая и умирая, возвращаясь и снова уходя»
    Exact
    [4, с. 159]
    Suffix
    . Данная тема – воскрешения – была важна для автора в период написания этого цикла, соответственно и мотив чуда тоже имел большую значимость и реализовался в переходе от смерти к жизни, от невозможности творчества к поэтическому вдохновению.

5
Сухих, И. Жить после Колымы (1954 – 1973. «Колымские рассказы» В. Шаламова) / И. Сухих // Звезда. – 2001. – No 6.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2166
    Prefix
    Открывающие и завершающие цикл рассказы, что характерно для циклов Шаламова, являются лирико-символическими, о чем говорит И. Сухих: «Структурно, композиционно начала всех пяти шаламовских книг однотипны: впереди стоит лирическая новелла-эпиграф с ключевым, символическим мотивом»
    Exact
    [5, с. 216]
    Suffix
    . В рассматриваемом цикле одним из таких мотивов является мотив чуда, который наиболее ярко представлен в двух первых рассказах – «Тропа» и «Графит», а также в трех последних: «Водопад», «Укрощая огонь», «Воскрешение лиственницы».

6
Тресиддер, Дж. Словарь символов / Дж. Тресиддер. – Режим доступа: http://thelib.ru/books/tresidder_dzhek/slovar_simvolov-read-13.html
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5624
    Prefix
    Тресиддера лиственнице дается следующее определение: «Дерево, имеющее наиболее твердую и прочную древесину (многие здания в Венеции стоят на сваях, сделанных из лиственницы), символ бессмертия. Лиственница считается Древом Мира у народов Сибири и может использоваться в траурных церемониях как символ возрождения»
    Exact
    [6]
    Suffix
    . Н. В. Ганущак, рассматривая образы-символы в творчестве Шаламова, считает, что лиственница – «символ памяти, смерти и возрождения, тления и стойкости» [2], то есть образ, включающий противоречивые понятия одновременно.

7
Шаламов, В. Т. Воскрешение лиственницы / В. Т. Шаламов // Шаламов В. Т. Собрание сочинений: в 6 т. – Т. 2: Очерки преступного мира; Воскрешение лиственницы; Перчатка, или КР-2; Анна Ивановна: Пьеса; сост. подгот. текста, прим. И. Сиротинской. – М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2004. Информация об авторе: Старикова Людмила Семеновна – соискатель кафедры журналистики и русской литературы XX века
Total in-text references: 29
  1. In-text reference with the coordinate start=3590
    Prefix
    Но также Колыма – ад, в который ее превратила государственная система; ад, где иногда свершаются чудеса. В рассказе «Золотая медаль» мотив чуда сплетается с темой творчества и проявляется в нем: «Рассказ – это повод для волшебства, это предмет колдовства, живая, еще не умершая вещь, видевшая героя»
    Exact
    [7, с. 739]
    Suffix
    . Деятельность героя как поэта связывается с чем-то невероятным: таинство создания поэзии должно оставаться тайной одинокого поэта, рождающего стихи в природном пространстве, не нарушенном другими людьми.

  2. In-text reference with the coordinate start=4070
    Prefix
    Созданная им тропа и гармония могут быть уничтожена от одного следа сапога чужого человека, даже без его личного присутствия, что делает творчество еще более хрупким явлением. И «С той поры на этой тропе стихи не писались»
    Exact
    [7, с. 106]
    Suffix
    . Будет другая, на которой они будут писаться, но именно этот путь, этот способ, эта тропа – уже закрыты для поэта. И потом даже о самой этой музе – об этой тропе – герой пытался, но не смог написать стихотворения.

  3. In-text reference with the coordinate start=4421
    Prefix
    И потом даже о самой этой музе – об этой тропе – герой пытался, но не смог написать стихотворения. Таким образом, в «Тропе» чудо разрушается, но в последнем рассказе цикла «Воскрешение лиственницы» автор доказывает, что «чудо воскрешения не может не быть»
    Exact
    [7, с. 277]
    Suffix
    . В начале цикла автор идет от чуда к смерти, а в завершении цикла – от смерти к чуду жизни. Его возможность творчества воскресла, когда он вернулся на континент, он опять может творить, как и ветка лиственницы чудесным образом оживает в Москве.

  4. In-text reference with the coordinate start=7271
    Prefix
    Подтверждение восприятию символа лиственницы как чуда оживления находим уже во втором рассказе цикла «Графит»: «Раненое тело лиственницы подобно явленной иконе – какой-нибудь Богородице Чукотской, Девы Марии Колымской, ожидающей чуда, являющей чудо»
    Exact
    [7, с. 108]
    Suffix
    . Такое сравнение основано на реальном образе: «Цифра, условная метка выводится на свежем затесе, на источающей сок свежей ране дерева, дерева источающего смолу, как слезы» [7, с. 108], а слезы дерева становятся мироточением.

  5. In-text reference with the coordinate start=7440
    Prefix
    чуда оживления находим уже во втором рассказе цикла «Графит»: «Раненое тело лиственницы подобно явленной иконе – какой-нибудь Богородице Чукотской, Девы Марии Колымской, ожидающей чуда, являющей чудо» [7, с. 108]. Такое сравнение основано на реальном образе: «Цифра, условная метка выводится на свежем затесе, на источающей сок свежей ране дерева, дерева источающего смолу, как слезы»
    Exact
    [7, с. 108]
    Suffix
    , а слезы дерева становятся мироточением. Если лиственница – символ памяти и чуда, то цикл «Воскрешение лиственницы» – отражение возрождения этих понятий в человеке, его веры в чудо, его сил вспомнить и сохранить увиденное.

  6. In-text reference with the coordinate start=7796
    Prefix
    Если лиственница – символ памяти и чуда, то цикл «Воскрешение лиственницы» – отражение возрождения этих понятий в человеке, его веры в чудо, его сил вспомнить и сохранить увиденное. В рассказе «Боль» фотография жены стала для Шелгунова иконой, спасая его, помогая ему жить дальше, «фотография пряталась среди икон и сама была иконой»
    Exact
    [7, с. 172]
    Suffix
    . Параллель между воскресшей лиственницей, ее воплощением в «Графите» в образе иконы святой Девы Марии и фотографиейвоспоминанием о жене, которое помогает жить герою, дает нам возможность говорить о мотиве памяти в рассказе «Боль».

  7. In-text reference with the coordinate start=9003
    Prefix
    Но графит, углерод, сжатый под высочайшим давлением в течение миллионов лет и превращенный если не в каменный уголь, то в бриллиант или в то, что дороже бриллианта, в карандаш, в графит, который может записать все, что знал и видел... Большее чудо, чем алмаз, хотя химическая природа и графита и алмаза – одна»
    Exact
    [7, с. 107 – 108]
    Suffix
    . Связь уже упомянутых мотивов является круговой в данном цикле. Чудо, связанное с творчеством, которое происходит посредством графитного карандаша, сделанного из лиственницы (вместе карандаш и лиственница хранят память), переходящей границы живого и мертвого в процессе воскрешения, приходит к мотиву воскрешения, тем самым замыкая последовательность в кольцо, возвращаясь к мотиву чуда.

  8. In-text reference with the coordinate start=9808
    Prefix
    В рассказе новый старший воспитатель лагеря решил кормить дополнительной едой не лучшие бригады, а те, где собраны доходяги, которые не могли работать. Он верит, что если «раздать остатки пищи самым слабым, самым голодным, у них, дескать, и совесть проснется»
    Exact
    [7, с. 116]
    Suffix
    . И этот человек кажется доходягам волшебником, они смотрят на него с благоговением. «А нам кисель казался сладким, отменно сладким, казался чудом, и каждый вспоминал, что сахар еще есть на белом свете и даже попадает в арестантский котел.

  9. In-text reference with the coordinate start=10050
    Prefix
    И этот человек кажется доходягам волшебником, они смотрят на него с благоговением. «А нам кисель казался сладким, отменно сладким, казался чудом, и каждый вспоминал, что сахар еще есть на белом свете и даже попадает в арестантский котел. Что за волшебник»
    Exact
    [7, с. 115]
    Suffix
    , они «продолжали есть, не желая расставаться с чудом» [7, с. 117]. И этот чудесный прием пищи дал одному сектанту силы на самоубийство. «Эта была та порция каши, которой недоставало моему напарнику, чтобы решиться умереть, – иногда человеку надо спешить, чтобы не потерять волю на смерть» [7, с. 118 – 119].

  10. In-text reference with the coordinate start=10112
    Prefix
    «А нам кисель казался сладким, отменно сладким, казался чудом, и каждый вспоминал, что сахар еще есть на белом свете и даже попадает в арестантский котел. Что за волшебник» [7, с. 115], они «продолжали есть, не желая расставаться с чудом»
    Exact
    [7, с. 117]
    Suffix
    . И этот чудесный прием пищи дал одному сектанту силы на самоубийство. «Эта была та порция каши, которой недоставало моему напарнику, чтобы решиться умереть, – иногда человеку надо спешить, чтобы не потерять волю на смерть» [7, с. 118 – 119].

  11. In-text reference with the coordinate start=10329
    Prefix
    И этот чудесный прием пищи дал одному сектанту силы на самоубийство. «Эта была та порция каши, которой недоставало моему напарнику, чтобы решиться умереть, – иногда человеку надо спешить, чтобы не потерять волю на смерть»
    Exact
    [7, с. 118 – 119]
    Suffix
    . И его смерть описывается как сознательный путь к освобождению из ада: «сектант встал и пошел мимо конвоира в туман, в небо» [7, с. 117]. В этом рассказе автором поднимается вопрос о воле человека, его собственных силах решать что-либо.

  12. In-text reference with the coordinate start=10505
    Prefix
    «Эта была та порция каши, которой недоставало моему напарнику, чтобы решиться умереть, – иногда человеку надо спешить, чтобы не потерять волю на смерть» [7, с. 118 – 119]. И его смерть описывается как сознательный путь к освобождению из ада: «сектант встал и пошел мимо конвоира в туман, в небо»
    Exact
    [7, с. 117]
    Suffix
    . В этом рассказе автором поднимается вопрос о воле человека, его собственных силах решать что-либо. И здесь ярко показана неразрешимая взаимосвязь еды и физических сил с волей и духовной силой: на Колыме физические недуги ведут к растлению, к падению человека, который, может быть, сохранил бы себя, если бы государство дало ему возможность сохранить свое тело и быть хотя бы сытым.

  13. In-text reference with the coordinate start=11289
    Prefix
    Интересно в этом рассказе отделение героя от других людей, он не признает себя человеком, считая себя более близким природе, нежели людям. «Дорога, по которой ходили автомашины и люди, легла с другой стороны пригорка, повыше по горному склону»
    Exact
    [7, с. 105]
    Suffix
    ; «А на третье лето по моей тропе прошел человек» [7, с. 106]. Именно через три недели в лагере у человека пропадало благородство и желание поделиться едой с товарищем. К тому же в рассказе «Воскрешение лиственницы» используется сказочный зачин с этим числом: «Проходит три дня и три ночи...» [7, с. 277], что усиливает чудесность оживления ветки лиственницы.

  14. In-text reference with the coordinate start=11345
    Prefix
    Интересно в этом рассказе отделение героя от других людей, он не признает себя человеком, считая себя более близким природе, нежели людям. «Дорога, по которой ходили автомашины и люди, легла с другой стороны пригорка, повыше по горному склону» [7, с. 105]; «А на третье лето по моей тропе прошел человек»
    Exact
    [7, с. 106]
    Suffix
    . Именно через три недели в лагере у человека пропадало благородство и желание поделиться едой с товарищем. К тому же в рассказе «Воскрешение лиственницы» используется сказочный зачин с этим числом: «Проходит три дня и три ночи...» [7, с. 277], что усиливает чудесность оживления ветки лиственницы.

  15. In-text reference with the coordinate start=11561
    Prefix
    Именно через три недели в лагере у человека пропадало благородство и желание поделиться едой с товарищем. К тому же в рассказе «Воскрешение лиственницы» используется сказочный зачин с этим числом: «Проходит три дня и три ночи...»
    Exact
    [7, с. 277]
    Suffix
    , что усиливает чудесность оживления ветки лиственницы. У нее уже не кора, а кожа – «В жесткой деревянной коже открылись и выступили явственно на свет новые, молодые, живые ярко-зеленые иглы свежей хвои» [7, с. 277], она все ближе и ближе к живому человеку.

  16. In-text reference with the coordinate start=11755
    Prefix
    К тому же в рассказе «Воскрешение лиственницы» используется сказочный зачин с этим числом: «Проходит три дня и три ночи...» [7, с. 277], что усиливает чудесность оживления ветки лиственницы. У нее уже не кора, а кожа – «В жесткой деревянной коже открылись и выступили явственно на свет новые, молодые, живые ярко-зеленые иглы свежей хвои»
    Exact
    [7, с. 277]
    Suffix
    , она все ближе и ближе к живому человеку. Представлен мотив чуда и в лагерной медицине, которая сама по себе является из ряда вон выходящим явлением. Лечить доходивших людей, чтобы опять отправить их на смерть.

  17. In-text reference with the coordinate start=12523
    Prefix
    Но лично героя медицина, а вернее возможность работать фельдшером, спасает от вероятного исхода (как и героиню «Крутого маршрута», выжившую благодаря полученным в лагере медицинским навыкам). Рассказ «Экзамен» описывает переход рассказчика из мира смерти в возможный мир спасения. Он сдал экзамен на фельдшера, ему повезло, «слепая животная воля к выбору»
    Exact
    [7, с. 191]
    Suffix
    помогла ему принять «Звериное решение звериного прыжка, чтобы выбраться в царство человека» [7, с. 192]. Он проходит обратный путь от зверя к человеку, который дается не каждому. В этом ему помог Бойченко, принимавший экзамен по химии (Попался хороший человек и не побоялся проявить человечность (чудо), и у героя возродилась надежда дожить до окончания срока).

  18. In-text reference with the coordinate start=12621
    Prefix
    Рассказ «Экзамен» описывает переход рассказчика из мира смерти в возможный мир спасения. Он сдал экзамен на фельдшера, ему повезло, «слепая животная воля к выбору» [7, с. 191] помогла ему принять «Звериное решение звериного прыжка, чтобы выбраться в царство человека»
    Exact
    [7, с. 192]
    Suffix
    . Он проходит обратный путь от зверя к человеку, который дается не каждому. В этом ему помог Бойченко, принимавший экзамен по химии (Попался хороший человек и не побоялся проявить человечность (чудо), и у героя возродилась надежда дожить до окончания срока).

  19. In-text reference with the coordinate start=13114
    Prefix
    Рассказчик на все вопросы отвечал «Не знаю», но вот поворотный момент в судьбе героя, удача повернулась к нему, и случилось чудо – Бойченко ставит ему три и дает путевку в жизнь. «Колесо лагерной машины влекло меня к жизни, и жадно хотелось верить, что колесо не остановится никогда»
    Exact
    [7, с. 192 – 193]
    Suffix
    . Дорога лагеря – дорога смерти, но само движение времени – жизнь. Ведь и сам Шаламов, как и его героиня из рассказа «Золотая медаль», дождался 1953 года, смерти Сталина, которая воспринимается в качестве чудесного избавления, и своего возвращения к нормальной жизни и воскрешения души.

  20. In-text reference with the coordinate start=15412
    Prefix
    Несмотря на противоречивость всех процессов и пространств в цикле, в «Водопаде» происходит соединение природы и цивилизации: «Лед прикрывает собойкамень русла, становится похожимнацемент взлетнойдорожкиаэродрома»
    Exact
    [7, с. 271]
    Suffix
    , что мы наблюдали и в метафорах первого рассказа: «ландыш... лежит, как рухнувший телеграфный столб» («Тропа») [7, с. 105]. Ручей олицетворяет жизненный путь человека с началом, полным надежд и желания борьбы, полета, сопротивления.

  21. In-text reference with the coordinate start=15531
    Prefix
    Несмотря на противоречивость всех процессов и пространств в цикле, в «Водопаде» происходит соединение природы и цивилизации: «Лед прикрывает собойкамень русла, становится похожимнацемент взлетнойдорожкиаэродрома» [7, с. 271], что мы наблюдали и в метафорах первого рассказа: «ландыш... лежит, как рухнувший телеграфный столб» («Тропа»)
    Exact
    [7, с. 105]
    Suffix
    . Ручей олицетворяет жизненный путь человека с началом, полным надежд и желания борьбы, полета, сопротивления. Но по мере продвижения его к руслу большой сильной реки он смиряется перед силой воздуха, не дающего ему взлететь, и перед силой большой реки.

  22. In-text reference with the coordinate start=16715
    Prefix
    Там, где создаются стихи, грань между мертвым и живым пересекается: «Лиственница жива, лиственница бессмертна, это чудо воскрешения не может не быть – ведь лиственница поставлена в банку сводой в годовщину смерти на Колыме мужа хозяйки, поэта»
    Exact
    [7, с. 277]
    Suffix
    . «В ветке разбужены иные, тайные силы» [7, с. 277]. Подключается понятие тайны, которое и должно быть приложено к чудесным событиям. Духовные силы памяти воскресили мертвую ветку через трое суток.

  23. In-text reference with the coordinate start=16764
    Prefix
    Там, где создаются стихи, грань между мертвым и живым пересекается: «Лиственница жива, лиственница бессмертна, это чудо воскрешения не может не быть – ведь лиственница поставлена в банку сводой в годовщину смерти на Колыме мужа хозяйки, поэта» [7, с. 277]. «В ветке разбужены иные, тайные силы»
    Exact
    [7, с. 277]
    Suffix
    . Подключается понятие тайны, которое и должно быть приложено к чудесным событиям. Духовные силы памяти воскресили мертвую ветку через трое суток. И «лиственница живет где-то на Севере, чтобы видеть, чтобы кричать, что ничего не изменилось в России – ни судьбы, ни человеческая злоба, ни равнодушие» [7, с. 278], как все похоже: судьба Натальи Шереметьевой-Долгоруковой и судьбы сотни людей

  24. In-text reference with the coordinate start=17047
    Prefix
    Духовные силы памяти воскресили мертвую ветку через трое суток. И «лиственница живет где-то на Севере, чтобы видеть, чтобы кричать, что ничего не изменилось в России – ни судьбы, ни человеческая злоба, ни равнодушие»
    Exact
    [7, с. 278]
    Suffix
    , как все похоже: судьба Натальи Шереметьевой-Долгоруковой и судьбы сотни людей 1937 года, а между ними – 300 лет, которые прожила лиственница. Но она воскресает из мертвых ради памяти обо всех погибших на Колыме.

  25. In-text reference with the coordinate start=17379
    Prefix
    Но она воскресает из мертвых ради памяти обо всех погибших на Колыме. На Колыме нет запаха, огромные чудо-цветы не пахнут коротким летом, но «только лиственница наполняет леса смутным скипидарным запахом»
    Exact
    [7, с. 279]
    Suffix
    . И это – «запах победы», то есть лиственница своим чудесным воскрешением побеждает все содеянное теми, кто создал лагеря, она сохраняет память, не дает все забыть о том, что было правильно и неправильно.

  26. In-text reference with the coordinate start=17613
    Prefix
    И это – «запах победы», то есть лиственница своим чудесным воскрешением побеждает все содеянное теми, кто создал лагеря, она сохраняет память, не дает все забыть о том, что было правильно и неправильно. «Это – дерево познания добра и зла»
    Exact
    [7, с. 279]
    Suffix
    . Это – мера, по Шаламова, человечности; только в ХХ веке дошли до концлагерей, и в ХХ веке эти категории нужно измерять уже другими параметрами. В Москве она запахла Колымой, «люди Москвы будут трогать руками эту шершавую, неприхотливую жесткую ветку, будут глядеть наее ослепительно зеленую хвою, ее возрождение, воскрешение, будут вдыхать ее запах – не как память о прошлом, но как живую

  27. In-text reference with the coordinate start=17984
    Prefix
    В Москве она запахла Колымой, «люди Москвы будут трогать руками эту шершавую, неприхотливую жесткую ветку, будут глядеть наее ослепительно зеленую хвою, ее возрождение, воскрешение, будут вдыхать ее запах – не как память о прошлом, но как живую жизнь»
    Exact
    [7, с. 280]
    Suffix
    . Эта память о трагических событиях станет живой, и ее будут хранить в своей жизни все люди, иначе забвение может толкнуть многих на повтор ужасов прошлого. Стоит подчеркнуть, что рассказ «Воскрешение лиственницы» воплощает в себе итог авторского замысла и включает в себя основную мысль цикла, его назначение: память о прошлом должна дать новую «живую жизнь».

  28. In-text reference with the coordinate start=18565
    Prefix
    Доказательством того, что мотив чуда является циклообразующим, служит его присутствие в ключевых рассказах, часть из которых освящена в данной статье. Приведем для наглядности первые предложения первого и последнего рассказов: «В тайге у меня была тропа чудесная» («Тропа»)
    Exact
    [7, с. 105]
    Suffix
    и «Мы суеверны. Мы требуем чуда» («Воскрешение лиственницы») [7, с. 277]. В «Тропе» чудо теряется, «тропа чудесная», волшебная, была «безнадежно испорчена»: чудо здесь – возможность самого творчества, душевного движения писателя.

  29. In-text reference with the coordinate start=18639
    Prefix
    Приведем для наглядности первые предложения первого и последнего рассказов: «В тайге у меня была тропа чудесная» («Тропа») [7, с. 105] и «Мы суеверны. Мы требуем чуда» («Воскрешение лиственницы»)
    Exact
    [7, с. 277]
    Suffix
    . В «Тропе» чудо теряется, «тропа чудесная», волшебная, была «безнадежно испорчена»: чудо здесь – возможность самого творчества, душевного движения писателя. «Воскрешение лиственницы» (1966) написано на год раньше, чем «Тропа» (1967), где чудо уничтожается.