The 16 references with contexts in paper T. Zaytseva I., Т. Зайцева И. (2016) “ПРАВЯЩАЯ ЭЛИТА ФРАНЦИИ И ГЕРМАНИИ В НАЧАЛЕ РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТ // RULING ELITE OF FRANCE AND GERMANY IN THE BEGINNING OF THE EARLY MODERN PERIOD: COMPARATIVE ASPECT” / spz:neicon:vestnik-k:y:2013:i:2:p:65-69

1
Барг, М. А. Буржуазная историография о социальной структуре средневекового общества (генезис и социальная динамика средневековой знати) / М. А. Барг // Вопросы истории. – 1966. – No 12.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=1886
    Prefix
    Барг писал о наличии в средневековом европейском обществе феодальной знати разного значения, от локальной до имперской; различии положения тех или иных слоев в государстве и местных обществах, специфике связей с королевской властью и нижестоящими слоями
    Exact
    [1, c. 90]
    Suffix
    . В целом в средневековой земельной аристократии принято выделять три основные группы. Вопервых, это низшая знать – рядовое дворянство, рыцарство. Во-вторых, средняя знать – титулованное дворянство, графы и бароны.

2
Блок, М. К сравнительной истории европейских обществ / М. Блок; пер. с франц. И. К. Стафа // Одиссей. Человек в истории. Русская культура как исследовательская проблема; под ред. А. Я. Гуревича. – М.: Наука, 2001.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3816
    Prefix
    Эволюция иерархической сословной структуры по разные стороны границ государств и обществ шла в одном направлении; но различия в ходе и в результатах этой эволюции достигали такой степени, что становились почти равнозначны различиям в его природе, обнажая полярные и специфические черты в разных социальных средах
    Exact
    [2, c. 80]
    Suffix
    . В средневековой Франции дворянство стояло на верхней ступени социальной лестницы, на протяжении веков все больше отделяясь от прочего, недворянского населения. При этом Р. Десимон считает отличительной чертой французской аристократии то, что представители всех его рангов считались равно благородными [6, c. 15].

3
Бойцов, М. А. Величие и смирение. Очерки политического символизма в средневековой Европе / М. А. Бойцов. – М.: РОССПЭН, 2009. – 550 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=2586
    Prefix
    Именно в ее руках была сконцентрирована политическая власть, ведущие экономические и социальные позиции. М. А. Бойцов отмечает символическое и церемониальное выделение этой прослойки из общего круга знати
    Exact
    [3, c. 47]
    Suffix
    . По мнению некоторых исследователей, высшая элита с ее космополитизмом, иерархической системой титулов, гербов и генеалогий и прочим играла роль подлинной аристократии [4, c. 264, 267]. В историографии четкое определение правящей элиты отсутствует, а ее социальное положение рассматривается двойственно.

  2. In-text reference with the coordinate start=10018
    Prefix
    Бойцов пишет о том, что целый ряд придворных церемоний, распространившихся в Европе в позднее Средневековье, родившись в Италии, пришли сюда именно через посредство французских придворных центров
    Exact
    [3, c. 490]
    Suffix
    . Однако при переходе к раннему Новому времени княжеские дворы во Франции в значительной мере потеряли самостоятельную политическую роль. Как отмечает Н. Хеншелл, в резиденциях вельмож попрежнему было собрано местное дворянство, количество которого должно было быть достаточно большим, чтобы дом гранта сохранял политическое значение.

6
Десимон, Р. Дворянство, «порода» или социальная категория? Поиски новых путей объяснения феномена дворянства во Франции Нового времени / Р. Десимон; пер. с франц. С. Е. Летчфорда, П. Ю. Уварова // Французский ежегодник; отв. ред. А. В. Чудинов. – М.: УРСС, 2001.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4099
    Prefix
    В средневековой Франции дворянство стояло на верхней ступени социальной лестницы, на протяжении веков все больше отделяясь от прочего, недворянского населения. При этом Р. Десимон считает отличительной чертой французской аристократии то, что представители всех его рангов считались равно благородными
    Exact
    [6, c. 15]
    Suffix
    . Иерархию французской знати возглавлял король. Как указывает Н. Хеншелл, европейские монархии раннего Нового времени имели персональный характер, когда личность монарха накладывала отпечаток на весь характер правления [14, c. 96, 104, 172] Сказанное в полной мере относится к Франции рассматриваемого периода.

7
Ивонин, Ю. Е. Универсализм и территориализм. Старая империя и территориальные государства Германии в раннее новое время (1495 – 1806). – Т. 2. Ч. 1: Властители Старой империи. – Смоленск: СмолГУ, 2007. 274 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=13251
    Prefix
    Габсбурги пытались лишить территориальных правителей их политических привилегий, но не преуспели в этом, не найдя широкой социальной поддержки. В ситуации противостояния с Францией и борьбы с Реформацией, императорам приходилось прикладывать серьезные усилия для обуздания самовластия князей
    Exact
    [7, c. 16 – 17, 26 – 27]
    Suffix
    . По мнению ряда исследователей, княжеская власть при всей ее переходности к современности до конца раннего Нового времени оставалась патримониальной. Служащие правителя были ориентированы скорее на интересы государя, чем собственно государства.

9
Мишле, Ж. Реформа: (из истории Франции XVI в.) / Ж. Мишле; пер. с фр. – СПб.: Тип. штаба отд. корп. вн. стражи, 1862. – 232 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5128
    Prefix
    О тесном слиянии судьбы короля и управляемой им страны писал Ж. Мишле, с точки зрения которого Франция находилась в плену вместе с Франциском, была больна, когда он болел, устремилась в пропасть, когда он роковым образом изменил направление политики
    Exact
    [9, c. 4]
    Suffix
    . Высшее дворянство и принцы крови были известны во Франции под общим названием «гранты». В ходе развернувшейся с XV в. борьбы королевской власти с высшей знатью многие ранее политически независимые сеньоры были физически или политически уничтожены.

10
Морсель, Ж. Двор или дворянство? Двор князя как «место сотворения» дворянства во Франконии в конце средних веков / Ж. Морсель; пер. с франц. Е. Ю. Акимовой, П. Ю. Уварова // Средние века. Исследования по истории Средневековья и раннего Нового времени; под ред. П. Ю. Уварова. – М.: Наука, 2010. – Вып. 71(3 – 4).
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=13878
    Prefix
    фигуре региональное господство; персонализировал государственную идею земельного княжества и авторитет правящего дома, выступал как «отец» земли и династии [8, c. 530; 17, s. 4, 30 – 31, 36, 62; 18, s. 7 – 9, 35]. Согласно точке зрения французского исследователя Ж. Морселя, в Священной римской империи монархический феномен воплотился в большей степени в князьях, чем в самом императоре
    Exact
    [10, c. 36]
    Suffix
    . Среди князей начала XVI в. выделяется несколько особенно заметных фигур. Один из них – курфюрст Саксонии Фридрих III Мудрый (1486 – 1525 гг.). Этот князь активно выступал в рейхстаге за имперские реформы, был кандидатом на получение имперской короны во время выборов 1519 г., но отказался от участия в них и сам способствовал избранию Карла V.

  2. In-text reference with the coordinate start=16836
    Prefix
    , где пространство императорского двора смешивалось с пространством двора княжеского – к которому добавляется только эпизодически два имперских города: Аугсбург (из-за Фуггеров) и Нюрнберг (официальная резиденция имперского правительства). В отличие от эпохи Средневековья, немецкий королевский двор уже не обладал особой спецификой по сравнению с княжескими дворами и не играл роли центра
    Exact
    [10, c. 35 – 36]
    Suffix
    . Отдельные немецкие дворы имели отличительные особенности, но в целом можно выделить ряд общих черт; они были архаичнее и проще по сравнению с Францией, царящие там нравы отличала патриархальность.

11
Сказкин, С. Д. Франция первой половины XVI века / С. Д. Сказкин // История Франции: в 3 т. / отв. ред. А. З. Манфред. – М.: Наука, 1972. – Т. 1
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=6316
    Prefix
    Орлеаны оказались после смерти бездетного Карла VIII на троне в лице предшественника Франциска I, Людовика XII. Многие влиятельные титулованные феодалы происходили с юга страны – Д’Альбре, Наварры, де Фуа и пр.
    Exact
    [11, c. 152]
    Suffix
    . И. Эльфонд отмечает, что губернаторства, на которые была разделена французская провинция, в начале XVI в. имели еще неопределенные очертания; окончательно их территории сформировались лишь к концу столетия, обретя четкие контуры, совпадающие с границами исторических областей (Лангедок, Бургундия и др.

  2. In-text reference with the coordinate start=8843
    Prefix
    Как и рядовое дворянство, переживавшее процесс подчинения власти, высшая знать во Франции все в большей мере попадала в зависимость от короны [14, p. 33; 16, p. 39, 43]. Особую роль в аристократическом мире Франции раннего Нового времени играл королевский двор, являвшийся одним из самых важных монархических учреждений
    Exact
    [11, с. 169]
    Suffix
    . В первые десятилетия он располагался в ряде центров на Луаре, а также в Дижоне, Лионе и некоторых других местах, когда в условиях войны нужно было быть ближе к границам; со второй трети века центром придворной жизни стал Париж и его предместья.

  3. In-text reference with the coordinate start=17193
    Prefix
    Отдельные немецкие дворы имели отличительные особенности, но в целом можно выделить ряд общих черт; они были архаичнее и проще по сравнению с Францией, царящие там нравы отличала патриархальность. В то же время происходила институционализация специфической придворной культурной среды; дворы становились средоточием государства и значительно росли численно, заполнялись людьми
    Exact
    [17, s. 4, 11; 18, s. 4 – 5; 19, s. 7 – 8]
    Suffix
    . Параллельно тому, как во Франции королевский двор на протяжении XVI в. перешел от «полукочевого» образа жизни и постоянных переездов к стабильному пребыванию в одном месте, процесс территоризации в Германии сопровождался созданием постоянных княжеских резиденций, пик которого пришелся на рубеж XV – XVI вв.

12
Таценко, Т. Н. Немецкое дворянство в XVI в / Т. Н. Таценко // Европейское дворянство XVI – XVII вв.: границы сословия; под ред. В. А. Ведюшкина. – М.: Археографический центр, 1997.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=12571
    Prefix
    Достоинство имперских князей имели герцоги, маркграфы, ландграфы и некоторые графы; сословие князей было закрытым для достижения его извне. Из среды имперских князей выделялась их наиболее влиятельная и могущественная группа – курфюрсты, избиравшие верховного правителя Империи и имевшие право соправления ею
    Exact
    [12, c. 154]
    Suffix
    . К XVI в. имперские князья, особенно крупные, значительно продвинулись по пути создания территориальных государств, достигнув практически полного суверенитета над своими владениями и приобретя широкое признание в качестве государей.

13
Тьерри, О. Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия / О. Тьерри. Избранные сочинения. – М.: Соцэкгиз, 1937. – 438 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4825
    Prefix
    Тьерри, тот правил, опираясь не столько на закон, сколько на свои желания и волю, интерес собственного могущества. В то же время, Тьерри не отрицает, что этому королю часто удавалось находить правильные решения, отвечавшие не только его интересам и славе, но и благу государства
    Exact
    [13, c. 71]
    Suffix
    . В персоне правителя личное и политическое оказывалось неразрывно связано. О тесном слиянии судьбы короля и управляемой им страны писал Ж. Мишле, с точки зрения которого Франция находилась в плену вместе с Франциском, была больна, когда он болел, устремилась в пропасть, когда он роковым образом изменил направление политики [9, c. 4].

14
Хеншелл, Н. Миф абсолютизма: перемены и преемственность в развитии западноевропейской монархии раннего Нового времени / Н. Хеншелл. – СПб.: Алетейя, 2003. – 272 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=10612
    Prefix
    Однако когда его глава отправлялся к королевскому двору или на войну, что случалось нередко, его окружение ехало вместе с ним. Эскорт приближенных сопровождал грандов во время всех передвижений; знать стала постоянно отсутствовать в родовых владениях
    Exact
    [14, c. 114]
    Suffix
    . Итогом эволюции этой сферы во Франции стала монополизация придворной жизни королевским двором. В Германии сословия возникли по мере ее социально-политического развития как на имперском, так и на территориальном уровнях.

15
Эльфонд, И. Я. Потестарные институты во Франции в позднее Средневековье и раннее Новое время / И. Я. Эльфонд // Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время; отв. ред. Т. П. Гусарова. – М.: КДУ, 2011.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=3324
    Prefix
    Эльфонд показала на французском материале, что, хотя правители XVI в. подчеркивали свою идентичность с дворянством, король в эту эпоху уже не являлся «первым дворянином»; не только он сам, но и весь его дом приобрели высокий, ни с чем не сравнимый социальный статус)
    Exact
    [15, c. 91]
    Suffix
    . М. Блок отмечал, что социальная история отдельных европейских обществ, при всем сходстве, имела существенную специфику; аналогичные тенденции сталкивались с особенностями коллективной ментальности и правовых институтов.

  2. In-text reference with the coordinate start=6837
    Prefix
    В центральной части королевства губернаторств не было. Здесь сохранились крупные феодалы (Неверы, Бурбон-Вандомы) и даже фактически удельные князья из правящей семьи (герцоги Алансонский и Анжуйский, герцогиня Беррийская; наваррские королевы)
    Exact
    [15, c. 119]
    Suffix
    . Крупнейшие земельные владения во Франции давали внушительные доходы, вложения которых нередко использовались для расширения связей при дворе. Для оценки положения и судеб высшей знати во Франции начала раннего Нового времени можно обратиться к фигуре принца крови Карла III Бурбона (1490 – 1527 гг.), бывшего в 1515 – 1523 гг. коннетаблем Франции.

  3. In-text reference with the coordinate start=9612
    Prefix
    Многие ученые считают, что в жизни французского общества королевский двор получил особое значение именно со времени Франциска I, который положил немало усилий для формирования нового имиджа власти. Расширился придворный штат, сформировался определенный стиль жизни, в центре которого поместилась королевская семья
    Exact
    [15, c. 168]
    Suffix
    . Княжеские дворы во Франции пережили в XVI в. серьезную трансформацию. Особое влияние герцогские дома и их окружение получили в XV в. Общеизвестны в этом отношении слава и значение бургундских герцогов или короля Рене Анжуйского.

17
Krüdener, J. V. Die Rolle des Hofes im Absolutismus / J. V. Krüdener. – Stuttgart: Fischer, 1973.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=15827
    Prefix
    В немецкой историографии существует точка зрения, что в многочисленности придворных центров воплотился «федерализм», полицентричность имперского государственного образования; тогда как во Франции социальная нивелировка, как и процесс централизации в целом, зашла дальше, и в рассматриваемый период придворная жизнь сконцентрировалась преимущественно при дворе единственного правителя
    Exact
    [17, s. 57; 18, s. 8]
    Suffix
    . Императорский двор Габсбургов в Вене являлся для немецких княжеских дворов одним из образцов для подражания. Так, как пишет Т. Н. Таценко, введенный при дворе Максимилиана I (1493 – 1519 гг.) стиль поведения (в т. ч. аффектирование элементов рыцарской культуры, «приручение» титулованного дворянства, не достигшего статуса самостоятельных территориальных государей) стал заимствоваться

  2. In-text reference with the coordinate start=17193
    Prefix
    Отдельные немецкие дворы имели отличительные особенности, но в целом можно выделить ряд общих черт; они были архаичнее и проще по сравнению с Францией, царящие там нравы отличала патриархальность. В то же время происходила институционализация специфической придворной культурной среды; дворы становились средоточием государства и значительно росли численно, заполнялись людьми
    Exact
    [17, s. 4, 11; 18, s. 4 – 5; 19, s. 7 – 8]
    Suffix
    . Параллельно тому, как во Франции королевский двор на протяжении XVI в. перешел от «полукочевого» образа жизни и постоянных переездов к стабильному пребыванию в одном месте, процесс территоризации в Германии сопровождался созданием постоянных княжеских резиденций, пик которого пришелся на рубеж XV – XVI вв.

18
Müller, R. A. Der Fürstenhof in der frühen Neuzeit / R. A. Müller. – München: Oldenbourg, 2004. – 134 s.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=15827
    Prefix
    В немецкой историографии существует точка зрения, что в многочисленности придворных центров воплотился «федерализм», полицентричность имперского государственного образования; тогда как во Франции социальная нивелировка, как и процесс централизации в целом, зашла дальше, и в рассматриваемый период придворная жизнь сконцентрировалась преимущественно при дворе единственного правителя
    Exact
    [17, s. 57; 18, s. 8]
    Suffix
    . Императорский двор Габсбургов в Вене являлся для немецких княжеских дворов одним из образцов для подражания. Так, как пишет Т. Н. Таценко, введенный при дворе Максимилиана I (1493 – 1519 гг.) стиль поведения (в т. ч. аффектирование элементов рыцарской культуры, «приручение» титулованного дворянства, не достигшего статуса самостоятельных территориальных государей) стал заимствоваться

  2. In-text reference with the coordinate start=17193
    Prefix
    Отдельные немецкие дворы имели отличительные особенности, но в целом можно выделить ряд общих черт; они были архаичнее и проще по сравнению с Францией, царящие там нравы отличала патриархальность. В то же время происходила институционализация специфической придворной культурной среды; дворы становились средоточием государства и значительно росли численно, заполнялись людьми
    Exact
    [17, s. 4, 11; 18, s. 4 – 5; 19, s. 7 – 8]
    Suffix
    . Параллельно тому, как во Франции королевский двор на протяжении XVI в. перешел от «полукочевого» образа жизни и постоянных переездов к стабильному пребыванию в одном месте, процесс территоризации в Германии сопровождался созданием постоянных княжеских резиденций, пик которого пришелся на рубеж XV – XVI вв.

19
Paravicini, W. Die ritterlich-höfische Kultur des Mittelalters / W. Paravicini. – München: Oldenbourg, 1999. – 142 s.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=17193
    Prefix
    Отдельные немецкие дворы имели отличительные особенности, но в целом можно выделить ряд общих черт; они были архаичнее и проще по сравнению с Францией, царящие там нравы отличала патриархальность. В то же время происходила институционализация специфической придворной культурной среды; дворы становились средоточием государства и значительно росли численно, заполнялись людьми
    Exact
    [17, s. 4, 11; 18, s. 4 – 5; 19, s. 7 – 8]
    Suffix
    . Параллельно тому, как во Франции королевский двор на протяжении XVI в. перешел от «полукочевого» образа жизни и постоянных переездов к стабильному пребыванию в одном месте, процесс территоризации в Германии сопровождался созданием постоянных княжеских резиденций, пик которого пришелся на рубеж XV – XVI вв.

20
Sée, H. Le XVIe siècle / Avant-propos de S. Charlety / H. Sée, А. Rébillon. – Р.: Les presses universitaires de France, 1934. – 411 p. Информация об авторе: Зайцева Татьяна Игоревна – кандидат исторических наук, доцент, заведующая кафедрой всеобщей исто-
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=9227
    Prefix
    в ряде центров на Луаре, а также в Дижоне, Лионе и некоторых других местах, когда в условиях войны нужно было быть ближе к границам; со второй трети века центром придворной жизни стал Париж и его предместья. Конечно, в XVI в. королевский двор еще не имел столь отработанного и, по словам французских историков Г. Се и А. Ребийона, «ригидного» этикета, как это будет в XVII в.
    Exact
    [20, p. 180]
    Suffix
    , однако образ жизни короля и придворной знати все больше отделяла пропасть от остальной страны. Многие ученые считают, что в жизни французского общества королевский двор получил особое значение именно со времени Франциска I, который положил немало усилий для формирования нового имиджа власти.