The 111 reference contexts in paper S. Zhdanov S., С. Жданов С. (2016) “МЕЖДУ «ДОЛОМ» И «ВЕРШИНОЙ»: НЕМЕЦКАЯ ГОРНАЯ ИДИЛЛИЯ И ПСЕВДОИДИЛЛИЯ В ПОЭЗИИ САШИ ЧЕРНОГО // BETWEEN “DALE” AND “PEAK”: GERMAN MOUNTAIN IDYLL AND PSEUDO-IDYLL IN SASHA CHORNY’S POETRY” / spz:neicon:vestnik-k:y:2015:i:2:p:139-143

  1. Start
    2040
    Prefix
    Они актуализируются уже в одном из ранних стихотворений Саши Черного «Два желания», где лирический герой признается, что хотел бы «жить на вершине голой, писать простые сонеты... И брать от людей из дола хлеб, вино и котлеты»
    Exact
    [6, с. 61]
    Suffix
    . Таким образом, задаются два полюса вертикально членимого пространства. Внизу находится «дол». Это пространство профанное и в то же время наполненное жизнью: здесь обитают люди, отсюда же исходит все необходимое для жизни («хлеб, вино и котлеты»).
    (check this in PDF content)

  2. Start
    2495
    Prefix
    Этот пространственный верх является локусом поэзии в полном соответствии с литературной традицией, в которой, согласно К. А. Нагиной, «символика гор» выступает «как метафора поэтического вдохновения»
    Exact
    [5, с. 83]
    Suffix
    . Вершина горы есть в то же время медиальное пространство, соединяющее небесный и земной миры. Как пишет Д. В. Замятин, «...горное воображение «работает»... и по вертикали, устремленной либо вниз, в подземные внутригорные пространства, либо вверх, к небу» [2, с. 159].
    (check this in PDF content)

  3. Start
    2741
    Prefix
    Вершина горы есть в то же время медиальное пространство, соединяющее небесный и земной миры. Как пишет Д. В. Замятин, «...горное воображение «работает»... и по вертикали, устремленной либо вниз, в подземные внутригорные пространства, либо вверх, к небу»
    Exact
    [2, с. 159]
    Suffix
    . Таким образом, вершина в некотором смысле становится небом, превращаясь в онирическое, по своей сути, пространство поэзии. Тем самым в рамках имажинально-географического дискурса преодолевается «онтологическая невозможность горы-как-Неба» [2, с. 161].
    (check this in PDF content)

  4. Start
    2977
    Prefix
    Таким образом, вершина в некотором смысле становится небом, превращаясь в онирическое, по своей сути, пространство поэзии. Тем самым в рамках имажинально-географического дискурса преодолевается «онтологическая невозможность горы-как-Неба»
    Exact
    [2, с. 161]
    Suffix
    . В развернутом виде с этим медиальным пространством мы сталкиваемся, например, в творчестве современницы С. Черного, М. Цветаевой. В ее стихах, по утверждению А. В. Крысановой, вершина горы есть «еще один уровень неба, доступный поэту» [4, с. 132].
    (check this in PDF content)

  5. Start
    3208
    Prefix
    В развернутом виде с этим медиальным пространством мы сталкиваемся, например, в творчестве современницы С. Черного, М. Цветаевой. В ее стихах, по утверждению А. В. Крысановой, вершина горы есть «еще один уровень неба, доступный поэту»
    Exact
    [4, с. 132]
    Suffix
    . При этом родство горных поэтических пространств у С. Черного и М. Цветаевой видится нам в мотиве пустоты. Так, у М. Цветаевой «поэт ищет такое пространство, которое было бы абсолютно пустым, другими словами, свободным ото всего и всех...», являясь при этом «ограниченным, защищенным спациумом» [4, с. 132].
    (check this in PDF content)

  6. Start
    3491
    Prefix
    Цветаевой видится нам в мотиве пустоты. Так, у М. Цветаевой «поэт ищет такое пространство, которое было бы абсолютно пустым, другими словами, свободным ото всего и всех...», являясь при этом «ограниченным, защищенным спациумом»
    Exact
    [4, с. 132]
    Suffix
    . «Голая вершина» в стихотворении «Два желания» аналогично пуста, свободна от людей. Здесь поэт обретает то уединение, которого так часто ищут герои-скитальцы в произведениях С. Черного. В качестве примера можно привести строки из стихотворения «День воскресный»: «Я не аскет и не злодей, но раз в неделю без людей – такая ванна для души!
    (check this in PDF content)

  7. Start
    3833
    Prefix
    Здесь поэт обретает то уединение, которого так часто ищут герои-скитальцы в произведениях С. Черного. В качестве примера можно привести строки из стихотворения «День воскресный»: «Я не аскет и не злодей, но раз в неделю без людей – такая ванна для души! Где ж нет людей? В глуши»
    Exact
    [7, с. 143]
    Suffix
    . В то же время в поэзии С. Черного вершина и дол оказываются неразрывно связаны друг с другом и границы между ними зачастую оказываются размыты. Размытость эта имеет двоякую природу. С одной стороны, она объясняется особенностями горного хронотопа, который представляет собой стадиальное восхождение (или нисхождение), потенциально уводящее в бесконечность, – бесконечность неба или заключенно
    (check this in PDF content)

  8. Start
    4365
    Prefix
    С одной стороны, она объясняется особенностями горного хронотопа, который представляет собой стадиальное восхождение (или нисхождение), потенциально уводящее в бесконечность, – бесконечность неба или заключенной в самой горе бездны. Как подчеркивает Д. В. Замятин, «гора... становится условным вместилищем безразмерного «внутреннего пространства», простирающегося и вверх, и вниз...»
    Exact
    [2, с. 160]
    Suffix
    . При этом движении новые и уже пройденные места являются визуально доступными, сопрягаясь между собой посредством созерцания, что и обусловливает размытость границ. Соответственно, «онтология горной высоты есть... бытие стремящейся к тотальности совместности, однако эта потенциально всеобщая совместность всякий раз, в попытке ее нового достижения отодвигается «бессобытийным» горизонтом самой
    (check this in PDF content)

  9. Start
    4759
    Prefix
    Соответственно, «онтология горной высоты есть... бытие стремящейся к тотальности совместности, однако эта потенциально всеобщая совместность всякий раз, в попытке ее нового достижения отодвигается «бессобытийным» горизонтом самой горной панорамы»
    Exact
    [2, с. 157]
    Suffix
    . Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ С другой стороны, отсутствие резкой разграниченности «вершины» и «дола» в творчестве С. Черного можно объяснить самим «созерцательным вектором» его творчества.
    (check this in PDF content)

  10. Start
    5530
    Prefix
    Иванова не высморкаешься, на трюмо Мирры Лохвицкой не поблюешь. <...> А с Сашей Черным "хорошо сидеть под черной смородиной" ("объедаясь ледяной простоквашей") или под кипарисом ("и есть индюшку с рисом")»
    Exact
    [1]
    Suffix
    . Таким образом, «вершина» в произведениях С. Черного – это нередко своеобразный паноптикон, из центра которого можно наблюдать «дол», оставаясь не включенным в него непосредственно. Ведь гора предоставляет поэту «невероятные возможности для обзора» [5, с. 82].
    (check this in PDF content)

  11. Start
    5768
    Prefix
    Черного – это нередко своеобразный паноптикон, из центра которого можно наблюдать «дол», оставаясь не включенным в него непосредственно. Ведь гора предоставляет поэту «невероятные возможности для обзора»
    Exact
    [5, с. 82]
    Suffix
    . При этом сам горный пейзаж может у С. Черного описываться несколькими чертами, как, например, в стихотворении «В полдень тенью и миром полны переулки». Здесь основное внимание созерцателя сосредоточено на идиллическом локусе небольшого немецкого городка (Гейдельберга) с «аккуратными витринами» лавок, «гипсовыми сладкими Христами» [6, с. 257], пьяными корпорантами и геранью вдоль окон.
    (check this in PDF content)

  12. Start
    6088
    Prefix
    Черного описываться несколькими чертами, как, например, в стихотворении «В полдень тенью и миром полны переулки». Здесь основное внимание созерцателя сосредоточено на идиллическом локусе небольшого немецкого городка (Гейдельберга) с «аккуратными витринами» лавок, «гипсовыми сладкими Христами»
    Exact
    [6, с. 257]
    Suffix
    , пьяными корпорантами и геранью вдоль окон. Горы здесь показаны лишь на заднем фоне, замыкая идиллический локус и служа его границей: «Зеленые горы – кольцом...» [6, с. 257]. В самом же внутреннем пространстве аналогом гор служат дома, устремленные к небу и связанные с мотивом высоты: «В высоте, оттеняя беспечность лазури, узких кровель причудливо-темная грань» [6, с. 257].
    (check this in PDF content)

  13. Start
    6246
    Prefix
    Здесь основное внимание созерцателя сосредоточено на идиллическом локусе небольшого немецкого городка (Гейдельберга) с «аккуратными витринами» лавок, «гипсовыми сладкими Христами» [6, с. 257], пьяными корпорантами и геранью вдоль окон. Горы здесь показаны лишь на заднем фоне, замыкая идиллический локус и служа его границей: «Зеленые горы – кольцом...»
    Exact
    [6, с. 257]
    Suffix
    . В самом же внутреннем пространстве аналогом гор служат дома, устремленные к небу и связанные с мотивом высоты: «В высоте, оттеняя беспечность лазури, узких кровель причудливо-темная грань» [6, с. 257].
    (check this in PDF content)

  14. Start
    6429
    Prefix
    Горы здесь показаны лишь на заднем фоне, замыкая идиллический локус и служа его границей: «Зеленые горы – кольцом...» [6, с. 257]. В самом же внутреннем пространстве аналогом гор служат дома, устремленные к небу и связанные с мотивом высоты: «В высоте, оттеняя беспечность лазури, узких кровель причудливо-темная грань»
    Exact
    [6, с. 257]
    Suffix
    . Лишь в последнем четверостишии герой-наблюдатель совершает стремительное восхождение, которое открывается риторическим обращением: «Вы бывали ль, принцесса, хоть раз в Гейдельберге?» [6, с. 257].
    (check this in PDF content)

  15. Start
    6614
    Prefix
    В самом же внутреннем пространстве аналогом гор служат дома, устремленные к небу и связанные с мотивом высоты: «В высоте, оттеняя беспечность лазури, узких кровель причудливо-темная грань» [6, с. 257]. Лишь в последнем четверостишии герой-наблюдатель совершает стремительное восхождение, которое открывается риторическим обращением: «Вы бывали ль, принцесса, хоть раз в Гейдельберге?»
    Exact
    [6, с. 257]
    Suffix
    . Упоминание принцессы в контексте Гейдельберга отсылает нас к немецкому горному травелогу – «Путешествию по Гарцу» Г. Гейне. В концовке же произведения С. Черного Гейдельберг растворяется в горном пейзаже: «В горах у обрыва теперь расцветают на липах душистые серьги и пролет голубеет, как райская дверь» [6, с. 257].
    (check this in PDF content)

  16. Start
    6902
    Prefix
    Упоминание принцессы в контексте Гейдельберга отсылает нас к немецкому горному травелогу – «Путешествию по Гарцу» Г. Гейне. В концовке же произведения С. Черного Гейдельберг растворяется в горном пейзаже: «В горах у обрыва теперь расцветают на липах душистые серьги и пролет голубеет, как райская дверь»
    Exact
    [6, с. 257]
    Suffix
    . Тем самым актуализируется мотив восхождения через гору в небеса. Причем потустороннее пространство лазури представляет собой лишь одну из фаз перехода, ведущего дальше и выше – в рай. С. Черный здесь следует литературной традиции, в которой «...гора аккумулирует свою изначальную семантику места общения с Богом, символа трансцендентности, предела восхождения, духовного возвышения» [5, с.
    (check this in PDF content)

  17. Start
    7267
    Prefix
    Черный здесь следует литературной традиции, в которой «...гора аккумулирует свою изначальную семантику места общения с Богом, символа трансцендентности, предела восхождения, духовного возвышения»
    Exact
    [5, с. 89]
    Suffix
    . Сходное описание идиллического городского пространства мы встречаем в стихотворении «Улица в южно-немецком городе» (что это Гейдельберг, становится ясно из упоминания местной реалии – ресторана «Perkeo»).
    (check this in PDF content)

  18. Start
    7675
    Prefix
    В концовке герой опять-таки покидает пестрый и шумный «дол» с его людской скученностью и обилием звуков: «Свист школьников, хохот и пьяные хоры, звонки, восклицания, топот подков. Довольно! В трамвай – и к подъему на горы»
    Exact
    [6, с. 174]
    Suffix
    . При этом подъем еще более стремителен, чем в предыдущем стихотворении, а сам горный хронотоп фактически не описан, что подчеркивает его авизуальную потусторонность: «О, сила пространства! О, сны облаков!» [6, с. 174].
    (check this in PDF content)

  19. Start
    7878
    Prefix
    При этом подъем еще более стремителен, чем в предыдущем стихотворении, а сам горный хронотоп фактически не описан, что подчеркивает его авизуальную потусторонность: «О, сила пространства! О, сны облаков!»
    Exact
    [6, с. 174]
    Suffix
    . Здесь затянутые облаками горные вершины переходят в онирическое пространство дневной грезы. Причем городской и горный локусы акцентированно разграничены в стихотворении графически – последняя строчка отделена от остальных рядом точек.
    (check this in PDF content)

  20. Start
    8300
    Prefix
    Образ облаков часто встречается в горном тексте. Они представляют собой один из уровней неба, переход к которому совершается при восхождении на гору (пространство-медиатор): «...в небе лениво плывут золотые барашки»
    Exact
    [6, с. 283]
    Suffix
    ; «В высоте застыли облака» [6, с. 307]; «Облаков плывут к вершине караваны...», «Лес растет стеной, взбираясь вверх по кручам, беспокойно порываясь к дальним тучам» [6, с. 275]. В последней цитате из стихотворения С.
    (check this in PDF content)

  21. Start
    8340
    Prefix
    Они представляют собой один из уровней неба, переход к которому совершается при восхождении на гору (пространство-медиатор): «...в небе лениво плывут золотые барашки» [6, с. 283]; «В высоте застыли облака»
    Exact
    [6, с. 307]
    Suffix
    ; «Облаков плывут к вершине караваны...», «Лес растет стеной, взбираясь вверх по кручам, беспокойно порываясь к дальним тучам» [6, с. 275]. В последней цитате из стихотворения С. Черного, как и в произведениях М.
    (check this in PDF content)

  22. Start
    8468
    Prefix
    Они представляют собой один из уровней неба, переход к которому совершается при восхождении на гору (пространство-медиатор): «...в небе лениво плывут золотые барашки» [6, с. 283]; «В высоте застыли облака» [6, с. 307]; «Облаков плывут к вершине караваны...», «Лес растет стеной, взбираясь вверх по кручам, беспокойно порываясь к дальним тучам»
    Exact
    [6, с. 275]
    Suffix
    . В последней цитате из стихотворения С. Черного, как и в произведениях М. Цветаевой, устремленные ввысь деревья «...выполняют функцию перехода из земного мира в небесный», помогая взгляду созерцателястранника в его «восхождении в инобытие» [4, с. 130].
    (check this in PDF content)

  23. Start
    8697
    Prefix
    Черного, как и в произведениях М. Цветаевой, устремленные ввысь деревья «...выполняют функцию перехода из земного мира в небесный», помогая взгляду созерцателястранника в его «восхождении в инобытие»
    Exact
    [4, с. 130]
    Suffix
    . Недаром в описании горного пейзажа подчеркивается мотив его странности, чужеродности привычному миру «дола»: «Как в бёклиновских картинах, краски странны...» [6, с. 274]. Свой аналог облаков есть и в «дольнем» локусе: «...окутанный облаком гари, поезд мчался средь тусклых равнин» [7, с. 82].
    (check this in PDF content)

  24. Start
    8856
    Prefix
    Цветаевой, устремленные ввысь деревья «...выполняют функцию перехода из земного мира в небесный», помогая взгляду созерцателястранника в его «восхождении в инобытие» [4, с. 130]. Недаром в описании горного пейзажа подчеркивается мотив его странности, чужеродности привычному миру «дола»: «Как в бёклиновских картинах, краски странны...»
    Exact
    [6, с. 274]
    Suffix
    . Свой аналог облаков есть и в «дольнем» локусе: «...окутанный облаком гари, поезд мчался средь тусклых равнин» [7, с. 82]. Но если в горах облака подчеркивают высоту-глубину многоярусных прозрачных (открытых взору наблюдателя) небес («Только неба цвет спокойный, густо-синий, ...и прозрачный, и глубокий, ...и далекий» [6, с. 275], то облако гари затуманивает взгляд, скрывает равнинный лок
    (check this in PDF content)

  25. Start
    8969
    Prefix
    Недаром в описании горного пейзажа подчеркивается мотив его странности, чужеродности привычному миру «дола»: «Как в бёклиновских картинах, краски странны...» [6, с. 274]. Свой аналог облаков есть и в «дольнем» локусе: «...окутанный облаком гари, поезд мчался средь тусклых равнин»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    . Но если в горах облака подчеркивают высоту-глубину многоярусных прозрачных (открытых взору наблюдателя) небес («Только неба цвет спокойный, густо-синий, ...и прозрачный, и глубокий, ...и далекий» [6, с. 275], то облако гари затуманивает взгляд, скрывает равнинный локус «мутного Берлина» [7, с. 82].
    (check this in PDF content)

  26. Start
    9164
    Prefix
    Но если в горах облака подчеркивают высоту-глубину многоярусных прозрачных (открытых взору наблюдателя) небес («Только неба цвет спокойный, густо-синий, ...и прозрачный, и глубокий, ...и далекий»
    Exact
    [6, с. 275]
    Suffix
    , то облако гари затуманивает взгляд, скрывает равнинный локус «мутного Берлина» [7, с. 82]. С другой стороны, городское (дольнее) и горное (вершинное) немецкие пространства в поэзии С. Черного могут быть объединены мотивом грезы, видения, сна.
    (check this in PDF content)

  27. Start
    9250
    Prefix
    Но если в горах облака подчеркивают высоту-глубину многоярусных прозрачных (открытых взору наблюдателя) небес («Только неба цвет спокойный, густо-синий, ...и прозрачный, и глубокий, ...и далекий» [6, с. 275], то облако гари затуманивает взгляд, скрывает равнинный локус «мутного Берлина»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    . С другой стороны, городское (дольнее) и горное (вершинное) немецкие пространства в поэзии С. Черного могут быть объединены мотивом грезы, видения, сна. В стихотворении «В полдень тенью и миром полны переулки» визионерский образ райской двери в горном пространстве соответствует более «приземленным» образам погруженного в сонную/пьяную дрему городка: «Жалюзи словно веки на спящих окошках»;
    (check this in PDF content)

  28. Start
    9744
    Prefix
    В стихотворении «В полдень тенью и миром полны переулки» визионерский образ райской двери в горном пространстве соответствует более «приземленным» образам погруженного в сонную/пьяную дрему городка: «Жалюзи словно веки на спящих окошках»; «Корпорант... бормочет в беспомощной схватке с вином»; «Из ворот тянет солодом, влагой и сном»; «Мирно дремлют пузатые низкие башни...»
    Exact
    [6, с. 257]
    Suffix
    . В стихотворении «Улица в южно-немецком городе» сны облаков имеют в земном мире свой аналог: городской «воздух так пьян» [6, с. 173], а «зеленые кадки и пыльные лавры слились и кружатся в ленивых глазах», словно в видении [6, с. 174].
    (check this in PDF content)

  29. Start
    9866
    Prefix
    более «приземленным» образам погруженного в сонную/пьяную дрему городка: «Жалюзи словно веки на спящих окошках»; «Корпорант... бормочет в беспомощной схватке с вином»; «Из ворот тянет солодом, влагой и сном»; «Мирно дремлют пузатые низкие башни...» [6, с. 257]. В стихотворении «Улица в южно-немецком городе» сны облаков имеют в земном мире свой аналог: городской «воздух так пьян»
    Exact
    [6, с. 173]
    Suffix
    , а «зеленые кадки и пыльные лавры слились и кружатся в ленивых глазах», словно в видении [6, с. 174]. Тема лени как состояния некого медитативного созерцания и гармоничного тихого единения человека и природы объединяет целый ряд горных текстов в поэзии С.
    (check this in PDF content)

  30. Start
    9957
    Prefix
    В стихотворении «Улица в южно-немецком городе» сны облаков имеют в земном мире свой аналог: городской «воздух так пьян» [6, с. 173], а «зеленые кадки и пыльные лавры слились и кружатся в ленивых глазах», словно в видении
    Exact
    [6, с. 174]
    Suffix
    . Тема лени как состояния некого медитативного созерцания и гармоничного тихого единения человека и природы объединяет целый ряд горных текстов в поэзии С. Черного: «ленивые глаза» [6, с. 173] наблюдателя («Улица в южно-немецком городке»); «...в небе лениво плывут золотые барашки» [6, с. 283] («Почти перед домом.
    (check this in PDF content)

  31. Start
    10127
    Prefix
    в южно-немецком городе» сны облаков имеют в земном мире свой аналог: городской «воздух так пьян» [6, с. 173], а «зеленые кадки и пыльные лавры слились и кружатся в ленивых глазах», словно в видении [6, с. 174]. Тема лени как состояния некого медитативного созерцания и гармоничного тихого единения человека и природы объединяет целый ряд горных текстов в поэзии С. Черного: «ленивые глаза»
    Exact
    [6, с. 173]
    Suffix
    наблюдателя («Улица в южно-немецком городке»); «...в небе лениво плывут золотые барашки» [6, с. 283] («Почти перед домом...»); «Мягко и лениво смеется в небе белый хоровод...» [6, с. 241] («Как францы гуляют»); «...я лежу ленивей кошки, приникнув к теплому стволу» [7, с. 234] («В саксонских горах»).
    (check this in PDF content)

  32. Start
    10226
    Prefix
    Тема лени как состояния некого медитативного созерцания и гармоничного тихого единения человека и природы объединяет целый ряд горных текстов в поэзии С. Черного: «ленивые глаза» [6, с. 173] наблюдателя («Улица в южно-немецком городке»); «...в небе лениво плывут золотые барашки»
    Exact
    [6, с. 283]
    Suffix
    («Почти перед домом...»); «Мягко и лениво смеется в небе белый хоровод...» [6, с. 241] («Как францы гуляют»); «...я лежу ленивей кошки, приникнув к теплому стволу» [7, с. 234] («В саксонских горах»).
    (check this in PDF content)

  33. Start
    10307
    Prefix
    Черного: «ленивые глаза» [6, с. 173] наблюдателя («Улица в южно-немецком городке»); «...в небе лениво плывут золотые барашки» [6, с. 283] («Почти перед домом...»); «Мягко и лениво смеется в небе белый хоровод...»
    Exact
    [6, с. 241]
    Suffix
    («Как францы гуляют»); «...я лежу ленивей кошки, приникнув к теплому стволу» [7, с. 234] («В саксонских горах»). В последнем случае русский герой, пассивный созерцатель, противопоставляется совершающему восхождение немцу-альпинисту: «Над головою по веревке вползает немец на скалу» [7, с. 234].
    (check this in PDF content)

  34. Start
    10394
    Prefix
    Черного: «ленивые глаза» [6, с. 173] наблюдателя («Улица в южно-немецком городке»); «...в небе лениво плывут золотые барашки» [6, с. 283] («Почти перед домом...»); «Мягко и лениво смеется в небе белый хоровод...» [6, с. 241] («Как францы гуляют»); «...я лежу ленивей кошки, приникнув к теплому стволу»
    Exact
    [7, с. 234]
    Suffix
    («В саксонских горах»). В последнем случае русский герой, пассивный созерцатель, противопоставляется совершающему восхождение немцу-альпинисту: «Над головою по веревке вползает немец на скалу» [7, с. 234].
    (check this in PDF content)

  35. Start
    10588
    Prefix
    6, с. 283] («Почти перед домом...»); «Мягко и лениво смеется в небе белый хоровод...» [6, с. 241] («Как францы гуляют»); «...я лежу ленивей кошки, приникнув к теплому стволу» [7, с. 234] («В саксонских горах»). В последнем случае русский герой, пассивный созерцатель, противопоставляется совершающему восхождение немцу-альпинисту: «Над головою по веревке вползает немец на скалу»
    Exact
    [7, с. 234]
    Suffix
    . Эта лень – своего рода отсылка к идиллии правремени – мифологического «золотого века», который не знал ни смерти, ни тяжкого труда. Концом восхождения здесь может быть «тихая вершина» [6, с. 283], где можно посидеть, перевести дух, позабыть про хлопоты дола («Газета под мышкой – не знаю, прочту ли хоть строчку» [6, с. 283]) и любоваться открывающейся взору панорамой мира внизу, кото
    (check this in PDF content)

  36. Start
    10851
    Prefix
    В последнем случае русский герой, пассивный созерцатель, противопоставляется совершающему восхождение немцу-альпинисту: «Над головою по веревке вползает немец на скалу» [7, с. 234]. Эта лень – своего рода отсылка к идиллии правремени – мифологического «золотого века», который не знал ни смерти, ни тяжкого труда. Концом восхождения здесь может быть «тихая вершина»
    Exact
    [6, с. 283]
    Suffix
    , где можно посидеть, перевести дух, позабыть про хлопоты дола («Газета под мышкой – не знаю, прочту ли хоть строчку» [6, с. 283]) и любоваться открывающейся взору панорамой мира внизу, который с этой перспективы представляется маленьким, игрушечным («Дома как игрушки» [6, с. 283]).
    (check this in PDF content)

  37. Start
    10972
    Prefix
    Эта лень – своего рода отсылка к идиллии правремени – мифологического «золотого века», который не знал ни смерти, ни тяжкого труда. Концом восхождения здесь может быть «тихая вершина» [6, с. 283], где можно посидеть, перевести дух, позабыть про хлопоты дола («Газета под мышкой – не знаю, прочту ли хоть строчку»
    Exact
    [6, с. 283]
    Suffix
    ) и любоваться открывающейся взору панорамой мира внизу, который с этой перспективы представляется маленьким, игрушечным («Дома как игрушки» [6, с. 283]). Впрочем, в стихотворении «В саксонских горах» к мотиву блаженной лени примешиваются элегические ноты.
    (check this in PDF content)

  38. Start
    11116
    Prefix
    Концом восхождения здесь может быть «тихая вершина» [6, с. 283], где можно посидеть, перевести дух, позабыть про хлопоты дола («Газета под мышкой – не знаю, прочту ли хоть строчку» [6, с. 283]) и любоваться открывающейся взору панорамой мира внизу, который с этой перспективы представляется маленьким, игрушечным («Дома как игрушки»
    Exact
    [6, с. 283]
    Suffix
    ). Впрочем, в стихотворении «В саксонских горах» к мотиву блаженной лени примешиваются элегические ноты. Этот мотив связывается с темой усталости от жизни и бренности последней. Герой с пафосом высказывает желание: «.
    (check this in PDF content)

  39. Start
    11489
    Prefix
    Герой с пафосом высказывает желание: «...Чтоб равнодушная усталость исчезла, как февральский снег, ...чтоб зачернел над лбом упрямым, как в дни былые, дерзкий чуб, чтоб соловьи любви и гнева слетали вновь с безумных губ...»
    Exact
    [7, с. 234]
    Suffix
    . В духе сентиментального топоса описывается и горный пейзаж: «В груди пушистой желтой ивы поет, срываясь, соловей, и пчелы басом распевают над сладкой дымкою ветвей» [7, с. 234]. Заметим, однако, что меланхолические настроения относятся в большей мере к эмигрантскому периоду творчества С.
    (check this in PDF content)

  40. Start
    11651
    Prefix
    высказывает желание: «...Чтоб равнодушная усталость исчезла, как февральский снег, ...чтоб зачернел над лбом упрямым, как в дни былые, дерзкий чуб, чтоб соловьи любви и гнева слетали вновь с безумных губ...» [7, с. 234]. В духе сентиментального топоса описывается и горный пейзаж: «В груди пушистой желтой ивы поет, срываясь, соловей, и пчелы басом распевают над сладкой дымкою ветвей»
    Exact
    [7, с. 234]
    Suffix
    . Заметим, однако, что меланхолические настроения относятся в большей мере к эмигрантскому периоду творчества С. Черного. В целом пафосность ему не свойственна, например, он позволяет себе «озорничать», вводя в эстетическое описание гор далеко не возвышенные образы: «Дилижанс ползет, как клоп.
    (check this in PDF content)

  41. Start
    11966
    Prefix
    В целом пафосность ему не свойственна, например, он позволяет себе «озорничать», вводя в эстетическое описание гор далеко не возвышенные образы: «Дилижанс ползет, как клоп...»; «Снег в горах, как клок белья»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    . Лирический же герой стихотворения «В саксонских горах» ведет себя как типичный персонаж горного текста: с одной стороны, проявляет естественность (недаром уподобляется кошке), чувствительность и способность «восторгаться красотами натуры» в духе Руссо, а с другой – выступает как «...философ, ...ищущий смысла человеческого бытия, стремящийся соотнести временное с вечным, природное с че
    (check this in PDF content)

  42. Start
    12353
    Prefix
    же герой стихотворения «В саксонских горах» ведет себя как типичный персонаж горного текста: с одной стороны, проявляет естественность (недаром уподобляется кошке), чувствительность и способность «восторгаться красотами натуры» в духе Руссо, а с другой – выступает как «...философ, ...ищущий смысла человеческого бытия, стремящийся соотнести временное с вечным, природное с человеческим»
    Exact
    [5, с. 89]
    Suffix
    : «Ах, если б Ты, вернувший силы поникшей иве, мхам средь скал, весною снова человека рукою щедрой обновлял...» [7, с. 234]. В горном локусе актуализируется и связь с божественным, обращение к Творцу.
    (check this in PDF content)

  43. Start
    12465
    Prefix
    (недаром уподобляется кошке), чувствительность и способность «восторгаться красотами натуры» в духе Руссо, а с другой – выступает как «...философ, ...ищущий смысла человеческого бытия, стремящийся соотнести временное с вечным, природное с человеческим» [5, с. 89]: «Ах, если б Ты, вернувший силы поникшей иве, мхам средь скал, весною снова человека рукою щедрой обновлял...»
    Exact
    [7, с. 234]
    Suffix
    . В горном локусе актуализируется и связь с божественным, обращение к Творцу. При этом горы обозначаются как сакральное пространство посредством сравнения с убором священника: «Горы – пепельные митры...» [6, с. 256].
    (check this in PDF content)

  44. Start
    12661
    Prefix
    В горном локусе актуализируется и связь с божественным, обращение к Творцу. При этом горы обозначаются как сакральное пространство посредством сравнения с убором священника: «Горы – пепельные митры...»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    . Запах цветущих лип уподобляется аромату применяющегося в богослужении ладана: «Томится сладкий ладан липы...» [6, с. 248]. Горная природа становится в сентименталистском ключе храмом. Сам же путешественник по горам сравнивается с пророком: «Плащ – и в путь!
    (check this in PDF content)

  45. Start
    12775
    Prefix
    При этом горы обозначаются как сакральное пространство посредством сравнения с убором священника: «Горы – пепельные митры...» [6, с. 256]. Запах цветущих лип уподобляется аромату применяющегося в богослужении ладана: «Томится сладкий ладан липы...»
    Exact
    [6, с. 248]
    Suffix
    . Горная природа становится в сентименталистском ключе храмом. Сам же путешественник по горам сравнивается с пророком: «Плащ – и в путь! Пешком честнее: как библейский Илия...» [6, с. 256]. В горных текстах С.
    (check this in PDF content)

  46. Start
    12951
    Prefix
    Запах цветущих лип уподобляется аромату применяющегося в богослужении ладана: «Томится сладкий ладан липы...» [6, с. 248]. Горная природа становится в сентименталистском ключе храмом. Сам же путешественник по горам сравнивается с пророком: «Плащ – и в путь! Пешком честнее: как библейский Илия...»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    . В горных текстах С. Черного мы сталкиваемся, однако, не только с тихой радостью или элегической грустью пассивного созерцателя, но и «эмоциональным подъемом, восторгом», которые «неизменно сопровождают тему гор в русской литературе» [5, с. 86], например: «Опять сияет в горной чаще расцветший радостью апрель!» [7, с. 234].
    (check this in PDF content)

  47. Start
    13177
    Prefix
    Черного мы сталкиваемся, однако, не только с тихой радостью или элегической грустью пассивного созерцателя, но и «эмоциональным подъемом, восторгом», которые «неизменно сопровождают тему гор в русской литературе»
    Exact
    [5, с. 86]
    Suffix
    , например: «Опять сияет в горной чаще расцветший радостью апрель!» [7, с. 234]. Часто этот эмоциональный подъем увязывается с фактическим подъемом, т. е. активным приближением к горе. «В подобном случае внешняя точка наблюдения превращается в непрерывный и напряженный образный путь, ленту условно телеологических калейдоскопических ландшафтов, долженствующих обосновать именно это высокое
    (check this in PDF content)

  48. Start
    13249
    Prefix
    Черного мы сталкиваемся, однако, не только с тихой радостью или элегической грустью пассивного созерцателя, но и «эмоциональным подъемом, восторгом», которые «неизменно сопровождают тему гор в русской литературе» [5, с. 86], например: «Опять сияет в горной чаще расцветший радостью апрель!»
    Exact
    [7, с. 234]
    Suffix
    . Часто этот эмоциональный подъем увязывается с фактическим подъемом, т. е. активным приближением к горе. «В подобном случае внешняя точка наблюдения превращается в непрерывный и напряженный образный путь, ленту условно телеологических калейдоскопических ландшафтов, долженствующих обосновать именно это высокое пространство и «увенчаться» им» [2, с. 159].
    (check this in PDF content)

  49. Start
    13576
    Prefix
    «В подобном случае внешняя точка наблюдения превращается в непрерывный и напряженный образный путь, ленту условно телеологических калейдоскопических ландшафтов, долженствующих обосновать именно это высокое пространство и «увенчаться» им»
    Exact
    [2, с. 159]
    Suffix
    . Горное восхождение в стихотворениях С. Черного означает радость бытия и приносит мир в душу героя: «...Тропинка в зеленые горы... радует взоры» [6, с. 282]; «Кто сегодня всех добрее? Я!» [6, с. 256].
    (check this in PDF content)

  50. Start
    13719
    Prefix
    случае внешняя точка наблюдения превращается в непрерывный и напряженный образный путь, ленту условно телеологических калейдоскопических ландшафтов, долженствующих обосновать именно это высокое пространство и «увенчаться» им» [2, с. 159]. Горное восхождение в стихотворениях С. Черного означает радость бытия и приносит мир в душу героя: «...Тропинка в зеленые горы... радует взоры»
    Exact
    [6, с. 282]
    Suffix
    ; «Кто сегодня всех добрее? Я!» [6, с. 256]. Радость созерцания идиллической красоты, испытываемая героем-путешественником, сходна что в горах, что в городе. Если в последнем наблюдатель радовался ярким витринам, то в горном ландшафте он любуется «далью – цветистее палитры» [6, с. 256].
    (check this in PDF content)

  51. Start
    13761
    Prefix
    в непрерывный и напряженный образный путь, ленту условно телеологических калейдоскопических ландшафтов, долженствующих обосновать именно это высокое пространство и «увенчаться» им» [2, с. 159]. Горное восхождение в стихотворениях С. Черного означает радость бытия и приносит мир в душу героя: «...Тропинка в зеленые горы... радует взоры» [6, с. 282]; «Кто сегодня всех добрее? Я!»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    . Радость созерцания идиллической красоты, испытываемая героем-путешественником, сходна что в горах, что в городе. Если в последнем наблюдатель радовался ярким витринам, то в горном ландшафте он любуется «далью – цветистее палитры» [6, с. 256].
    (check this in PDF content)

  52. Start
    13987
    Prefix
    Радость созерцания идиллической красоты, испытываемая героем-путешественником, сходна что в горах, что в городе. Если в последнем наблюдатель радовался ярким витринам, то в горном ландшафте он любуется «далью – цветистее палитры»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    . В стихотворении «Дамоклов меч» в рамках горного локуса встречается мотив опьянения, знакомый уже нам по городскому пространству: «Под пышной липой так тепло мне смотреть, пьянясь...»; «Лесного матового скрипа напьюсь...» [6, с. 248].
    (check this in PDF content)

  53. Start
    14203
    Prefix
    В стихотворении «Дамоклов меч» в рамках горного локуса встречается мотив опьянения, знакомый уже нам по городскому пространству: «Под пышной липой так тепло мне смотреть, пьянясь...»; «Лесного матового скрипа напьюсь...»
    Exact
    [6, с. 248]
    Suffix
    . Общим местом таких описаний выступает водный поток: «У ног ручей клокочет гулко...» [6, с. 248]; «Далеко внизу бурлит река» [6, с. 307]. Также звук текущей воды уподобляется звучанию инструментов: «Словно звон бессонной цитры, в глубине поет поток» [6, с. 256]; «И в реке словно отзвуки арфы тугой» [6, с. 257].
    (check this in PDF content)

  54. Start
    14293
    Prefix
    В стихотворении «Дамоклов меч» в рамках горного локуса встречается мотив опьянения, знакомый уже нам по городскому пространству: «Под пышной липой так тепло мне смотреть, пьянясь...»; «Лесного матового скрипа напьюсь...» [6, с. 248]. Общим местом таких описаний выступает водный поток: «У ног ручей клокочет гулко...»
    Exact
    [6, с. 248]
    Suffix
    ; «Далеко внизу бурлит река» [6, с. 307]. Также звук текущей воды уподобляется звучанию инструментов: «Словно звон бессонной цитры, в глубине поет поток» [6, с. 256]; «И в реке словно отзвуки арфы тугой» [6, с. 257].
    (check this in PDF content)

  55. Start
    14333
    Prefix
    В стихотворении «Дамоклов меч» в рамках горного локуса встречается мотив опьянения, знакомый уже нам по городскому пространству: «Под пышной липой так тепло мне смотреть, пьянясь...»; «Лесного матового скрипа напьюсь...» [6, с. 248]. Общим местом таких описаний выступает водный поток: «У ног ручей клокочет гулко...» [6, с. 248]; «Далеко внизу бурлит река»
    Exact
    [6, с. 307]
    Suffix
    . Также звук текущей воды уподобляется звучанию инструментов: «Словно звон бессонной цитры, в глубине поет поток» [6, с. 256]; «И в реке словно отзвуки арфы тугой» [6, с. 257]. Природные объекты в горных текстах С.
    (check this in PDF content)

  56. Start
    14449
    Prefix
    Общим местом таких описаний выступает водный поток: «У ног ручей клокочет гулко...» [6, с. 248]; «Далеко внизу бурлит река» [6, с. 307]. Также звук текущей воды уподобляется звучанию инструментов: «Словно звон бессонной цитры, в глубине поет поток»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    ; «И в реке словно отзвуки арфы тугой» [6, с. 257]. Природные объекты в горных текстах С. Черного одушевляются: «Пел ручей на семьсот голосов...» [7, с. 82]; «поет поток», «сбоку вьется ветер хитрый» [6, с. 256]; «присело небо на обрыв» [6, с. 248].
    (check this in PDF content)

  57. Start
    14496
    Prefix
    Общим местом таких описаний выступает водный поток: «У ног ручей клокочет гулко...» [6, с. 248]; «Далеко внизу бурлит река» [6, с. 307]. Также звук текущей воды уподобляется звучанию инструментов: «Словно звон бессонной цитры, в глубине поет поток» [6, с. 256]; «И в реке словно отзвуки арфы тугой»
    Exact
    [6, с. 257]
    Suffix
    . Природные объекты в горных текстах С. Черного одушевляются: «Пел ручей на семьсот голосов...» [7, с. 82]; «поет поток», «сбоку вьется ветер хитрый» [6, с. 256]; «присело небо на обрыв» [6, с. 248].
    (check this in PDF content)

  58. Start
    14595
    Prefix
    Также звук текущей воды уподобляется звучанию инструментов: «Словно звон бессонной цитры, в глубине поет поток» [6, с. 256]; «И в реке словно отзвуки арфы тугой» [6, с. 257]. Природные объекты в горных текстах С. Черного одушевляются: «Пел ручей на семьсот голосов...»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    ; «поет поток», «сбоку вьется ветер хитрый» [6, с. 256]; «присело небо на обрыв» [6, с. 248]. Кроме того, природное сливается со сказочным: «две козы с глазами феи» [6, с. 256]. Другим вариантом горного идиллического пространства является элегический локус, в рамках которого происходит частичное примирение героя с бренностью жизни.
    (check this in PDF content)

  59. Start
    14647
    Prefix
    Также звук текущей воды уподобляется звучанию инструментов: «Словно звон бессонной цитры, в глубине поет поток» [6, с. 256]; «И в реке словно отзвуки арфы тугой» [6, с. 257]. Природные объекты в горных текстах С. Черного одушевляются: «Пел ручей на семьсот голосов...» [7, с. 82]; «поет поток», «сбоку вьется ветер хитрый»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    ; «присело небо на обрыв» [6, с. 248]. Кроме того, природное сливается со сказочным: «две козы с глазами феи» [6, с. 256]. Другим вариантом горного идиллического пространства является элегический локус, в рамках которого происходит частичное примирение героя с бренностью жизни.
    (check this in PDF content)

  60. Start
    14683
    Prefix
    Также звук текущей воды уподобляется звучанию инструментов: «Словно звон бессонной цитры, в глубине поет поток» [6, с. 256]; «И в реке словно отзвуки арфы тугой» [6, с. 257]. Природные объекты в горных текстах С. Черного одушевляются: «Пел ручей на семьсот голосов...» [7, с. 82]; «поет поток», «сбоку вьется ветер хитрый» [6, с. 256]; «присело небо на обрыв»
    Exact
    [6, с. 248]
    Suffix
    . Кроме того, природное сливается со сказочным: «две козы с глазами феи» [6, с. 256]. Другим вариантом горного идиллического пространства является элегический локус, в рамках которого происходит частичное примирение героя с бренностью жизни.
    (check this in PDF content)

  61. Start
    14762
    Prefix
    Черного одушевляются: «Пел ручей на семьсот голосов...» [7, с. 82]; «поет поток», «сбоку вьется ветер хитрый» [6, с. 256]; «присело небо на обрыв» [6, с. 248]. Кроме того, природное сливается со сказочным: «две козы с глазами феи»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    . Другим вариантом горного идиллического пространства является элегический локус, в рамках которого происходит частичное примирение героя с бренностью жизни. Дело в том, что «...горы инициируют мысли о смерти у всех авторов горного текста» [5, с. 90].
    (check this in PDF content)

  62. Start
    14991
    Prefix
    Другим вариантом горного идиллического пространства является элегический локус, в рамках которого происходит частичное примирение героя с бренностью жизни. Дело в том, что «...горы инициируют мысли о смерти у всех авторов горного текста»
    Exact
    [5, с. 90]
    Suffix
    . У С. Черного тема смерти реализуется в стихотворении «В Тироле», где описывается горное кладбище. В этом локусе мотивы жизни и смерти тесно переплетены. Он, по своей сути, в большей степени природен, чем создан людьми: «Над кладбищенской оградой вьются осы.
    (check this in PDF content)

  63. Start
    15263
    Prefix
    Черного тема смерти реализуется в стихотворении «В Тироле», где описывается горное кладбище. В этом локусе мотивы жизни и смерти тесно переплетены. Он, по своей сути, в большей степени природен, чем создан людьми: «Над кладбищенской оградой вьются осы... По бокам – зеленые откосы»
    Exact
    [6, с. 307]
    Suffix
    . Поэтому смерть здесь выступает в смягченной форме вечного сна: «Крепко спят под мшистыми камнями кости местных честных мясников» [6, с. 307]. Созерцаемая героем-странником картина статична, что подчеркивается образом застывших в высоте облаков.
    (check this in PDF content)

  64. Start
    15391
    Prefix
    Он, по своей сути, в большей степени природен, чем создан людьми: «Над кладбищенской оградой вьются осы... По бокам – зеленые откосы» [6, с. 307]. Поэтому смерть здесь выступает в смягченной форме вечного сна: «Крепко спят под мшистыми камнями кости местных честных мясников»
    Exact
    [6, с. 307]
    Suffix
    . Созерцаемая героем-странником картина статична, что подчеркивается образом застывших в высоте облаков. В тот же вечный покой погружена и мнимая подруга лирического героя («Вы не слышите? Вы спите?» [6, с. 308]).
    (check this in PDF content)

  65. Start
    15583
    Prefix
    Созерцаемая героем-странником картина статична, что подчеркивается образом застывших в высоте облаков. В тот же вечный покой погружена и мнимая подруга лирического героя («Вы не слышите? Вы спите?»
    Exact
    [6, с. 308]
    Suffix
    ). Ее фотография на могильной плите есть также ахронная фиксация одного счастливого мгновения («...Замер в рамке смех лукавых уст...» [6, с. 308]), остановленного, словно по желанию гетевского Фауста.
    (check this in PDF content)

  66. Start
    15713
    Prefix
    В тот же вечный покой погружена и мнимая подруга лирического героя («Вы не слышите? Вы спите?» [6, с. 308]). Ее фотография на могильной плите есть также ахронная фиксация одного счастливого мгновения («...Замер в рамке смех лукавых уст...»
    Exact
    [6, с. 308]
    Suffix
    ), остановленного, словно по желанию гетевского Фауста. В целом, образ безвременно погибшей возлюбленной («Вы смеялись только двадцать лет?» [6, с. 308]) типичен для элегической кладбищенской поэзии.
    (check this in PDF content)

  67. Start
    15855
    Prefix
    Ее фотография на могильной плите есть также ахронная фиксация одного счастливого мгновения («...Замер в рамке смех лукавых уст...» [6, с. 308]), остановленного, словно по желанию гетевского Фауста. В целом, образ безвременно погибшей возлюбленной («Вы смеялись только двадцать лет?»
    Exact
    [6, с. 308]
    Suffix
    ) типичен для элегической кладбищенской поэзии. Но в данном случае герой – «кочующий поэт» [6, с. 308] не знал девушку, пока та была жива. Их знакомство происходит в онирическом пространстве несбыточной мечты, в которое оборачивается горный локус: «Здесь в горах мы были б славной парой...» [6, с. 308].
    (check this in PDF content)

  68. Start
    15948
    Prefix
    Ее фотография на могильной плите есть также ахронная фиксация одного счастливого мгновения («...Замер в рамке смех лукавых уст...» [6, с. 308]), остановленного, словно по желанию гетевского Фауста. В целом, образ безвременно погибшей возлюбленной («Вы смеялись только двадцать лет?» [6, с. 308]) типичен для элегической кладбищенской поэзии. Но в данном случае герой – «кочующий поэт»
    Exact
    [6, с. 308]
    Suffix
    не знал девушку, пока та была жива. Их знакомство происходит в онирическом пространстве несбыточной мечты, в которое оборачивается горный локус: «Здесь в горах мы были б славной парой...» [6, с. 308].
    (check this in PDF content)

  69. Start
    16125
    Prefix
    Но в данном случае герой – «кочующий поэт» [6, с. 308] не знал девушку, пока та была жива. Их знакомство происходит в онирическом пространстве несбыточной мечты, в которое оборачивается горный локус: «Здесь в горах мы были б славной парой...»
    Exact
    [6, с. 308]
    Suffix
    . Парадоксальным образом медиативное пространство позволяет страннику обрести приют на кладбище, а иностранцу почувствовать себя своим среди чужих мертвецов, преодолеть собственную чужеродность немецкому хронотопу: «...старух с поблекших фотографий принимаю в сердце, как своих», «Я, как друг, сижу укрыт ветвями...» [6, с. 307], «Вас Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2
    (check this in PDF content)

  70. Start
    16427
    Prefix
    Парадоксальным образом медиативное пространство позволяет страннику обрести приют на кладбище, а иностранцу почувствовать себя своим среди чужих мертвецов, преодолеть собственную чужеродность немецкому хронотопу: «...старух с поблекших фотографий принимаю в сердце, как своих», «Я, как друг, сижу укрыт ветвями...»
    Exact
    [6, с. 307]
    Suffix
    , «Вас Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ при жизни звали, друг мой, Кларой?» [6, с. 308]. Это в целом согласуется с традицией, связывающей горный локус с пространством смерти.
    (check this in PDF content)

  71. Start
    16558
    Prefix
    страннику обрести приют на кладбище, а иностранцу почувствовать себя своим среди чужих мертвецов, преодолеть собственную чужеродность немецкому хронотопу: «...старух с поблекших фотографий принимаю в сердце, как своих», «Я, как друг, сижу укрыт ветвями...» [6, с. 307], «Вас Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ при жизни звали, друг мой, Кларой?»
    Exact
    [6, с. 308]
    Suffix
    . Это в целом согласуется с традицией, связывающей горный локус с пространством смерти. Так, у М. Цветаевой «могила поэта, место его последнего упокоения, находится именно на вершине горы» [4, с. 133].
    (check this in PDF content)

  72. Start
    16740
    Prefix
    , как своих», «Я, как друг, сижу укрыт ветвями...» [6, с. 307], «Вас Вестник Кемеровского государственного университета 2015 No 2 (62) Т. 4 ФИЛОЛОГИЯ при жизни звали, друг мой, Кларой?» [6, с. 308]. Это в целом согласуется с традицией, связывающей горный локус с пространством смерти. Так, у М. Цветаевой «могила поэта, место его последнего упокоения, находится именно на вершине горы»
    Exact
    [4, с. 133]
    Suffix
    . Попутно отметим также примечательный факт, что А. С. Иванов переносит данную связь гор и смерти из художественной реальности на биографию С. Черного, который скончался, обретя после долгих эмигрантских скитаний свой дом на вершине холма: «.
    (check this in PDF content)

  73. Start
    17132
    Prefix
    Черного, который скончался, обретя после долгих эмигрантских скитаний свой дом на вершине холма: «...Настоящая фамилия Саши Черного – Гликберг, что означает «счастливая гора». ...в конце пути была «гора», показавшаяся поэту счастливой и в земле которой он навеки успокоился»
    Exact
    [3, с. 22]
    Suffix
    . Между тем восхождение как путь между долом и вершиной может иметь несколько вариантов. Так, в стихотворении «В пути» лирический герой путешествует по горам, чтобы вечером обрести пристанище с пресловутыми «вином и котлетами».
    (check this in PDF content)

  74. Start
    17523
    Prefix
    Это типажное идиллическое немецкое пространство: «Дом над лугом. ... Стол под липой с жирной кошкой, шницель с жареной картошкой, – пиво с пеной через край, и постель с цветной дорожкой, рай!»
    Exact
    [6, с. 256]
    Suffix
    . Здесь актуализируется уже упоминаемая нами тема перехода в сакральное пространство – только рай оказывается в более земной форме: не недоступная райская дверь, а житейская гармония и покой, в которые окунается поэт-странник.
    (check this in PDF content)

  75. Start
    17951
    Prefix
    Однако вторжение «дола» в горное пространство «вершины» может быть и гораздо более грубым. В стихотворении «Как францы гуляют» изображаются недалекие немецкие филистеры, взбирающиеся на гору «гигиеническим, упорно мерным шагом»
    Exact
    [6, с. 240]
    Suffix
    . Это движение имеет механическую природу, а сами немцы уподобляются либо животным («немецкие быки» [Там же], «раскрахмеленные лангусты» [6, с. 241]), либо неживым объектам («почтенные комоды», «десятков семь орущих, красных булок» [6, с. 241]).
    (check this in PDF content)

  76. Start
    18093
    Prefix
    В стихотворении «Как францы гуляют» изображаются недалекие немецкие филистеры, взбирающиеся на гору «гигиеническим, упорно мерным шагом» [6, с. 240]. Это движение имеет механическую природу, а сами немцы уподобляются либо животным («немецкие быки» [Там же], «раскрахмеленные лангусты»
    Exact
    [6, с. 241]
    Suffix
    ), либо неживым объектам («почтенные комоды», «десятков семь орущих, красных булок» [6, с. 241]). Апофеозом вторжения «дола» становятся ждущие филистеров на горе «двадцать бочек пива и с колбасой и хлебом – пять подвод» [6, с. 241].
    (check this in PDF content)

  77. Start
    18188
    Prefix
    Это движение имеет механическую природу, а сами немцы уподобляются либо животным («немецкие быки» [Там же], «раскрахмеленные лангусты» [6, с. 241]), либо неживым объектам («почтенные комоды», «десятков семь орущих, красных булок»
    Exact
    [6, с. 241]
    Suffix
    ). Апофеозом вторжения «дола» становятся ждущие филистеров на горе «двадцать бочек пива и с колбасой и хлебом – пять подвод» [6, с. 241]. Идиллия здесь превращается в псевдоидиллию. Одушевленная природа здесь противопоставлена человеческому началу: хоровод облаков смеется в вышине над глупыми людьми, а «деревья ропщут».
    (check this in PDF content)

  78. Start
    18313
    Prefix
    Это движение имеет механическую природу, а сами немцы уподобляются либо животным («немецкие быки» [Там же], «раскрахмеленные лангусты» [6, с. 241]), либо неживым объектам («почтенные комоды», «десятков семь орущих, красных булок» [6, с. 241]). Апофеозом вторжения «дола» становятся ждущие филистеров на горе «двадцать бочек пива и с колбасой и хлебом – пять подвод»
    Exact
    [6, с. 241]
    Suffix
    . Идиллия здесь превращается в псевдоидиллию. Одушевленная природа здесь противопоставлена человеческому началу: хоровод облаков смеется в вышине над глупыми людьми, а «деревья ропщут». Последнее заключает в себе ироническую двусмысленность: деревья то ли издают неясный шум, то ли высказывают свое недовольство вторгшимися обывателями.
    (check this in PDF content)

  79. Start
    18947
    Prefix
    Так, в стихотворении «Дамоклов меч» горная вершина с цветущими липами и свищущими птицами является пространственной противоположностью связанного с цивилизацией «дола», у которого, словно у хищника, есть «пасть», где «краснеют пятна черепиц»
    Exact
    [6, с. 248]
    Suffix
    . Эта пасть аналогична рукотворной пропасти каменоломни: «Рудой гранит каменоломни раскрыл изломы и зубцы» [6, с. 248]. Если принять в расчет, что вершина соответствует сакральному локусу, то дол, где находится пансион фрейлейн Тиц, есть его противоположность.
    (check this in PDF content)

  80. Start
    19055
    Prefix
    Так, в стихотворении «Дамоклов меч» горная вершина с цветущими липами и свищущими птицами является пространственной противоположностью связанного с цивилизацией «дола», у которого, словно у хищника, есть «пасть», где «краснеют пятна черепиц» [6, с. 248]. Эта пасть аналогична рукотворной пропасти каменоломни: «Рудой гранит каменоломни раскрыл изломы и зубцы»
    Exact
    [6, с. 248]
    Suffix
    . Если принять в расчет, что вершина соответствует сакральному локусу, то дол, где находится пансион фрейлейн Тиц, есть его противоположность. Немецкий регулирующий пространственный низ не отпускает свою жертву, заставляя лирического героя возвращаться с высот духа к физиологическим потребностям брюха, ко все тем же «котлетам»: «Спеши, брат, вниз!
    (check this in PDF content)

  81. Start
    19447
    Prefix
    Немецкий регулирующий пространственный низ не отпускает свою жертву, заставляя лирического героя возвращаться с высот духа к физиологическим потребностям брюха, ко все тем же «котлетам»: «Спеши, брат, вниз! Чрез час обед. На две минуты опоздаешь – ни габерсупа, ни котлет!»
    Exact
    [6, с. 249]
    Suffix
    . В шутливо-смягченной форме «пасть дола» провоцирует падение персонажа в бездну быта. Псевдоидиллический образ пансиона ярко раскрывается в стихотворении «Kinderbalsam». Расположенный «высоко над Гейдельбергом» «тихий горный пансион» [6, с. 238] на первый взгляд представляет собой сакральное пространство.
    (check this in PDF content)

  82. Start
    19682
    Prefix
    В шутливо-смягченной форме «пасть дола» провоцирует падение персонажа в бездну быта. Псевдоидиллический образ пансиона ярко раскрывается в стихотворении «Kinderbalsam». Расположенный «высоко над Гейдельбергом» «тихий горный пансион»
    Exact
    [6, с. 238]
    Suffix
    на первый взгляд представляет собой сакральное пространство. В соответствии с духом монастырской аскезы в этом месте борются с излишествами: «С «Голубым крестом» в союзе здесь воюют с алкоголем...» [6, с. 238].
    (check this in PDF content)

  83. Start
    19873
    Prefix
    Расположенный «высоко над Гейдельбергом» «тихий горный пансион» [6, с. 238] на первый взгляд представляет собой сакральное пространство. В соответствии с духом монастырской аскезы в этом месте борются с излишествами: «С «Голубым крестом» в союзе здесь воюют с алкоголем...»
    Exact
    [6, с. 238]
    Suffix
    . Но эта святость является видимостью и лицемерием с точки зрения лирического героя. Хозяева и их служанки «мучат господа псалмами», «бога обижают сквернопением в стихах», также здесь сначала «умильно» кормят кроликов, а потом без всякой жалости режут их за занавеской [6, с. 238].
    (check this in PDF content)

  84. Start
    20130
    Prefix
    Но эта святость является видимостью и лицемерием с точки зрения лирического героя. Хозяева и их служанки «мучат господа псалмами», «бога обижают сквернопением в стихах», также здесь сначала «умильно» кормят кроликов, а потом без всякой жалости режут их за занавеской
    Exact
    [6, с. 238]
    Suffix
    . Описание еды в пансионе напоминает об умерщвлении плоти: «Суп с крыжовником ужасен, вермишель с сиропом – тоже, но чернила с рыбьим жиром всех напитков их вкусней!» [6, с. 238]. Ирония обращает образы в их противоположности.
    (check this in PDF content)

  85. Start
    20293
    Prefix
    Хозяева и их служанки «мучат господа псалмами», «бога обижают сквернопением в стихах», также здесь сначала «умильно» кормят кроликов, а потом без всякой жалости режут их за занавеской [6, с. 238]. Описание еды в пансионе напоминает об умерщвлении плоти: «Суп с крыжовником ужасен, вермишель с сиропом – тоже, но чернила с рыбьим жиром всех напитков их вкусней!»
    Exact
    [6, с. 238]
    Suffix
    . Ирония обращает образы в их противоположности. Сакральное становится инфернальным, и обстановка пансиона начинает напоминать об адских муках: «На листах вдоль стен столовой пламенеют почки пьяниц, и сердца их и печенки...» [6, с. 238].
    (check this in PDF content)

  86. Start
    20506
    Prefix
    Ирония обращает образы в их противоположности. Сакральное становится инфернальным, и обстановка пансиона начинает напоминать об адских муках: «На листах вдоль стен столовой пламенеют почки пьяниц, и сердца их и печенки...»
    Exact
    [6, с. 238]
    Suffix
    . Если в других стихотворениях С. Черного пиво выступает как атрибут филистера, то в данном произведении по контрасту с трезвой и пресной атмосферой пансиона оно получает положительную характеристику.
    (check this in PDF content)

  87. Start
    20780
    Prefix
    Черного пиво выступает как атрибут филистера, то в данном произведении по контрасту с трезвой и пресной атмосферой пансиона оно получает положительную характеристику. Герой иногда покидает горную псевдоидиллию и спускается в город, «надуваясь бодрым пивом»
    Exact
    [6, с. 239]
    Suffix
    . Зато безалкогольный напиток из овса и ячменя, которым потчуют постояльцев пансиона, называется «кощунственным отваром» [6, с. 239]. В соответствии с инвертированной логикой, ад и рай меняются местами: «...когда на райских клумбах подают такую гадость, – лучше жидкое железо пить с блудницами в аду!» [6, с. 239].
    (check this in PDF content)

  88. Start
    20905
    Prefix
    Герой иногда покидает горную псевдоидиллию и спускается в город, «надуваясь бодрым пивом» [6, с. 239]. Зато безалкогольный напиток из овса и ячменя, которым потчуют постояльцев пансиона, называется «кощунственным отваром»
    Exact
    [6, с. 239]
    Suffix
    . В соответствии с инвертированной логикой, ад и рай меняются местами: «...когда на райских клумбах подают такую гадость, – лучше жидкое железо пить с блудницами в аду!» [6, с. 239]. Ироническому переосмыслению в рамках данного горного текста подвергается и образ святого.
    (check this in PDF content)

  89. Start
    21068
    Prefix
    Зато безалкогольный напиток из овса и ячменя, которым потчуют постояльцев пансиона, называется «кощунственным отваром» [6, с. 239]. В соответствии с инвертированной логикой, ад и рай меняются местами: «...когда на райских клумбах подают такую гадость, – лучше жидкое железо пить с блудницами в аду!»
    Exact
    [6, с. 239]
    Suffix
    . Ироническому переосмыслению в рамках данного горного текста подвергается и образ святого. Герой признается, что живет, «как институтка, благородно и легко» [6, с. 238] или «как римский папа, свято, праздно и легко», и, вообще, сравнивает себя с ангелом» [6, с. 239], но в то же время разоблачает себя, рассказывая, что ведет такую безгрешную жизнь не из-за духовного рвения, а «ради дешевизны»
    (check this in PDF content)

  90. Start
    21224
    Prefix
    В соответствии с инвертированной логикой, ад и рай меняются местами: «...когда на райских клумбах подают такую гадость, – лучше жидкое железо пить с блудницами в аду!» [6, с. 239]. Ироническому переосмыслению в рамках данного горного текста подвергается и образ святого. Герой признается, что живет, «как институтка, благородно и легко»
    Exact
    [6, с. 238]
    Suffix
    или «как римский папа, свято, праздно и легко», и, вообще, сравнивает себя с ангелом» [6, с. 239], но в то же время разоблачает себя, рассказывая, что ведет такую безгрешную жизнь не из-за духовного рвения, а «ради дешевизны» [6, с. 238] пансиона.
    (check this in PDF content)

  91. Start
    21316
    Prefix
    Ироническому переосмыслению в рамках данного горного текста подвергается и образ святого. Герой признается, что живет, «как институтка, благородно и легко» [6, с. 238] или «как римский папа, свято, праздно и легко», и, вообще, сравнивает себя с ангелом»
    Exact
    [6, с. 239]
    Suffix
    , но в то же время разоблачает себя, рассказывая, что ведет такую безгрешную жизнь не из-за духовного рвения, а «ради дешевизны» [6, с. 238] пансиона. В конце стихотворения пародийная сакральность горного локуса достигает предела, и русский герой, своего рода святой поневоле, отпускает все грехи всем живым существам без разбора: «всем друзьям и незнакомым, мошкам, птичкам и собачкам» [6, с.
    (check this in PDF content)

  92. Start
    21443
    Prefix
    Герой признается, что живет, «как институтка, благородно и легко» [6, с. 238] или «как римский папа, свято, праздно и легко», и, вообще, сравнивает себя с ангелом» [6, с. 239], но в то же время разоблачает себя, рассказывая, что ведет такую безгрешную жизнь не из-за духовного рвения, а «ради дешевизны»
    Exact
    [6, с. 238]
    Suffix
    пансиона. В конце стихотворения пародийная сакральность горного локуса достигает предела, и русский герой, своего рода святой поневоле, отпускает все грехи всем живым существам без разбора: «всем друзьям и незнакомым, мошкам, птичкам и собачкам» [6, с. 239].
    (check this in PDF content)

  93. Start
    21679
    Prefix
    В конце стихотворения пародийная сакральность горного локуса достигает предела, и русский герой, своего рода святой поневоле, отпускает все грехи всем живым существам без разбора: «всем друзьям и незнакомым, мошкам, птичкам и собачкам»
    Exact
    [6, с. 239]
    Suffix
    . Описание еще одного «тихого» пансиона в горах дается в стихотворении «В саксонской Швейцарии». Здесь наблюдается трехчленное деление пространства по вертикали. Дол представлен локусом с мортальными и инфернальными характеристиками: «тусклыми равнинами» и «плоскими далями», которые «очертели» героям-путешественникам [7, с. 82].
    (check this in PDF content)

  94. Start
    21990
    Prefix
    Здесь наблюдается трехчленное деление пространства по вертикали. Дол представлен локусом с мортальными и инфернальными характеристиками: «тусклыми равнинами» и «плоскими далями», которые «очертели» героям-путешественникам
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    . Промежуточным пунктом является отель «Zur Mühle» в «тихой Шмильке», «деревушке средь складок двух гор» [7, с. 82]. Это амбивалентный локус. В его описании присутствуют иронически обыгранные мотивы смерти (хозяйка отеля – «женский труп, украшенье «Zur Mühle»» [7, с. 83]), холода и неуюта, связанные с внешним пространством («Под перину прокрался мороз!
    (check this in PDF content)

  95. Start
    22101
    Prefix
    Дол представлен локусом с мортальными и инфернальными характеристиками: «тусклыми равнинами» и «плоскими далями», которые «очертели» героям-путешественникам [7, с. 82]. Промежуточным пунктом является отель «Zur Mühle» в «тихой Шмильке», «деревушке средь складок двух гор»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    . Это амбивалентный локус. В его описании присутствуют иронически обыгранные мотивы смерти (хозяйка отеля – «женский труп, украшенье «Zur Mühle»» [7, с. 83]), холода и неуюта, связанные с внешним пространством («Под перину прокрался мороз!
    (check this in PDF content)

  96. Start
    22337
    Prefix
    Промежуточным пунктом является отель «Zur Mühle» в «тихой Шмильке», «деревушке средь складок двух гор» [7, с. 82]. Это амбивалентный локус. В его описании присутствуют иронически обыгранные мотивы смерти (хозяйка отеля – «женский труп, украшенье «Zur Mühle»»
    Exact
    [7, с. 83]
    Suffix
    ), холода и неуюта, связанные с внешним пространством («Под перину прокрался мороз! ... Коченели бездомные пятки, примерзали к подушкам виски...» [7, с. 82]. Но есть и гротескно преувеличенные идиллические черты: поющий «на семьсот голосов» ручей; сверкающая, «как солнце в июле», печь, «бутербродов бугор» [7, с. 82] (последний образ есть в то же время преуменьшенный аналог горы).
    (check this in PDF content)

  97. Start
    22487
    Prefix
    В его описании присутствуют иронически обыгранные мотивы смерти (хозяйка отеля – «женский труп, украшенье «Zur Mühle»» [7, с. 83]), холода и неуюта, связанные с внешним пространством («Под перину прокрался мороз! ... Коченели бездомные пятки, примерзали к подушкам виски...»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    . Но есть и гротескно преувеличенные идиллические черты: поющий «на семьсот голосов» ручей; сверкающая, «как солнце в июле», печь, «бутербродов бугор» [7, с. 82] (последний образ есть в то же время преуменьшенный аналог горы).
    (check this in PDF content)

  98. Start
    22643
    Prefix
    Коченели бездомные пятки, примерзали к подушкам виски...» [7, с. 82]. Но есть и гротескно преувеличенные идиллические черты: поющий «на семьсот голосов» ручей; сверкающая, «как солнце в июле», печь, «бутербродов бугор»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    (последний образ есть в то же время преуменьшенный аналог горы). Об уютности этого локуса, его принадлежности к внутреннему пространству свидетельствует также образ кукующего из часов домового. Наконец, верхний ярус в этом горном тексте – это собственно вершины, переходящие в небесную бесконечность: «Даль уходит в провал бледно-синий...» [7, с. 83].
    (check this in PDF content)

  99. Start
    22962
    Prefix
    Об уютности этого локуса, его принадлежности к внутреннему пространству свидетельствует также образ кукующего из часов домового. Наконец, верхний ярус в этом горном тексте – это собственно вершины, переходящие в небесную бесконечность: «Даль уходит в провал бледно-синий...»
    Exact
    [7, с. 83]
    Suffix
    . Здесь, как и в стихотворении «Осень в горах», актуализируется мотив горного леса-медиатора между землей и небом: «...к небу тянется хвойная рать...» [7, с. 82]. Это пространство свободно от присутствия человека: «Только елка трясется на дерне, только эхо грохочет вверху...» [7, с. 82].
    (check this in PDF content)

  100. Start
    23109
    Prefix
    Наконец, верхний ярус в этом горном тексте – это собственно вершины, переходящие в небесную бесконечность: «Даль уходит в провал бледно-синий...» [7, с. 83]. Здесь, как и в стихотворении «Осень в горах», актуализируется мотив горного леса-медиатора между землей и небом: «...к небу тянется хвойная рать...»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    . Это пространство свободно от присутствия человека: «Только елка трясется на дерне, только эхо грохочет вверху...» [7, с. 82]. Ощущение свободы дополняется широтой грандиозной панорамы, открывающейся по мере восхождения: «За холмами сквозят города, ...над грядою взбегает гряда.
    (check this in PDF content)

  101. Start
    23226
    Prefix
    Здесь, как и в стихотворении «Осень в горах», актуализируется мотив горного леса-медиатора между землей и небом: «...к небу тянется хвойная рать...» [7, с. 82]. Это пространство свободно от присутствия человека: «Только елка трясется на дерне, только эхо грохочет вверху...»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    . Ощущение свободы дополняется широтой грандиозной панорамы, открывающейся по мере восхождения: «За холмами сквозят города, ...над грядою взбегает гряда. В глубине – хвост извилистой Эльбы и козлов одичалых гурьба...» [7, с. 83].
    (check this in PDF content)

  102. Start
    23439
    Prefix
    Ощущение свободы дополняется широтой грандиозной панорамы, открывающейся по мере восхождения: «За холмами сквозят города, ...над грядою взбегает гряда. В глубине – хвост извилистой Эльбы и козлов одичалых гурьба...»
    Exact
    [7, с. 83]
    Suffix
    . При этом пространство открывается взгляду созерцателя не только вверх, в небо, но и вниз, в глубину гор: «Вниз сбегают зубцами провалы...» [7, с. 82]. Еще один традиционный мотив горного текста, встречающийся в этом стихотворении, – это мотив радости бытия, охватывающей героя: «Ах, как сладко дышать на вершине!» [7, с. 83].
    (check this in PDF content)

  103. Start
    23579
    Prefix
    В глубине – хвост извилистой Эльбы и козлов одичалых гурьба...» [7, с. 83]. При этом пространство открывается взгляду созерцателя не только вверх, в небо, но и вниз, в глубину гор: «Вниз сбегают зубцами провалы...»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    . Еще один традиционный мотив горного текста, встречающийся в этом стихотворении, – это мотив радости бытия, охватывающей героя: «Ах, как сладко дышать на вершине!» [7, с. 83]. Сентименталистский дух, пронизывающий горный текст, проявляется в использовании междометия «ах» в искреннем восклицании героя.
    (check this in PDF content)

  104. Start
    23743
    Prefix
    При этом пространство открывается взгляду созерцателя не только вверх, в небо, но и вниз, в глубину гор: «Вниз сбегают зубцами провалы...» [7, с. 82]. Еще один традиционный мотив горного текста, встречающийся в этом стихотворении, – это мотив радости бытия, охватывающей героя: «Ах, как сладко дышать на вершине!»
    Exact
    [7, с. 83]
    Suffix
    . Сентименталистский дух, пронизывающий горный текст, проявляется в использовании междометия «ах» в искреннем восклицании героя. Заметим, что ироничной, далекой от пафоса манере поэта такое обычно не свойственно, но в горных текстах, посвященных Германии, междометие встречается дважды: «Ах, если б Ты, вернувший силы поникшей иве...» [7, с. 234].
    (check this in PDF content)

  105. Start
    24067
    Prefix
    Заметим, что ироничной, далекой от пафоса манере поэта такое обычно не свойственно, но в горных текстах, посвященных Германии, междометие встречается дважды: «Ах, если б Ты, вернувший силы поникшей иве...»
    Exact
    [7, с. 234]
    Suffix
    . В рамках сентименталистского топоса также акцентируется дикость естественного пейзажа: «каменный бунт» [7, с. 82] скал, «козлов одичалых гурьба» [7, с. 83]. В этом буйстве стихийных сил данный пейзаж сродни описанию пространства из стихотворения «Осень в горах».
    (check this in PDF content)

  106. Start
    24180
    Prefix
    Заметим, что ироничной, далекой от пафоса манере поэта такое обычно не свойственно, но в горных текстах, посвященных Германии, междометие встречается дважды: «Ах, если б Ты, вернувший силы поникшей иве...» [7, с. 234]. В рамках сентименталистского топоса также акцентируется дикость естественного пейзажа: «каменный бунт»
    Exact
    [7, с. 82]
    Suffix
    скал, «козлов одичалых гурьба» [7, с. 83]. В этом буйстве стихийных сил данный пейзаж сродни описанию пространства из стихотворения «Осень в горах». Но там горный локус еще более фантасмагоричен, напоминая, скорее, романтический: «мрачные ели», «фантастический беспорядок перспектив» [6, с. 274], «дикий танец» красок, «нестройная вакханалия» [6, с. 275].
    (check this in PDF content)

  107. Start
    24223
    Prefix
    Заметим, что ироничной, далекой от пафоса манере поэта такое обычно не свойственно, но в горных текстах, посвященных Германии, междометие встречается дважды: «Ах, если б Ты, вернувший силы поникшей иве...» [7, с. 234]. В рамках сентименталистского топоса также акцентируется дикость естественного пейзажа: «каменный бунт» [7, с. 82] скал, «козлов одичалых гурьба»
    Exact
    [7, с. 83]
    Suffix
    . В этом буйстве стихийных сил данный пейзаж сродни описанию пространства из стихотворения «Осень в горах». Но там горный локус еще более фантасмагоричен, напоминая, скорее, романтический: «мрачные ели», «фантастический беспорядок перспектив» [6, с. 274], «дикий танец» красок, «нестройная вакханалия» [6, с. 275].
    (check this in PDF content)

  108. Start
    24459
    Prefix
    В этом буйстве стихийных сил данный пейзаж сродни описанию пространства из стихотворения «Осень в горах». Но там горный локус еще более фантасмагоричен, напоминая, скорее, романтический: «мрачные ели», «фантастический беспорядок перспектив»
    Exact
    [6, с. 274]
    Suffix
    , «дикий танец» красок, «нестройная вакханалия» [6, с. 275]. В стихотворении «В саксонской Швейцарии» вершина антагонистична долу. Находящимся в горах героям хочется «пальнуть в цель» [7, с. 83], равнинный локус.
    (check this in PDF content)

  109. Start
    24520
    Prefix
    Но там горный локус еще более фантасмагоричен, напоминая, скорее, романтический: «мрачные ели», «фантастический беспорядок перспектив» [6, с. 274], «дикий танец» красок, «нестройная вакханалия»
    Exact
    [6, с. 275]
    Suffix
    . В стихотворении «В саксонской Швейцарии» вершина антагонистична долу. Находящимся в горах героям хочется «пальнуть в цель» [7, с. 83], равнинный локус. Но в конце концов им, «плененным берлинской столицей» [7, с. 83], приходится вернуться, как спускается в «пасть дола» герой «Дамоклова меча».
    (check this in PDF content)

  110. Start
    24646
    Prefix
    Но там горный локус еще более фантасмагоричен, напоминая, скорее, романтический: «мрачные ели», «фантастический беспорядок перспектив» [6, с. 274], «дикий танец» красок, «нестройная вакханалия» [6, с. 275]. В стихотворении «В саксонской Швейцарии» вершина антагонистична долу. Находящимся в горах героям хочется «пальнуть в цель»
    Exact
    [7, с. 83]
    Suffix
    , равнинный локус. Но в конце концов им, «плененным берлинской столицей» [7, с. 83], приходится вернуться, как спускается в «пасть дола» герой «Дамоклова меча». Итак, горное немецкое пространство в поэзии С.
    (check this in PDF content)

  111. Start
    24727
    Prefix
    В стихотворении «В саксонской Швейцарии» вершина антагонистична долу. Находящимся в горах героям хочется «пальнуть в цель» [7, с. 83], равнинный локус. Но в конце концов им, «плененным берлинской столицей»
    Exact
    [7, с. 83]
    Suffix
    , приходится вернуться, как спускается в «пасть дола» герой «Дамоклова меча». Итак, горное немецкое пространство в поэзии С. Черного, как правило, идиллично. Его описание тесно связано с сентименталистским топосом и маркируется мотивами природности, высоты, свободы, радости, сакральности, одиночества.
    (check this in PDF content)