The 11 references with contexts in paper Nadezhda Radina K., Alexandra Nikitina A., Надежда Радина Константиновна, Александра Никитина Александровна (2011) “Образцы мягкой патриархатной мужественности: современные старшеклассники и герои русских народных сказок // The Models of Soft Patriarchal Manhood: Modern Senior Pupils and Heroes of the Russian National Fairy Tales” / spz:neicon:bibliotekovedenie:y:2011:i:3:p:67-72

1
Безручка // Сказки рус. народа. — М.: Евроросс, 1992. — С. 237—247.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=14578
    Prefix
    А службы не забывает» [6, с. 140]. «В ту пору началась война с неприятелем, и у безрукой жены взяли мужа на военную службу. Вот уходит он на войну и просит отца: “Батюшка, не оставь жену мою! Она родить должна»
    Exact
    [1, с. 241]
    Suffix
    . Однако, как и в случае современных Иванушек, Иван из русской народной сказки недоминантен и принимает инициативу женщин: «Боролись с утра до вечера — красна солнышка до закату. У Ивана-царевича резва ножка подвернулась, упал он на сыру землю.

  2. In-text reference with the coordinate start=16031
    Prefix
    на помощь, заботу, жалость к другому, и даже на любовь-жалость, что традиционно расценивается как «женские способности»: «Упал Иван-царевич на самое взморье, опамятовался и видит под старым дубом у моря птенцы пищат — бьет их непогода. Иван-царевич снял с себя кафтан и птенцов покрыл» [11, с. 163]. «Подошел он сам к этой девице, смотрит — а она безрукая. И еще более полюбил ее молодец»
    Exact
    [1, с. 240]
    Suffix
    . В русских народных сказках герой может быть откровенно слабым, что, однако, не мешает ему сопротивляться, не сдаваться, добиваться своего: «Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича: “Ведь я ж говорил, что тебе не видать Марьи Моревны, как ушей своих!

2
Дикман Х. Сказание и иносказание. Юнгианский анализ волшебных сказок / Х. Дикман. — СПб.: Гуманитар. агентство «Академ. проект», 2000. — 304 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3170
    Prefix
    Современные исследования относят книги к агентам социализации, поскольку при помощи чтения человек «входит в культуру», понимает, какие события могут с ним произойти и как придется решать те или иные задачи
    Exact
    [2, 9 и др.]
    Suffix
    . Иные ученые видят настолько жесткую связь между культурой, ее усвоением и психическим здоровьем человека, что буквально ограничивают в лечебных целях круг возможного чтения, особенно когда речь заходит о детях: «Анализ преобладающего содержания информационной, особенно компьютерной и ТВ-среды, в которую погружены современные дети, позволяет предположить, что данная среда может «отрывать» их о

3
Иван Бесталанный и Елена Премудрая // Сказки рус. народа. — М.: Евроросс, 1992. — С. 261—270.
Total in-text references: 3
  1. In-text reference with the coordinate start=15557
    Prefix
    — Зачем явился?” “Аль ты не жена мне больше?” “А исполни, что я велю! Укройся от меня где хочешь, хоть на краю света, чтоб я тебя не нашла”. “Дозволь, — попросил Иван, — до утра на соломе поспать и хлеба твоего покушать, а утром я исполню твое желание”»
    Exact
    [3, с. 266]
    Suffix
    . Кроме того герой, как отмечала и профессор Н.Л. Пушкарева, ориентирован на помощь, заботу, жалость к другому, и даже на любовь-жалость, что традиционно расценивается как «женские способности»: «Упал Иван-царевич на самое взморье, опамятовался и видит под старым дубом у моря птенцы пищат — бьет их непогода.

  2. In-text reference with the coordinate start=16827
    Prefix
    “Спасибо тебе, — говорит, — сынок. В платье заветном прелесть — была, в книге — мудрость, а в зер72 БВ БВ Человек читающий кальце — вся видимость мира Все я ей собрал, а того не положил, что в тебе было, — главного таланту”»
    Exact
    [3, с. 270]
    Suffix
    . «Мягкая патриархатность» российских мужчин становится основой «гендерного баланса», неконфликтного взаимодействия с сильными и находчивыми российскими женщинами: «”Обожди меня, матушка, — сказал Иван, — Может, я хлеба тебе принесу”.

  3. In-text reference with the coordinate start=17250
    Prefix
    » российских мужчин становится основой «гендерного баланса», неконфликтного взаимодействия с сильными и находчивыми российскими женщинами: «”Обожди меня, матушка, — сказал Иван, — Может, я хлеба тебе принесу”. — “Да уж где тебе, — ответила мать, — где тебе, бесталанному, — хлеба взять! Невесту бы где сыскал себе, — глядь, при жене-то, коли разумница окажется, всегда с хлебом будешь”»
    Exact
    [3, с. 262]
    Suffix
    . «Андрей лег спать, а Марья-царевна пошла на кузницу и велела кузнецам сковать три колпака железных. Утром рано Марья-царевна разбудила Андрея, научила его, как и что делать, и отпустила в дорогу» [6, с. 144].

4
Марья Моревна // Сказки рус. народа. — М.: Евроросс, 1992. — С. 166—174.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=16404
    Prefix
    В русских народных сказках герой может быть откровенно слабым, что, однако, не мешает ему сопротивляться, не сдаваться, добиваться своего: «Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича: “Ведь я ж говорил, что тебе не видать Марьи Моревны, как ушей своих!» Отнял ее и унес к себе. Остался Иван-царевич один, поплакал-поплакал и опять воротился за Марьей Моревною»
    Exact
    [4, с. 170]
    Suffix
    . Несамостоятельность героя, зависимость от партнерши в русской народной сказке не осуждается, а верность и доброта оцениваются выше мудрости и умений: «Обнял его старик и простил. “Спасибо тебе, — говорит, — сынок.

5
Пезешкиан Н. Торговец и попугай. Восточные истории и психотерапия: пер. с нем. / Н. Пезешкиан; общ. ред. А.Б. Брушлинского и А.З. Шапиро, предисл. А.В. Брушлинского, коммент. А.З. Шапиро. — М.: Прогресс, 1992. — 240 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2957
    Prefix
    — Режим доступа: http:// brsbs.ru Иллюстративный материал предоставлен автором статьи. 68 БВ БВ Человек читающий Воздействие словом, чтение сказок для воспитательного воздействия на протяжении многих веков используется в человеческой культуре
    Exact
    [5]
    Suffix
    . Современные исследования относят книги к агентам социализации, поскольку при помощи чтения человек «входит в культуру», понимает, какие события могут с ним произойти и как придется решать те или иные задачи [2, 9 и др.

6
Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что // Сказки рус. народа. — М.: Евроросс, 1992. — С. 139—153.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=14383
    Prefix
    Если проанализировать табл.2, мы увидим не очень приспособленных юношей недоминантного склада, ведомых и не очень удовлетворенных собой, готовых к компромиссу и сотрудничеству. Действительно, герои русских народных сказок в целом разделяют патриархатный уклад: «Женился Андрей-стрелок на Марье-царевне и живет с молодой женой — потешается. А службы не забывает»
    Exact
    [6, с. 140]
    Suffix
    . «В ту пору началась война с неприятелем, и у безрукой жены взяли мужа на военную службу. Вот уходит он на войну и просит отца: “Батюшка, не оставь жену мою! Она родить должна» [1, с. 241].

  2. In-text reference with the coordinate start=17459
    Prefix
    Невесту бы где сыскал себе, — глядь, при жене-то, коли разумница окажется, всегда с хлебом будешь”» [3, с. 262]. «Андрей лег спать, а Марья-царевна пошла на кузницу и велела кузнецам сковать три колпака железных. Утром рано Марья-царевна разбудила Андрея, научила его, как и что делать, и отпустила в дорогу»
    Exact
    [6, с. 144]
    Suffix
    . Таким образом, «немужественные герои» русских народных сказок представляют инвариант российской негегемонной (мягко-патриархатной) мужественности, что можно обоснованно утверждать, опираясь на результаты данного психологического исследования.

7
Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки / В.Я. Пропп. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1986. — 368 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=17834
    Prefix
    Таким образом, «немужественные герои» русских народных сказок представляют инвариант российской негегемонной (мягко-патриархатной) мужественности, что можно обоснованно утверждать, опираясь на результаты данного психологического исследования. Перипетии взаимодействий сказочных героев, во многом отражающие социальную организацию общества на время своего рождения
    Exact
    [7]
    Suffix
    , созвучные и нашим современникам, наталкивают на предположение о непринципиальных трансформациях основных социальных структур и сценариев в российской многовековой истории. Кроме того, проведенное исследование дает основания рекомендовать традиционное чтение русских народных сказок современным мальчикам.

8
Пушкарева Н.Л. «Странные мужчины» в русской национальной традиции [Электронный ресурс] / Н.Л. Пушкарева. — Режим доступа: http://www.astrasong. ru/index.php/science/article/348/
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=4081
    Prefix
    В центре внимания некоторых исследователей находится психологическое значение текста, они пытаются определить связь фольклорных текстов, народных сказок и т. п. с «народной психологией». Так, в статье профессора Н.Л. Пушкаревой, известного специалиста в области российской истории, анализируется нестандартная, «немужественная мужественность» русских народных сказок
    Exact
    [8]
    Suffix
    . «Немужественные» герои (Емеля, Иванушка-дурачок, Иван-царевич и др.), добиваются успеха и становятся победителями не в силу «мужских достоинств», а напротив, благодаря мягкости, добросердечию, заботе, терпению, состраданию и т. п., то есть качествам, традиционно расцениваемым как «женские».

  2. In-text reference with the coordinate start=5027
    Prefix
    Вероятно, ответ на вопрос об “умных девах” русских сказок надо искать во всей десятивековой истории русских женщин, которая заметно отлична от европейской. В силу распространенности образов “сильных женщин” в произведениях русского фольклора вполне разумно видеть и их корреляты— образы слабых или кажущихся слабыми мужчин»
    Exact
    [8]
    Suffix
    . Н.Л. Пушкарева, принимая «архетипическое» значение сказок для определения «национального характера», настаивает на необходимости признания российской непатриархатной мужественности как условия «гендерного баланса» в отношениях между полами.

10
Радина Н.К. Социальная психология мужественности / Н.К. Радина, А.А. Никитина. — М.: БОРГЕС, 2011. — В печати.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=5643
    Prefix
    Тем не менее, на вопрос, насколько распространены в настоящее время «немужественные» российские мужчины, насколько герои сказок созвучны нашим современникам, до последнего времени не удавалось ответить определенно из-за ограничений используемого исследовательского инструмента. Создавая опросник «Изучение развития мужской идентичности (ИРМИ «Я и другие мужчины»)
    Exact
    [10]
    Suffix
    , мы, безусловно, не ставили перед собой цели выяснить, насколько реальны в настоящее время сказочные Иван-царевич на Сером Волке. Художник В.М. Васнецов, 1889 г. Патриархатные варианты Гибридные варианты Альтернативные варианты 12,5 6,5 23,5 11,5 7,5 16 22,5 42,51938,5 Таблица 1 Варианты развития мужской идент

  2. In-text reference with the coordinate start=8460
    Prefix
    Мещеркиной, Н.А. Нечаевой и др.). Благодаря эмпирическим исследованиям, мы также идентифицировали гибридную форму, соединяющую противоречивые требования к проявлениям мужественности
    Exact
    [10]
    Suffix
    . Следует отметить, что первый является самым демократичным из патриархатных типов, а второй — проявлением самого высокого уровня неподверженности стереотипным гендерным ролям и моделям поведения.

11
Сказка о молодильных яблоках и живой воде // Сказки рус. народа. — М.: Евроросс, 1992. — С. 154—165.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=15092
    Prefix
    Девица Синеглазка стала коленкой на его белу грудь и вытаскивает кинжалище булатный — пороть ему белу грудь. Иван-царевич и говорит ей: “Не губи ты меня, девица Синеглазка, лучше возьми за белые руки, подними со сырой земли, поцелуй в уста сахарные”»
    Exact
    [11, с. 162]
    Suffix
    . «Пришел Иван к Елене Премудрой. А Елена сидит в своей царской горнице, и платье на ней одето отцовское, в которое она самовольно в амбаре оболоклась. “Что тебе надобно? — спросила Елена Премудрая.

  2. In-text reference with the coordinate start=15929
    Prefix
    Пушкарева, ориентирован на помощь, заботу, жалость к другому, и даже на любовь-жалость, что традиционно расценивается как «женские способности»: «Упал Иван-царевич на самое взморье, опамятовался и видит под старым дубом у моря птенцы пищат — бьет их непогода. Иван-царевич снял с себя кафтан и птенцов покрыл»
    Exact
    [11, с. 163]
    Suffix
    . «Подошел он сам к этой девице, смотрит — а она безрукая. И еще более полюбил ее молодец» [1, с. 240]. В русских народных сказках герой может быть откровенно слабым, что, однако, не мешает ему сопротивляться, не сдаваться, добиваться своего: «Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича: “Ведь я ж говорил, что тебе не видать Марьи Моревны, как ушей своих!

12
Сухарев А.В. Этнофункциональный подход в воспитании и психопрофилактике / А.В. Сухарева [и др.] // Психол. журн. — 2003. — Т. 24, No5. — С. 68—80. Иллюстративный материал предоставлен авторами статьи.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3684
    Prefix
    , что буквально ограничивают в лечебных целях круг возможного чтения, особенно когда речь заходит о детях: «Анализ преобладающего содержания информационной, особенно компьютерной и ТВ-среды, в которую погружены современные дети, позволяет предположить, что данная среда может «отрывать» их от реальной жизни, выхолащивать эмоциональное содержание отношений и стать причиной развития аутизма»
    Exact
    [12, с. 69]
    Suffix
    . В центре внимания некоторых исследователей находится психологическое значение текста, они пытаются определить связь фольклорных текстов, народных сказок и т. п. с «народной психологией».