The 12 references with contexts in paper Artemyeva Ekaterina Arkadyevna, Артемьева Екатерина Аркадьевна (2017) “Развитие соцреалистических «тропов» в кинодраматургии начала 1960-х: на материале киносценария Геннадия Шпаликова «Причал» // The development of social-realistic «tropes» in the screenwriting of the early 1960s: based on Gennady Shpalikov’s screenplay «Berth»” / spz:iplus:atid15:462194

1
Баландина Н.П. Город и дом в отечественном и французском кино 1960х / Н.П. Баландина. – М.: Государственный институт искусствознания; Российский государственный гуманитарный университет, 2014. – 257 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=9406
    Prefix
    <...> В финале «Аталанты» Париж разводит героев и возвращает их друг другу с помощью экстравагантного помощника капитана в исполнении Мишеля Симона. «Причал» также заканчивается возвращением Кати на борт, ее примирением со шкипером»
    Exact
    [1, с. 19]
    Suffix
    . Но если Париж Виго враждебен по отношению к героям и даже становится причиной ссоры влюбленных, то Москва Шпаликова не только приветлива, но умеет примирять поссорившихся и соединять с новыми людьми.

2
Гюнтер Х. Архетипы советской культуры // Соцреалистический канон. СПб: Академический проект, 2000. – С. 743–784.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=7606
    Prefix
    Уже этот факт можно засчитать как развитие соцреалистического мифа: по мнению Ханса Гюнтера, давшего характеристику основных положительных героев в соцреалистической культуре, их «в этом отношении всегда отличает подростковость»
    Exact
    [2, c. 749]
    Suffix
    . Но если в сталинский период подростковость означала инфантильность, потому как всегда существовала могучая фигура «отца народов», то в период оттепели она стала ассо циироваться с вхождением в самостоятельную жизнь.

3
Данелия Г.Н. Чито-грито / Г.Н. Данелия. – М.: Эксмо, 2007. – 768 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=11638
    Prefix
    На встрече с интеллигенцией Никита Сергеевич сказал, что фильм «Застава Ильича» (режиссер Хуциев, сценарий Шпаликова) идеологически вредный: «Три парня и девушка шляются по городу и ничего не делают». И в нашем сценарии три парня и девушка. И тоже шляются. И тоже Шпаликов»
    Exact
    [3, с. 212]
    Suffix
    . Улица была для его героев и для него самого «спасением», о чем он неоднократно писал и в стихах: «Садовое кольцо», «Не при нимай во мне участья», «В темноте кто-то ломом колотит», «Ах улицы, единственный приют» и все три первых полнометражных сценария («Причал», «Застава Ильича», «Я шагаю по Москве») объединяет мотив города-дома, родившийся, безусловно, в рамках сталинской соцреалистической кул

4
Добренко Е. Сталинская культура: двадцать лет спустя (обзор) // НЛО. – 2009. – No95. – С. 300–327.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=5323
    Prefix
    Они были описаны в той части советской литературы, которая являлась, по словам Евгения Добренко, «крупнейшей культурно-идеологической институцией по формированию советского воображаемого, кодификации советского языкового поля и артикуляции советских ментальных клише»
    Exact
    [4, с. 310]
    Suffix
    . Оттепельная культура унаследовала эти «клише» и преобразовала их. Цель настоящего исследования – проанализировать киносценарий Геннадия Шпаликова «Причал» как образцовый текст оттепельной эпохи и обнаружить, как сценарист изменил обозначенные знаковые культурные коды сталинской эпохи.

5
Зайцева Л.А. Эволюция образной системы советского фильма 60–80-х гг. / Л.А. Зайцева. – М.: ВГИК, 1991. – 66 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=7391
    Prefix
    То есть, внесоциальная, природная данность, лежащая за пределами классовой принадлежности, определила поведение героя. Она становится ведущим объединяющим признаком большой группы фильмов 60-х годов»
    Exact
    [5, c. 38–39]
    Suffix
    . Уже этот факт можно засчитать как развитие соцреалистического мифа: по мнению Ханса Гюнтера, давшего характеристику основных положительных героев в соцреалистической культуре, их «в этом отношении всегда отличает подростковость» [2, c. 749].

6
Кларк К. Советский роман: История как ритуал / Пер. с англ.; под ред. М.А. Литовской. – Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2002. – 260 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3272
    Prefix
    <...> В послехрущевские времена литература стала более разнообразной в стилевом отношении, но все равно следы соцреалистической традиции легко обнаруживаются даже в «вольной» литературе, опубликованной на Западе или в самиздате»
    Exact
    [6, c. 17]
    Suffix
    . Об этом же, но применительно к советскому кино пишет киновед Евгений Марголит, и на основании данной мысли он делает вывод о том, что советский кинематограф 1920–1960-х годов необходимо рассматривать как единое целое, которому противопоставлено «постсоветское» кино 1970–1980-х: «... с середины 1960-х годов советское кино в целом являет собой своего рода пронзительный прощальный жест.

7
Клейман Н. Другая история советского кино // Киноведческие записки. – 2001. – Вып. 53. – С. 50–57.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=2133
    Prefix
    В разговоре с Наумом Клейманом об этом периоде в истории отечественного кинематографа кинокритик Бернар Эйзеншиц замечает: «В тот период выделяются три сценариста: разумеется, Геннадий Шпаликов, Александр Володин (по сценарию каждого из них был снят фильм) и Владимир Тендряков»
    Exact
    [7, с. 50]
    Suffix
    . Безоговорочную веру в то, что Шпаликов являлся символом эпохи, разделяет и Клейман: «Для моего поколения этот человек был примером свободы от всех штампов и условностей» [там же]. Поэтому, обращаясь к творчеству Шпаликова, невозможно игнорировать культуроведческие, литературоведческие и киноведческие работы, в которых анализируется культура, литература и кинематограф времени оттепели.

8
Марголит Е. Живые и мертвое. Заметки к истории советского кино 1920– 1960-х гг. / Е. Марголит. – М.: Сеанс, 2012. – 560 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=3869
    Prefix
    советский кинематограф 1920–1960-х годов необходимо рассматривать как единое целое, которому противопоставлено «постсоветское» кино 1970–1980-х: «... с середины 1960-х годов советское кино в целом являет собой своего рода пронзительный прощальный жест. <...> В результате, по крайней мере с середины 1970-х годов, кинематограф СССР можно рассматривать не как советский, но как постсоветский»
    Exact
    [8, c. 18]
    Suffix
    . Исследователи сходятся во мнении, что авторы 1960-х годов не отходят от мифов сталинской культуры, а развивают их, находясь в диалоге с ней. В работе с соответствующим названием «Унаследованный дискурс.

9
Прохоров А. Унаследованный дискурс: парадигмы сталинской культуры в литературе и кинематографе «оттепели» / А. Прохоров. – СПб: Академический проект, 2007. – 342 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=13404
    Prefix
    «В нашем городе большом / Каждый ласков с малышом», – поет мама девочке колыбельную в финале «Подкидыша», значит, и в «Причале» за ребенка отцу не стоит волноваться: Москва – это семья. Что касается тропа войны, его преобразование выражается в том, что «в литературе и кинематографе оттепели обычно изображается отрыв человека от Большой семьи»
    Exact
    [9, c. 151]
    Suffix
    . Имеется в виду мотив возвращения солдата с фронта. В творчестве Шпаликова он появляется не только в «Причале»: киносценарий «Застава Ильича» начинается с того, что после хрущевской реформы армии из нее возвращается один из трех главных героев.

  2. In-text reference with the coordinate start=14655
    Prefix
    Но в «Причале» Шпаликов подходит к развитию этой темы совершенно в оттепельном духе, отличном от предыдущего, сталинского периода: «В оттепельных изображениях мужественности чувства берут верх над идеологическим фанатизмом, романтика – над воинской удалью, флирт / любовь – над убийством»
    Exact
    [9, с. 72]
    Suffix
    . Фигуры солдат были необходимы: они – своего рода маркеры, сигналы, указывающие, что тема войны неизменно важна для автора и незримо присутствует даже в столь радостном, мажорном произведении, но теперь они доносят и другую информацию: кровопролитие все же завершилось, и солдатам можно подумать о личном, индивидуальном, домашнем.

10
Уайт Х. Метаистория: Историческое воображение в Европе XIX века / Пер. с англ. под ред. Е.Г. Трубинон и В.В. Харитонова. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2002. – 528 с.
Total in-text references: 1
  1. In-text reference with the coordinate start=4597
    Prefix
    Хейден Уайт в монографии «Метаистория» сравнивает историка с лингвистом, имея в виду, что он «сталкивается с историческим полем во многом тем же образом, каким грамматик может столкнуться с новым языком <...> Проблема историка – в конструировании языкового протокола <...> и на основе этого – в характеристике поля и его элементов»
    Exact
    [10, с. 51]
    Suffix
    . Для Уайта историческая реальность конструируется благодаря оязыковлению, языковому означиванию, наделению смыслом исторических событий (по сути он «литературизирует» историческую науку). «Языковой протокол» формируется благодаря определенным «тропам», и определение основных тропов помогает охарактеризовать главные типы исторического мышления.

11
Шпаликов Г. Я жил как жил / Г. Шпаликов. – М.: Подкова, 1998. – 528 с.
Total in-text references: 2
  1. In-text reference with the coordinate start=6320
    Prefix
    Впоследствии один из режиссеров-постановщиков фильма, Владимир Китайский, погиб, и Шпаликов надеялся, что проект передадут Юлию Файту (из дневниковой записи Шпаликова, сделанной 30 декабря 1960 года и содержащей его пожелания: «Чтобы «Трамвай» 2 категорию и Люка получил бы «Причал»
    Exact
    [11, c. 185]
    Suffix
    ), но этого не случилось. Сценарий так и остался нереализованным, но его полный текст доступен по нескольким изданиям творческого наследия Шпаликова. Центральный персонаж «Причала» – девушка Катя, прибывшая в Москву на барже и потерявшая в большом городе жениха, шкипера этой баржи.

  2. In-text reference with the coordinate start=8833
    Prefix
    Шпаликов не скрывал своей любви к Жану Виго (он посвятил ему свой более поздний сценарий «Долгая счастливая жизнь» и на первой странице написал: «Памяти Жана Виго, моего учителя в кинематографе, да и в жизни»
    Exact
    [11, с. 416]
    Suffix
    ), и на повествование «Причала», безусловно, «Аталанта» оказала сильнейшее влияние: «Сюжет и настроение «Причала» – одного из ранних, неосуществленных на экране сценариев Геннадия Шпаликова, удивительно созвучны великой картине Виго: корабль-дом, ожидание встречи экипажа с большим городом, выход на берег – в другой мир – и долгие скитания по ночным незнакомым улицам, случайная разлука и поиски

12
Шпаликов Г. Я шагаю по Москве. Стихи. Проза. Драматургия. Дневники. Письма / Г. Шпаликов. – М.: Зебра Е, 2017. – 528 с. –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– Артемьева Екатерина Аркадьевна – канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка, русской литературы и журналистики ФГБОУ ВО «Марийский
Total in-text references: 9
  1. In-text reference with the coordinate start=6787
    Prefix
    Действие происходит «на протяжении одной ночи», в течение которой девушка ищет возлюбленного, рассердившегося на нее из-за глупой выходки. Катя совсем юна (когда бывшая жена шкипера спрашивает у него: «Кто у тебя жена?», тот отвечает: «Девочка»
    Exact
    [12, c. 165]
    Suffix
    ), и этот факт соответствует вкусам эпохи: 1960-е актуализирует образ юного героя, делая его центральным положительным персонажем. В значительном числе оттепельных кинопроизведений утвердился тип «молодой герой», объединивший довольно разнохарактерных персонажей: «... критика спонтанно выдвинула их основной типологический признак – возраст, начало вхождения в самостоятельную жизнь.

  2. In-text reference with the coordinate start=8380
    Prefix
    Поэтому желание иметь дом и семью, отраженное в шпаликовском «Причале», – одна из характерных черт нового юного положительного героя этого времени. «Ты уже невеста?» – спрашивает Катю один из встреченных ею той ночью прохожих. Она отвечает: «Две недели, а что? – А долго он за тобой ухаживал? – Две недели»
    Exact
    [12, с. 175]
    Suffix
    . В этом свете стремительность решения о замужестве воспринимается совершенно естественной. Но разумеется, свадебная тема – это еще и шпаликовская апелляция к известной французской картине 1934 года «Аталанта» Жана Виго.

  3. In-text reference with the coordinate start=10338
    Prefix
    Героиня, потерявшаяся в большом, но дружелюбном городе, в течение одного дня попеременно встречает странных персонажей, пытающихся заменить ей семью, а в финале воссоединяется со своим близким человеком. «Действие фильма происходит в Москве на протяжении одной ночи»
    Exact
    [12, с. 155]
    Suffix
    , – так начинается сценарий, и уже это первое предложение делает его «Подкидышем» наоборот: вместо целого дня мы путешествуем с героиней всю ночь. При этом пространство, которое она осваивает за это время, предельно конкретно, а потому воспринимается как безопасное: сценарист называет точные места (набережная Парка культуры и отдыха им.

  4. In-text reference with the coordinate start=10894
    Prefix
    Горького, Малый Каменный мост рядом с кинотеатром «Ударник», Александровский сад, Красная площадь, Мавзолей и др.), а время отмеряют куранты Спасской башни – вместе с героиней мы следим за их боем («Катя сидит на носу баржи, считая удары курантов. Раз, два, три. Всего двенадцать ударов. Полночь»
    Exact
    [12, с. 169]
    Suffix
    , «Два раза бьют куранты» [12, с. 174], «Три раза бьют куранты» [12, с. 176] и т. д.). Героиня путешествует по городу, словно обживая его: за ее точными перемещениями можно следить буквально по часам.

  5. In-text reference with the coordinate start=10927
    Prefix
    Горького, Малый Каменный мост рядом с кинотеатром «Ударник», Александровский сад, Красная площадь, Мавзолей и др.), а время отмеряют куранты Спасской башни – вместе с героиней мы следим за их боем («Катя сидит на носу баржи, считая удары курантов. Раз, два, три. Всего двенадцать ударов. Полночь» [12, с. 169], «Два раза бьют куранты»
    Exact
    [12, с. 174]
    Suffix
    , «Три раза бьют куранты» [12, с. 176] и т. д.). Героиня путешествует по городу, словно обживая его: за ее точными перемещениями можно следить буквально по часам. Такое пространство не может быть враждебно в отличие от Парижа из «Аталанты» Виго.

  6. In-text reference with the coordinate start=10958
    Prefix
    Горького, Малый Каменный мост рядом с кинотеатром «Ударник», Александровский сад, Красная площадь, Мавзолей и др.), а время отмеряют куранты Спасской башни – вместе с героиней мы следим за их боем («Катя сидит на носу баржи, считая удары курантов. Раз, два, три. Всего двенадцать ударов. Полночь» [12, с. 169], «Два раза бьют куранты» [12, с. 174], «Три раза бьют куранты»
    Exact
    [12, с. 176]
    Suffix
    и т. д.). Героиня путешествует по городу, словно обживая его: за ее точными перемещениями можно следить буквально по часам. Такое пространство не может быть враждебно в отличие от Парижа из «Аталанты» Виго.

  7. In-text reference with the coordinate start=12541
    Prefix
    Это укротитель из цирка, которому нужно собрать крупную сумму: героиня советует ему обойти всех жителей Москвы, попросив в каждом доме по рублю, как у членов одной большой семьи, и сама дает ему первый рубль; демобилизованные солдаты, каждому из которых Катя обещает по невесте «Я считаю, что каждый из вас в принципе может жениться на любой девушке мира»
    Exact
    [12, с. 175]
    Suffix
    ; пожилой мужчина, отдавший героине, которую видит впервые, машину и собаку («Разворачивайся и правь за собакой. Она бежит медленно, как раз для шофера любителя. Приведет прямо к дому. Не забудь закрыть машину» [12, с. 179]).

  8. In-text reference with the coordinate start=12733
    Prefix
    дает ему первый рубль; демобилизованные солдаты, каждому из которых Катя обещает по невесте «Я считаю, что каждый из вас в принципе может жениться на любой девушке мира» [12, с. 175]; пожилой мужчина, отдавший героине, которую видит впервые, машину и собаку («Разворачивайся и правь за собакой. Она бежит медленно, как раз для шофера любителя. Приведет прямо к дому. Не забудь закрыть машину»
    Exact
    [12, с. 179]
    Suffix
    ). Наконец, Катя помогает двум влюбленным обрести семейное счастье. Шпаликов показывает Москву огромным домом и тем самым развивает «миф о большой семье», присущий сталинской культуре. Если помнить об образе одомашненном городе, то, пожалуй, самая невероятная сцена «Причала» – когда отец оставляет маленького сына спящим прямо на улице, укрытым только одним пиджаком, и убегает к барже и возлюбленн

  9. In-text reference with the coordinate start=14180
    Prefix
    уязвимом состоянии – во время отбоя, а те, кто не спят, мечтают о возвращении домой: «У меня такое впечатление, что пока мы три года служили, все хорошие девушки стали невестами», – жалуется один из них Кате, но героиня обещает каждому по жене: «Это только кажется. Вы себе даже не представляете, сколько осталось невест. Я считаю, что каждый из вас может жениться на любой девушке мира»
    Exact
    [12, c. 175]
    Suffix
    . Наконец напоследок один из солдат играет на аккордеоне не что иное, как «Свадебный марш» Мендельсона. Тему войны Шпаликов обойти не мог, она была одной из важнейших для авторов его поколения: для многих война является мерилом масштаба личности.